коми Шева

   (0 отзывов)

Gudrid

В народном представлении коми один из видов порчи (tsyködöm) представляется как маленькое мифическое существо – шева («лишинка» в Ижмо-Печорском крае и «iköta» на Удоре и у пермяков).

Слово «шева» трудно этимологизировать в пределах языка коми с каким-либо другим словом. Г. С. Лыткин разлагает это слово на два компонента: [шы]+[ва], где [шы] (по-вотяцки [ше]) – звук, голос, [ва] – вода, то есть «звук воды».

Интересная, но псевдонаучная теория была озвучена в начале XX века А. Сидоровым в книге «Знахарство, колдовство и порча у народа коми». Он объясняет происхождение слова «шева» яфетической теорией, автором которой был Н. Я. Марр, кавказовед, археолог и историк, утверждавшего, что слова всех языков имеют общее происхождение. На основе этой теории А. Сидоров возводит «шева» к грузинскому слову sva – рука и арабскому siwa – положил. «В коми языке этому соответствует sevknity – отмахнуться (рукой).

В таком смысле значение слова «шева» вполне соответствует как самому содержанию поверий о шева, так названиям других видов колдовства», - писал он.

В преставлении коми шева имеют вид либо «маленьких человечков, непременно в рубахе и лакированных ботинках» (проф. А. Грен), либо какого-либо насекомого, червячка или вообще соринки, нитки. Такой вид эти существа принимают для того, чтобы им легче было проникнуть внутрь человека.

«В с. Слобода рассказывают случай, как во время чая прилетела маленькая бабочка из «кывта» (часть избы, где женщины стряпают) и села в чашку одной гостьи. Последняя не посмела попросить переменить чашку, хозяйка же наоборот заставила выпить, в результате у женщины появились признаки порчи» (А. Сидоров).

babochka.jpg.a36a56e9b7ff662cfeaa12e70ce

Но тем не менее, несмотря на лёгкость, с какой шева проникает в человека, она не может поселиться в нём, если тот при приёме пищи заметит соринку или севшее на посуду насекомое и скажет об этом вслух.

Распространяют шеву особые знахари – tsyködtsis,  которые получают этих существ, по мнению одних, от своего хозяина-повелителя, злого духа, вместе с получением колдовской силы. Другие же считают, что tsyködtsis сами создают шева «из брошенной сосновой иглы от печной метлы, из черёмуховых сердцевин, выбрасываемых при выделке тонких связей для крепления кос к рукоятке (kosa sargi), приготовляют шева также из пепла» (А. Сидоров). Маленьких существ колдуны хранят в голбце, хлеву или в берестяных корзиночках (чуманах) – шева-чуман.

Шев, живущих вне тела человека, нужно обязательно часто кормить, и колдуны вынуждены питать их своим телом. «Одну женщину из с. Визинги будто бы выследили, как она, переправившись через реку, снимала с себя в кустах шиповника одежду и здесь кормила шев своим молоком, хранившемся в недоступном месте, – последние в виде червяков свободно ползали по её телу.

Другая молодуха часто спускалась в хлев. Однажды свекровь услыхала, что она там что-то тяжело вздыхала. Потом будто бы оказалось, что молодуха разделась донага и, подпустив к своим грудям ползавших по ней червячков, кормила их собственным молоком. В следующий раз свекровь увидела корзину, в которой в пуховом гнезде шевелились шева в виде червячков, она взяла эту корзину и бросила в печку. Шевы стали гореть с большим треском. В это время прибежала молодуха с поля с криком: «Oj, sottsi! Oj, sottsi! (Горю! Горю!)» (А. Сидоров).

Жизнь tsyködtsis напрямую зависела от сохранности шева-чумана. Если его бросить в печку, то шева сгорят и их хозяин умрёт.

Кроме того, шевы требуют для себя работы, поэтому ночами владелец должен высыпать на пол несколько пудов ржи и приказывать шевам собрать её. Колдуны поэтому стремятся как можно скорее избавиться от своих шев, направляя их другим людям. Часто при этом они пользуются праздниками, когда бдительность у потенциальных жертв снижена и те забывают принять меры предосторожности.

Шева обычно передаётся вместе с лакомством, хлебом, вином или пивом в виде соринки, волосинки или насекомого. В некоторых местах полагают, что часть шевы-ящерицы перетирается и подсыпается к еде в виде порошка.

В других случаях шева расставляется в определённых местах, например, на перекрёстке дорог, где проходит больше людей. Либо кладётся в те места, где часто бывает тот человек, кому она предназначена. Шевы могут долгое время ожидать свою жертву или проделать большой путь, если предназначены тому, кто живёт далеко от колдуна.

yashheritsa.png.cb547aede4e82909807334c1

С получением шевы характер человека меняется. Он начинает проявлять несвойственные ему прихоти в еде, жалуется на боли в различных участках тела. Последнее объясняется тем, что шева путешествует по телу человека, проявляя своё присутствие то болью в сердце, то головной болью. А иногда подкатывает к горлу и начинает душить человека. В этом случае шева может довести человека до смерти. Считается, что со смертью человека умирает и его шева, если она не смогла заблаговременно выйти из тела. Но на Ижме верили, что перед смертью больного та могла выбраться через рот и напасть на другого, поэтому одержимому клали кусочек ладана в рот при смерти, препятствуя выходу шевы. В некоторых местах наоборот, полагали, что шева препятствует смерти больного, и пока она не выйдет из тела, человек будет мучиться, но не умрёт. Поэтому больные могли заранее завещать свою шеву кому-то ещё (Ижма).

Попав в тело человека, шева начинала там расти. Её первоначальное присутствие можно было обнаружить по необычной икоте, одолевшей человека, которую тут же старались напугать. В д. Карийской был известен такой случай: «Муж пришёл с охоты, принёс несколько штук зайцев. Жена сидела на краю печки и сильно икала. Муж взял отрезанную заячью голову и с криком «На, ешь!» неожиданно подскочил к ней. Та опрометью бросилась за трубу с восклицаниями: «Oj, sois, oj, sois! (съел, съел)» Так вскрикнула она раз шесть, а потом уснула. После этого икота никогда больше не обнаруживалась» (А. Сидоров).  На первых порах шеву можно выгнать ещё, вызвав у больного сильную рвоту. Для этого больного поят отваром специальных трав, в частности отваром белены. А кроме того, иными сильнодействующими рвотными средствами, такими как табачная вода, щёлок, олифа, костяным дёгтем, притом для мужчин дёготь добывают из костей быка, а для женщин – коровы.

Если шева не вышла сразу, то позже её не выгнать уже никакими средствами. Через некоторое время она покрывается шерстью и может даже самостоятельно заговорить. Обладает такой способностью не всякая шева, а обладающие голосом владеют им в разной степени. Одни шевы проявляют себя в более безобидной форме, другие бывают буйные («дур-шева»). Заговаривает шева чаще всего во время припадка. У больного при этом совершенно меняется голос, речь иногда становится невнятной, несуразной. Считалось, что шева может не только назвать своего хозяина- tsyködtsis, но и указать место, где находится потерянная вещь или предсказать будущее.

isteriya-1.jpg.7ec1eda81f5d797e2088eb61e

От шева страдают большей частью женщины. Особенно после замужества. Мужчины страдают от шевы реже. В некоторых местах считается, что это оттого, что те умирают, подхватив шева. Ещё реже от шевы страдают дети.

Изъять шеву не всегда по силам даже tsyködtsis, наславших её. Обычно колдуну приходится хорошо выпарить больного в бане, чтобы укротить живущую внутри шеву.

Автор: Gudrid

Изменено пользователем Gudrid



Отзыв пользователя

Нет отзывов для отображения.