Поиски Атлантиды

   (0 отзывов)

Thorfinn

Эту землю искали веками. И находили в самых разных уголках нашей планеты. Приводили доказательства, строили теории, которые потом рассыпались в прах…

Ее искали слишком долго. И многие перестали верить в то, что эта земля не призрак, что когда-то она существовала на самом деле.

Философ Платон загадал человечеству удивительную загадку. Проходят века и тысячелетия, а люди бессильны разгадать ее.

Но всего несколько лет назад у человечества вновь появилась надежда. Надежда увидеть зарю своей истории.

Появилась удивительная версия, которая объясняет…

Впрочем, обо всем по порядку.

Пещеры острова Пинос

Казалось, этим зарослям никогда не будет конца. Обливаясь потом, задыхаясь, раздирая пальцы в кровь почти до костей, Лэйн отчаянно продирался вперед: «Только бы вырваться поскорей из этого влажного зеленого ада». Других мыслей у него уже не было.

Иногда Лэйну начинало казаться, что он попал в чрево какого-то страшного монстра – джунгли вокруг него были словно живые. И вдалеке, и поблизости раздавались странные звуки – кто-то невидимый рычал в глубине мрачного леса, кто-то пронзительно кричал высоко на деревьях, а под ногами у Лэйна болотистая почва неприятно хлюпала и чавкала.

Разрывая голыми руками нависавшие ветки и тысячелетний кустарник, он судорожно переводил взгляд с ветвей под ноги. «Главное вовремя заметить гадину, главное не наступить, не схватить случайно рукой…»

Лэйн знал – в здешних краях змеиный укус означает смерть. Никто не придет ему на помощь. А он сам не успеет добраться до человеческого жилища. «Если оно вообще есть на этих проклятых берегах».

В конце концов, он выбился из сил. «Нельзя, нельзя засыпать; уснуть здесь, в джунглях – это смерть…» – мысль отчаянно крутилась в мозгу, но воспаленные, покрасневшие глаза смыкались помимо воли. Зеленое марево поплыло перед ним…

Вдруг он заметил какой-то черный круг. И тут же что-то тяжелое тихо соскользнуло прямо на шею Лэйна и заструилось ему под воротник.

Он очнулся в одно мгновение.

Но мерзкая гадина проскользнула через прорехи разорванной рубахи и неслышно прошелестела у него под ногами.

Пару минут Лэйн стоял, остолбенев от ужаса. Потом, тяжело дыша, дрожащими руками долго тер воспаленные щеки, пытаясь придти в себя. А еще через минуту, обессиленный, он упал и уснул мертвецким сном.

Судьба и на этот раз хранила Лэйна. Так же, как и во время злосчастной бури у берегов Кубы, которая вдребезги разнесла корабль невольного путешественника по джунглям. Сердитые карибские волны пощадили Лэйна и, вместо того чтобы вслед за товарищами утянуть в морскую пучину, выбросили на остров Пинос.

Оказавшись один, посреди местных тропических зарослей, кишащих ядовитыми змеями и насекомыми, Лэйн много раз жалел, что не разделил участь других моряков. «Уж лучше было сразу пойти ко дну, чем промучиться еще несколько дней и все равно умереть в этом горячем ядовитом тумане».

Однако, проснувшись, Фримэн Лэйн (так звали нашего моряка) почувствовал бодрость и даже некую странную веселость.

Оглядевшись, он поднялся, чтобы продолжить свой невеселый путь и вдруг… заметил некое отверстие в скале, напоминавшее вход в грот. Подойдя ко входу, Лэйн на пару секунд задумался (а стоит ли вообще сюда соваться) и, обреченно махнув рукой, двинулся внутрь. 

Осторожно ступая, Фримэн сделал несколько шагов и… обомлел.

Его охватило какое-то удивительное, странное чувство – причудливая смесь щемящего страха и благоговейного восхищения. Ему казалось, что он попал в фантастический дворец, прекрасный, но мертвый; дворец, навсегда оставленный прежними загадочными обитателями.

Ошарашенный моряк как ребенок мотал головой, глуповато цокал языком, причмокивал и никак не мог понять, где же он все-таки очутился.

Почему-то ему припомнились легенды о гномах. И он нисколько бы не удивился, если бы сейчас из-за ближайшей колонны показались эти маленькие сердитые существа.

Немного оправившись от смущения, он подошел к стене и стал рассматривать рисунки. Через пару минут понял, что ошибся – вблизи рисунки были совсем непонятны; чтобы рассмотреть их надо было отойти на несколько шагов.

Когда Лэйн примерно понял смысл картинок, ему опять пришлось удивляться. Перед ним предстало нечто вроде древнего тира. Он видел какие-то странные концентрические круги, наподобие мишеней. «Мишени»raquo; поражались диковинными существами, напоминающими не то изогнутые сабли, не то извивающихся змей. Рядом помещались какие-то знаки…

Запрокинув голову, Лэйн увидел, что весь потолок также искусно разрисован этими знаками…

Зачарованно передвигаясь по фантастической пещере, Лэйн не знал, что уже вписан в историю.

Через много лет загадочный грот получит название Куэва №1, а его причудливые рисунки послужат прекрасными аргументами, подтверждающими дерзкую теорию британского ученого Эндрю Коллинза.

Сам Коллинз спустился в пещеру в 1998 году и, восторженно рассматривая тайные знаки древних людей, переполнялся гордостью и нетерпением.

Несколько десятилетий он посвятил разгадке судьбы Атлантиды. По много недель проводя в путешествиях или сутками просиживая в библиотеках, Коллинз отчаянно бродил по лабиринту времени. Иногда ему начинало казаться, что мудрец Платон решил посмеяться над потомками и сочинил удивительную сказку, заставив всех искать ключ от странной, неподдающейся двери – двери, за которой находилась лишь пустота.

Но по мере того, как в его голове откладывались и приходили в систему бесчисленные отрывки древних рукописей, тома энциклопедий и пыльные раритеты, извлеченные археологами из-под толстых вековых слоев земли, Коллинз все больше убеждался – Платон не обманывал и не обманывался сам. Атлантида действительно существовала. И все чаще Коллинзу начинало казаться, что он точно знает, где отыскать ее следы.

Много лет ученый сидел над переводами платоновских диалогов. Он пытался найти ключевую фразу, которая могла бы как спасительная ниточка распутать тысячелетний клубок.

Коллинз поступил парадоксально – он решил искать не саму Атлантиду, а… ее колонии.

В диалогах Платона он обратил внимание на одно исключительно важное сообщение. Оказывается, цари Атлантиды правили не только своим островом, но и «другими островами противоположного континента».

Поскольку Платон помещал Атлантиду «за Геркулесовыми столпами» (то бишь к западу, точнее к юго-западу, от современного Гибралтарского пролива), то логично предположить, что «противоположный континент» – это не что иное, как Америка.

Упоминание в платоновских диалогах о «великом континенте, лежащем на Западе» никого не должно удивлять. Ведь у Христофора Колумба было немало предшественников. И бесстрашные викинги, последователи свирепого конунга Эрика Рауди (Рыжего) были не единственными из списка тех, кто мог бы оспорить посмертную Колумбову славу.

Хитроумные финикийцы, бороздившие моря и океаны в глубочайшей древности, задолго до написания платоновских диалогов, не только обогнули Африку (чему есть вполне достоверные свидетельства), но и, вполне возможно, посещали огромный Западный континент (во всяком случае, подозревали о его существовании).

Так вот. Коллинз предположил, что современные Большие и Малые Антильские острова – это «обломки» западных колоний платоновской Атлантиды.

И если сам главный остров погрузился в океанскую пучину, не оставив нам никаких следов, то из крайне-западных владений атлантов кое-что все же сохранилось.

И пещера Куэва №1, когда-то открытая моряком Фрименом Лэйном, – ярчайшее тому доказательство.

Более восьми тысяч лет назад, утверждал Коллинз, кара небесная уничтожила главные острова Атлантиды. Гигантский метеорит, непрошенный гость из космоса, сокрушил древнейшую цивилизацию и навсегда изменил облик планеты в западной части Атлантики.

Грандиозный сухопутный архипелаг, раскинувшийся от Кубы до Багам, ушел под воду. 

Коллинз настойчиво искал доказательства в мифах и преданиях индейцев Центральной Америки.

Практически во всех сказаниях он находил упоминание о вселенской катастрофе, постигшей мир. Причем эти упоминание встречались не только в индейских мифах, но и в преданиях западноафриканских племен (живущих по другую сторону Атлантики).

Коллинз зацепился и за широко известный миф о «бледнолицых бородатых людях, приплывших с Востока». Это предание вошло в кровь и плоть религии кровожадных ацтеков и майя (вторым главным богом ацтеков был «бледнолицый» «добрый» Кецалькоатль, традиционно противопоставлявшийся жестокосердному богу войны Уицилпочтли, ненасытно требовавшему человеческих жертв).

«Белые люди с Востока» имели голубые глаза и большие бороды. Индейские жрецы, хранители древних преданий, дали им имя «ахтцай». Это слово наводило ужас на суеверных майя.

«Дети гремучей змеи» – так переводилось оно на наш язык.

Ученый обратил внимание на следующий факт – «гремучей змее» астрономы и астрологи майя ставили в соответствие созвездие Плеяд. Но именно это имя когда-то носили «острова в Западном море»!

В индейских преданиях сохранилось совершенно четкое представление о «старой родине» – о землях, на которых раньше жили их далекие праотцы. Центральноамериканские племена по-разному рассказывали о своей прародине. Кто-то называл ее «Тлапаллан», кто-то «Тулан»… Но чаще звучало иное слово – «Ацтлан». Именно в нем содержится корень «атл», что означает «посреди воды»…

Коллинз привлек на помощь геологов. Они указали – искать прародину некоторых индейских племенах там, где сейчас плещутся воды Карибского моря и Атлантики, вполне можно.

Много тысяч лет назад между берегом Гондураса и Большими Антильскими островами существовал так называемый «Каменный путь» – довольно широкая полоска суши, по которой вполне могли перебраться на полуостров Юкатан и в Центральную Америку предки тех же майя.

Коллинз помнил и о том факте, что еще в 1972 году Мэнсон Валентайн, отменный специалист по морской археологии, исследуя западную часть Большой Багамской банки, высказал любопытную гипотезу – недалеко от берегов Кубы существует… затонувший город. 

Однако западному ученому попасть в гости к Фиделю в те времена было непросто. А кроме того, изыскательские работы под водой требовали особого искусства и отчаянной смелости.

И на всем белом свете был только один человек, который мог доказать или опровергнуть головокружительную теорию Коллинза и Валентайна…

Испанские изумруды и затонувший «Серебряный флот»

Еще в детстве он не давал никому жить – ни родителям, ни друзьям, ни соседям. Мэл Фишер бесконечно что-нибудь изобретал. 

От его изобретений было мало проку, но весьма много хлопот и неприятностей. 

Когда непоседливый паренек из Индианы вырос, то поиски работы и лучшей жизни занесли его прямо в солнечную Калифорнию, на берег теплого океана. Именно здесь Мэл Фишер встретил свою судьбу. 

Судьба явилась ему в образе костюма аквалангиста и металлоискателя. Именно эти две вещи впоследствии принесли ему и величайшее счастье, и величайшую беду в жизни. 

Мэл и его жена пристрастились к подводному плаванию. Удивительный подводный мир захватил их воображение – они часами «просиживали» под водой. А однажды они услышали историю, определившую всю их жизнь. 

В 1612 году в Испанском королевстве разразилась катастрофа – у правительства не оказалось денег, чтобы содержать армию и чиновников. 

Причиной всему была отнюдь не война, не засуха и не эпидемия чумы. Причиной была обычная морская буря. Она разметала по океану и потопила знаменитый «Серебряный флот» – множество судов, перевозивших в Испанию огромные ценности. Флагман «Серебряного флота» галеон «Nuestra Senora de Atocha» был разбит о прибрежные скалы.

А в 1715 году на дно пошел корабль, груженый золотом и изумрудами из андских рудников. 

Фишер загорелся безумной идеей найти сокровища. По всем Штатам он вербовал водолазов-добровольцев. Долорес, жена Фишера, 55 часов подряд просидела под водой, рекламируя перед прессой отчаянную затею мужа. 

Водолазы-энтузиасты постепенно подбирались. Труднее было найти тех, кто решился бы вложить собственные деньги в столь оригинальный проект. 

Банкиры с интересом разглядывали бодрого аквалангиста, уверенно рубившего рукой воздух и повествовавшего об испанском золоте без тени сомнения – так, будто он сам путешествовал на борту затонувшего галеона. 

Фишер не был наивен. Он прекрасно знал, что думали о нем финансовые дельцы. Мэл нисколько бы не удивился, если бы ему сказали – каждую их беседу записывают на пленку, а потом отдают для анализа психоаналитику. Чтобы тот ответил на один-единственный вопрос: в здравом ли уме находится человек, которого он только что наблюдал на экране?

И Мэл подозревал, что почти всегда ответ был не в его пользу. 

Но знал он и то, что его кредиторы и сами больны. Он был безумно влюблен в океан и в свою мечту. Они были безумно влюблены в деньги. 

Мэл не сомневался – каждому второму из них жажда огромной добычи не даст уснуть и надолго лишит покоя. И это чувство перетянет доводы любых психоаналитиков. 

Вскоре он нашел удивительно простую, но эффектную наживку для кредиторов. 

Фишер начал приглашать их самих… поучаствовать в поисках. Отказывались единицы. 

Гости приезжали к Фишеру, одевали акваланги, вооружались металлоискателем и вместе с ним (а иногда и в одиночку) отправлялись в район поисков. Перед спуском в воду Мэл желал им самим найти галеон – тогда прибылью им не придется делиться ни с кем. Гости недоверчиво смотрели на него и учтиво кивали. Мэл ласково улыбался им в ответ широкой, открытой улыбкой. Почти никто не замечал, что в уголках его губ играла легкая, еле заметная усмешка. 

Проходил день-другой, но гости ничего не находили. Фишер мрачнел, становился чуть раздражительнее и сетовал на то, что они слишком мало времени проводят под водой. 

Он ворчливо бормотал что-то вроде: «Если господа хотят, нырнув один раз, тут же поднять со дня моря изумруд из королевской сокровищницы, то они безбрежно наивны. Если бы это было так легко, то любой мальчишка из рыбацкой семьи без проблем заседал бы уже на Уолл-стрите». 

Гости в ответ огрызались и не без ехидства напоминали Фишеру, что именно он зазвал их сюда. Мэл удрученно замолкал. 

Проходило еще пару дней и веселые подколки начинали сменяться настоящим раздражением – гости собирались через пару дней паковать чемоданы. Примерно в этот момент происходило чудо. 

Неожиданно очередной кредитор выныривал из морской глубины в перевозбужденном состоянии. И на палубу… сыпалось три-четыре золотых испанских монеты, только-только самолично извлеченных «фомой-неверующим» из-под толстого слоя морского ила. Иногда находились серебряные ключики, иногда еще какая-то раритетная мелочь. 

Мэл внимательно и восхищенно рассматривал «находки». Гости же ревниво забирали их у него и припрятывали в саквояжи, чтобы затем отдать доверенным экспертам. Когда на их стол ложилось заключение о подлинности монет, вопрос кредитования решался автоматически. 

Весь спектакль Фишер разыгрывал столь профессионально, что никому и в голову не приходило заподозрить его в обычном подлоге. В нужный момент в толстый слой ила Фишер искусно сам подкладывал удивительные «находки». 

Впрочем, по большому счету он никого не обманывал. Все больше реальных находок подтверждало – он на верном пути. И с каждым днем приближается к желанной цели. 

Был найден огромный испанский якорь, несколько оправленных в серебро пистолетов, пара золотых предметов. Все говорило об одном – таинственный галеон где-то рядом. 

С каждой неделей Фишера охватывало все большее нервное возбуждение. Он чувствовал – вскоре его ожидает событие, которое перевернет всю жизнь. Он не знал – крутой перелом в судьбе, действительно, поджидал его. Но он оказался совсем не таким, как мечты Фишера…

Штормы в здешних местах – коварная штука. Часто они налетают мгновенно, не спрашивая разрешения у метеоцентра и не уведомляя о своем приходе.

В тот черный день в открытом море было четверо – сын Фишера Дирк с женой Анжелой и два помощника-водолаза из команды «искателей сокровищ». Катер перевернуло мгновенно.

Шансов не было ни у кого. Тех, кого не удавалось затянуть в пучину, жестокий шторм безжалостно разбивал о прибрежные скалы.

С тех пор каждый день Мэл подолгу стоял на берегу и смотрел вдаль. Перед ним расстилалась могила. Безбрежная, бирюзовая могила его любимого сына. 

Когда-то Мэл беззаветно любил океан. Теперь он его ненавидел.

Бессердечное море как будто смеялось над его горем – теплые спокойные волны равнодушно катились на берег… Они словно шептали Мэлу: «Напрасно ты полюбил Глубину. Она волнует и манит к себе. Но никогда не отвечает взаимностью».

Море не отдало ему ни одной своей тайны. И забрало сына. 

Через какое-то время самые близкие люди поняли – Мэл принял решение. Он решил вернуться. Вернуться к Дирку. Туда, где когда-то оставил его одного…

Он начал искать смерть. Плавал рядом с акулами, заныривал в подводные пещеры, протискивался в самые узкие щели – туда, откуда можно было не найти обратного выхода. 

Но смерть решила поиграть с ним в прятки. Когда однажды маленькая лодка Фишера перевернулась в открытом море и, казалось, спасения уже нет, его неожиданно заметили с борта судна, чудом проходившего рядом. 

Парня, который вернул Фишера к жизни, звали Грэг Уорхем. Именно он первым нашел целые залежи серебряных брусков с затонувшего несчастливого галеона.

Мэл понял: море приняло жертву. Оно забрало сына, но взамен открыло свою тайну. 

Теперь уже было ясно – конечная цель совсем рядом. И точно – вскоре около одной из подводных скал металлоискатель будто залихорадило… 

Гигантские слои подводного ила «сдувались» специальным аппаратом, придуманным Фишером (что-то вроде мощнейшего «подводного пылесоса»). И вот однажды дежурный рабочий стал свидетелем чуда – на мгновение ему показалось, будто добрая фея взмахнула невидимой волшебной палочкой и… из «трубы пылесоса» хлынул настоящий изумрудный дождь! Десятки, сотни, тысячи крупных, бесценных камней заискрились в пенящейся воде!!! 

Фишер стал знаменит на весь мир. Когда журналисты писали о нем, то, перечитывая написанное, никак не могли понять, что же у них в результате вышло – документальный очерк или художественный рассказ. 

История Фишера, слишком невероятная, чтобы быть правдой, напоминала захватывающий голливудский фильм. Здесь было все – старинные карты и древние предания, затонувший галеон, испанское золото, фанатик-искатель, штормы, риск, смерть…

И все это было правдой. 

Как-то Фишер намекнул друзьям: пройдет время и он поразит мир открытием гораздо более величественным, чем россыпи старинного золота на морском дне. 

Больше он ничего не сказал, и раззадоренные друзья решили выпытать у него интригующую тайну. Мэл не стал долго томить их – прямым текстом он заявил, что речь идет о поисках знаменитой Атлантиды.

Фишер любил шокировать слушателей. Любой, кто мало знал его, не стал бы слушать хвастуна и пары минут. Но те, кому Мэл сказал об Атлантиде, знали – он не бросает слов на ветер. И если что-то задумал, значит, самые невероятные вещи вскоре начнут сбываться. 

«Адреса» затонувшей Атлантиды Фишер не назвал. Собственно, этого и не требовалось – достаточно было его намека о том, что к поискам он приступит тогда, когда у «США улучшаться отношения с одной страной». И без особых уточнений было ясно – речь идет о Кубе. 

Коллинз кое-что слышал о Фишере. Когда же до него дошли сведения, что знаменитый «охотник за сокровищами» собирается поискать нечто более ценное, ученый немедленно отправился в путь. Добиться встречи со своенравным Фишером было непросто. И все же они поговорили.

Коллинз был поражен разговором. Ученый думал, что ему придется воодушевлять Фишера и «обращать его в свою веру», всячески доказывая «кубинскую теорию», однако…

Однако аквалангиста-кладоискателя ни в чем не пришлось убеждать. Похоже, он не нуждался в аргументах Коллинза, ибо знал нечто более существенное и удивительное. В любом случае, «подводник» обнадежил ученого – пройдет время и весь мир поразит сенсация. 

Фишер еще не знал, что судьба вновь готовит ему крутой поворот… …В декабре 1998 года Мел Фишер умер, унеся тайну Атлантиды в могилу. Теорию Коллинза никто так и не смог подтвердить практически. Казалось, что вскоре ее постигнет печальная судьба, обычная для всех «атлантических теорий». 

Дело в том, что все версии об Атлантиде, как будто ходили по какому-то заколдованному кругу. Вначале версия появлялась и удивляла своей новизной и правдоподобием. Потом в ее поддержку находились весьма существенные доказательства. А еще через некоторое время оказывалось, что все это «яйца выеденного не стоит»…

Понять чувства Коллинза можно, если бросить взгляд на всю тяжелую историю поисков Атлантиды… 

Азорские острова

Главную версию местонахождения легендарного острова выдвинул сам Платон. В своих диалогах он указал – Атлантиду следует искать в районе современных Азорских островов. 

Философ утверждал, что загадочная страна расположена в Атлантическом океане перед островами и материком, а северная оконечность ее омывается водами Гибралтарского пролива. На современных картах это точь-в-точь район современных Азоров. 

Но вот беда – столетиями исследователи всех мастей вдоль и поперек «перепахивали» указанный район. И ныряльщики, и самые ультрасовременные приборы не обнаружили вообще никаких следов цивилизации. 

За сотни лет поисков здесь не найдено ничего, что наводило бы на мысль о существовании под илом хотя бы деревни, а не то что целого острова с развитой цивилизацией.

Кроме того, рельеф и дна, и суши Азорских островов весьма специфичен. Все возвышенности накрепко соединены, и уход под воду какого-то одного острова невозможен. Он просто потянул бы за собой все остальные. А Азорские острова стоят, как и стояли…

Крит

Еще одним излюбленным местом поиска Атлантиды был Крит. И вот почему. 

Остров стал колыбелью знаменитой «минойской» цивилизации. Так, по имени легендарного критского царя Миноса, назвал этот период английский археолог Артур Эванс, раскопавший всемирно известный Кносский дворец. 

Античные писатели сообщают о Миносе как мудром законодателе и справедливом судье. О его гордости – Кносском дворце со знаменитым лабиринтом Минотавра легенды живы до сих пор. 

У минойцев был распространен культ быка – они свято почитали величественное животное, его изображениями украшались алтари, дома и корабли. 

К сожалению, расшифровать язык минойцев не удалось даже нынешним суперкомпьютерам. И о том, что вычерчивали минойцы на дошедших до нас табличках, можно только догадываться.

Самым загадочным моментом в истории минойской цивилизации была ее гибель. Все сходилось к тому, что она погибла буквально… в один день (то бишь в полном соответствии с платоновским описанием гибели Атлантиды). 

В 1939 году греческий археолог Спиридон Маринатос на страницах английского научного журнала «Антиквити» высказал гипотезу, позднее ставшую классической, – гибель царства Миноса произошла после взрыва острова-вулкана Санторин. 

Огромные волны-цунами потопили и выбросили на берег практически весь флот минойцев. Как предполагают ученые, высота цунами могла достигать чудовищных размеров – четверти километра! 

После взрыва Санторина на огромную высоту взметнулись десятки миллионов тонн пепла и пемзы, которые накрыли Северную Африку, Малую Азию, Македонию. Плодородные земли и величественные города почти мгновенно превратились в пустыню.

Взрыв был столь чудовищен, что содрогнулась почти десятая часть всей планеты, а его грохот был слышен даже в Скандинавии. 

Все верно. Сегодня мало кто из ученых спорит, что был взрыв и последующие природные катаклизмы. Но есть неувязка. Возможно, минойская цивилизация погибла именно так, но из этого никак не следует то, что она и была Атлантидой. 

Дело в том, что Платон прекрасно знал о существовании крито-минойской цивилизации и никак не мог спутать ее с Загадочной страной.

Тяжелых наркотиков в то время не существовало, и сложно представить себе, чтобы великий ученый муж вдруг просто взял да и забыл о Крите... Такого слона не приметить было невозможно.

Кипр

Неоднократно искали Атлантиду и на Кипре. Точнее, рядом с островом. А недавно группа американских ученых под руководством Роберта Сармэста заявила, что нашла. Правда, не саму Атлантиду, а … убедительные доказательства ее истинного местоположения.

Описанный Платоном материк, утверждали исследователи, находился между Кипром и Сирией. А говорят об этом найденные на морском дне остатки крупных строений и высокие крепостные стены.  

Чтобы не быть голословными, коллеги Роберта Сармэста использовали ультразвуковой сонар. С его помощью они создали трехмерное изображение участка морского дна на глубине 1,5 км между Кипром и Сирией и обнаружили на нем… всего-то плоский холм. Зато он выглядел как обнесенная стеной территория, которая полностью подходит под платоновское описание холма с акрополем. Даже размеры такие же.

Но мир поспешил радоваться. К сожалению, эта версия оказалась несостоятельной. Опроверг ее известный немецкий геофизик Кристиан Хюбшер, один из руководителей Центра по изучению моря и атмосферных явлений в Гамбурге. 

Выводы Роберта Сармэста показались ему неубедительными, и он сам снарядил морскую экспедицию. Ее итог изрядно повеселил мировую общественность – холмы нашлись, причем именно там, где указал американец. Только были это всего-навсего… грязевые вулканы!

Подобные кучи встречаются на дне Средиземного моря буквально на каждом шагу и, кстати, благодаря усилиям прибрежных стран, устроивших мусорку под водой, ежегодно увеличиваются. 

Гибралтар

Несколько отклонился от платоновских координат французский историк Жак Коллина-Жирар. По его мнению, Атлантиду следует искать в проливе Гибралтар. По мысли француза, Атлантида была одним из семи небольших островов, затонувших около 11 тыс. лет назад, в конце последнего ледникового периода. 

К тому же, ученый заявил, что это не остров ушел под воду, а сама вода накрыла Атлантиду в результате подъема уровня мирового океана. Якобы, по имеющимся океанографическим данным, 20 тыс. лет назад уровень моря был на 122 м ниже сегодняшней отметки. 

Следовательно, рассуждал азартный историк, сейчас погибший остров находится на глубине от 53 до 125 м. 

Пока вся теория основывается только на измерениях уровня моря, однако в 2004 году Коллина-Жирар уже начал подводные поиски. На их результаты не следует особенно рассчитывать. Возможно, любознательному французу и улыбнется удача в виде каких-нибудь подводных сокровищ, но уж никак не погибшей цивилизации. Эта версия, к сожалению, противоречит существенному уточнению Платона о том, что Атлантида занимала значительный кусок суши (который в Гибралтарском проливе просто бы не поместился) и погибла от вулканического извержения. 

Атлантиду могут открыть русские ученые. Но у них нет денег

Российские ученые также не исключают, что им удалось пролить свет на волнующую весь мир тайну Атлантиды. Научная экспедиция под руководством океанолога Александра Городницкого обнаружила на дне Атлантического океана в районе Гибралтарского пролива загадочные объекты, напоминающие древние строения. Располагались они на подводной горе Ампер, расположенной в 500 км от Гибралтара, на глубине 90 м. После серии исследований ученым удалось доказать, что вся горная гряда Хосшу, в которую входит Ампер, образовалась на поверхности океана 7 млн. лет назад, а затем по неизвестным причинам ушла под воду…. 

Проблема в том, что кроме теоретических выкладок ничего стоящего ученые предоставить пока не могут. У Российского Института океанологии нет средств.

Пиренейский полуостров

Кто-то искал Атлантиду, исключительно полагаясь на туманные указания Платона. А кто-то решил, что сам себе голова, и пошел от названия…. Так поступил немецкий исследователь Шультен, который в 1922 году высказал предположение, что Атлантида находится на…. Пиренейском полуострове.

А все потому, что имя одного из десяти первых царей Атлантиды – Гадир – дошло до нашего времени в названии Гадирской области. Гадир когда-то был финикийским селением, а сейчас – это область испанского Кадикса. Более того, в 1973 году уже испанские ученые неподалеку от Кадикса на глубине 30 м обнаружили остатки древнего города. 

А еще на севере Испании живет удивительный народ – баски. Они поражают весь мир не только умением удачно подкладывать бомбы, но и уникальным языком. Он не похож ни на один из известных языков мира. Определенное сходство есть между ним и языками американских индейцев. Это и дало основание некоторым горячим научным головам предполагать, что баски – прямые потомки атлантов. 

Что тут скажешь. Можно, конечно, вспомнить, что, например, чукотский язык тоже уникален! Правда, фанатиков-атлантологов это вряд ли убедит, скорее напротив; они, чего доброго, могут еще пожаловать в гости к чукчам. 

Канарские острова

Когда-то столь любимые новыми русскими Канарские острова также не были обделены вниманием археологов. 

Коренное, ныне исчезнувшее население островов – гуанчей – многие специалисты считают прямыми потомками атлантов. Уже к 1500 году гуанчи были полностью истреблены испанскими завоевателями, но рисунки и описания сохранили их облик. Гуанчи были высоки, светловолосы и голубоглазы. Каким-то мистическим образом они оказались на чужих для них Канарских островах и при этом ничего не помнили о своей родине. 

Их обычаи обнаруживали странное сходство с обычаями высококультурных древних народов. Они бальзамировали мертвецов, как египтяне, и хоронили их в куполообразных гробницах, как греки в Микенах. Гуанчи оставили наскальные надписи; они похожи на иероглифы Крита и так же до сих пор не расшифрованы. 

Правда, в случае гуанчей можно говорить только о возможных потомках жителей Атлантиды, а не о самом государстве. 

Багамские острова

В 70-х годах XX века возникла еще одна любопытная теория. В 1973 году группа американских ученых предположила, что исчезнувший материк находится в районе Багамских островов. Водолазы обнаружили на морском дне ряд широких прямоугольных каменных плит. Каждой из них, придали строгую форму (причем, сделали это, несомненно, вручную) и аккуратно уложили в продуманном порядке. Рядом оказались и несколько мраморных колонн. Если посмотреть на эту конструкцию сверху, она здорово напоминает стену акрополя, описанного Платоном. 

К сожалению, большинство археологов склоняются к мнению, что найденные плиты – всего лишь эрозия береговых скал. А мраморные колонны вполне могли быть банальным балластом на древних судах… 

Однако на земном шаре оказалось некоторое количество фанатиков-ученых, которые не прекратили поиски, несмотря на провалы предшественников…

Экзотические версии местонахождения Атлантиды


Танталида

О том, что американцы весьма легко подходят к вопросам истории, известно всем, кто знаком с творчеством Голливуда. Заменить одно название другим, сходным по звучанию, – дело привычное. Но то в кино. Хуже, когда подобные манипуляции пытаются повторить в науке. 

Так, в 1994 году некий американский ученый и автор книг Питер Джеймс решил начать поиски затерянной земли с другого конца и поближе познакомиться с историей первого правителя Атлантиды – титана Атланта. Оказалось, что титан-то родом из Лидии, правил которой легендарный царь Тантал. И закралась в голову ученому крамольная мысль: а это часом не один и тот же человек? 

Дальше – больше. Столица царства, которым правил Тантал, называлась Танталида. Окончательно Питера Джеймса сбил с толку римский писатель Плиний, с азартом описавший в своих трудах некую Танталиду – столицу лидийских царей, которая бесследно сгинула под водами озера. Атлант-Атлантида, Тантал-Танталида... а чем черт не шутит? 

Древняя Лидия находилась на территории современной Турции. Туда-то, в окрестности города Измир, и отправился исследователь. Руководствуясь древними картами, Джеймс рассчитывал обнаружить как минимум пресловутое озеро, поглотившее город. Вместо него ученого встретило болото. 

Водолазы битые два года копались в болотной тине, пока новая красивая версия окончательно не ушла камнем на дно…

Атлантида-Троя

Со своей версией нахождения Атлантиды выступил в недавно вышедшей книге 33-летний геоархеолог Эберхард Цанггер. 

По мнению ученого, рассказ Платона есть не что иное, как «искаженная память» о великой Трое – античном городе у Геллеспонта, павшем в XIII веке до н. э. жертвой хитрости Одиссея и ударной мощи 100 тыс. греческих воинов (если верить слепцу Гомеру). 

Исследователь подошел к вопросу более чем основательно и выдал доказательства на 500 страницах. 

В частности, он обнаружил – морская мощь Платонова чудо-города была основана на «двенадцати сотнях кораблей», в то время как флот Трои (согласно Гомеру) насчитывал 1185 судов. 

В Атлантиде дул сильный «северный ветер» – и подобные условия характерны для продуваемого штормовыми ветрами входа в Черное море.

К тому же, в Атлантиде имеются два источника – теплый и холодный. Такие же источники, по словам Гомера, бьют и в Трое... 

В Атлантиде была известна латунь, а в античные времена этот сплав изготавливали лишь в одном-единственном месте – Эдремите, в 80 км к юго-востоку от Трои. Плюс размеры центральной части города Атлантиды Платон оценивает в «пять стадий» (900 м). Точно такие же размеры имеет и дворцовый комплекс Трои. 

Мы не станем утомлять вас пересказом оставшихся 400 страниц Цанггеровской теории. 

К сожалению, проверка данной версии требует огромных материальных затрат, а пока ни одно государство не рискнуло выделить деньги боевитому немцу. 

Париж

В 2004 году один из авторитетнейших «археологов-спецназовцев» доктор Хью Ньюмонтелиус на пресс-конференции в Абу-Даби шокировал мировую общественность. Он нашел Атлантиду! 

Дело было так. В одном из кафе Ньюмонтелиус познакомился с Анатолем Кофменом, доктором топологии. Разговорились, и тот пообещал найти Атлантиду за полчаса методами своей науки. 

Не полчаса, а год собирал Ньюмонтелиус разные карты, преимущественно спутниковые, которые потом обработала программа тополога. Результаты обработки убивали наповал – Атлантида нашлась… в Париже!

Действительно, согласно продемонстрированным доктором Ньюмонтелиусом схемам и картам, несколько районов центральной части славного города Парижа очень хорошо отвечают схемам устройства Атлантиды: совпадают и водные пространства-каналы (большая часть из них в современном городе заменена проспектами), и взаимное расположение кварталов застройки.

«Я пока не знаю, почему именно Париж возник на развалинах Атлантиды и как она оказалась вновь на поверхности, – заявил доктор Ньюмонтелиус. – Разобраться с этими вопросами – дело обычных археологов. Главое было найти Атлантиду там, где никто из конкурентов даже и не помышлял. К раскопкам мы сможем приступить, как только получим разрешение местных властей – тогда и обретем полное подтверждение моей правоты. А если не обретем, то я уже присматриваюсь к Риму – название этого города наша топологическая программа выдала вторым, после Парижа».

Без комментариев. 

Атлантида в Арктике

А российский философ и давний атлантолог Валерий Демин считает, что Атлантида находится… на Русском Севере. А возможно, и еще севернее – в районе полюса. 

Перед тем, как провести 9 (!) экспедиций, Демин со сподвижниками проанализировал древние тексты. И в индийской «Ригведе», и в иранской «Авесте», равно как в китайских и тибетских исторических хрониках, а также в германском эпосе и древнерусских былинах описывалась некая северная Прародина. Чем не Атлантида? 

Есть основания полагать, что раньше климат за полярным кругом был гораздо благоприятнее для проживания. Возможно, материк омывался теплым течением наподобие Гольфстрима.

Кстати, российские океанографы установили: в промежутке 30–15 тыс. лет до нашей эры климат Арктики был мягким, а Северный Ледовитый океан – достаточно теплым. 

Северная цивилизация была старше мамонтов – она существовала 15–20 тыс. лет назад. Впервые ее «раскопал» французский астроном Жан Сильвен Байи еще в XVIII веке. Изучив доступные ему сведения, Байи пришел к выводу, что все имеющиеся «наработки древних» опираются на еще более ранние достижения неизвестного («потерянного») народа, обладавшего высокоразвитым знанием.

В числе прочего он проанализировал астрономические расчеты древности и пришел к выводу, что народ этот обитал в полярных широтах. И, не долго думая, назвал их атлантами. А их родину, соответственно, Атлантидой. 

Загвоздка, правда, в том, что к описанию Платона (а именно его труд считается Библией всех искателей таинственной земли) Северная Гиперборея никакого отношения не имеет… 

Атлантида-Бразилия

В 1638 году английский ученый и политик Фрэнсис Бэкон Веруламский в книге «Nova Atlantis» отождествлял Бразилию с Атлантидой. 

Несколько лет спустя вышел в свет новый атлас с картой Америки, составленный французским географом Сансоном. Ученый даже не поленился указать в нем… провинции сыновей Посейдона (!) на территории Бразилии. Такой же атлас издал в 1762 году Роберт Вогуди. Рассказывают, что при виде этих карт, Вольтер трясся от смеха. 

Скандинавская Атлантида

В 1675 году шведский атлантолог Олаус Рудбек доказывал, что Атлантида находилась в Швеции, а ее столицей была Упсала. По его словам, это с очевидностью явствовало… из Библии. На своем произведении адмирал сделал сноску: «Ни у кого в текущем веке нет карты, подобной этой».

 

Карта Пири Рейса

…Если бы этот небольшой кусок пергамента сегодня кто-то выставил на торги, его цена обозначалась бы числом со многими, многими нулями… 

А между тем, еще в начале прошлого века до него никому не было дела, и на свет Божий древний пергамент со странными письменами извлекли по чистой случайности. 

Кстати, до сих пор точно неизвестно как именно это случилось. Славу первооткрывателя удивительного пергамента приписывают то немецкому историку П. Дейсману, то турку Х. Эдхэму. Причем никто даже толком не может указать дату открытия – кто-то говорит о 1925-м, кто-то называет 1929-й, а некоторые отказываются называть точный год и лишь ссылаются на «конец 20-х годов». В общем и целом, вопрос о том, кто же первый протянул руку к кожаному футляру, пылившемуся в одном из многочисленных сундуков султанского дворца Топкапы в Стамбуле, до сих пор так и остается без точного ответа. 

Впрочем, Бог с ними – содержание самого пергамента, безусловно, интереснее занимательного вопроса о его первооткрывателе. 

Кусок хорошо обработанной шкуры газели, очищенный от грязи и пыли, имел рваные края, и потому каллиграфически прочерченные линии иногда обрывались, а изображенные на нем острова и континенты напоминали отломанные куски пирога. Все наводило на мысль о том, что это всего лишь кусок огромной карты. Целую карту найти так и не удалось, но даже этот обрывок был столь удивителен, что задал ученым головоломку почти на целое столетие.

К счастью, карта была подписана. И не каким-нибудь «книжным червем», а самим Пири Реисом!

За этим, как сказали бы сегодня, псевдонимом («реис» по-тюркски означал господин, начальник) скрывался адмирал Пири ибн Хаджи Махмед – легенда турецкого флота, удачливый моряк и знаменитый географ. Вся карта была испещрена его подробными примечаниями. 

Используя новейшую технику графологи провели тщательную экспертизу. Она отмела последние сомнения – документ, действительно, был создан в 919 году по мусульманскому календарю (что соответствовало 1513 году от рождества Христова). И все пометки были сделаны собственной рукой великого морехода…

Адмирал Пири Реис дожил до 80(!) лет – цифра для XVI века невиданная. И умер он не в постели, «при нотариусе и враче», а… на плахе. 

По навету завистников, Пири Реис был обвинен в государственной измене и… бегстве с поля боя (это в 80-то лет!). Великого адмирала обезглавили на каирской площади по приговору губернатора Дуканы Заде Мехтета Паши.

Пират на службе у султана

Отцом Пири ибн Хаджи Мехмета был ничем не примечательный торговец Хаджи Мехмет. Кроме маленького Пири в его доме подрастали еще трое сыновей. Вряд ли смышленому 10-летнему мальчонке суждено было когда-нибудь покинуть отцовскую лавку, если бы не случайный визит в дом старшего брата отца. 

Дядя у Пири был непростой. Всю свою бурную молодость Кемаль Мехмет грабил суда, бороздившие Средиземное море, а остепенившись, поступил на султанскую службу, где боевой доблестью заслужил себе не только адмиральское звание, но и прозвище Реис (господин). 

Забегая вперед, скажем – племянник не подвел дядюшку и спустя десятки лет почти в точности повторил его судьбу, став еще более великим Реисом…

А пока он усердно мыл палубы на шхуне своего дяди и каждый вечер, разинув рот, слушал волнующие рассказы Кемаля о морских походах. 

Пири был способным учеником и научился не только искусно управляться с кинжалом и саблей (почтенный Кемаль иногда был не прочь вспомнить лихую молодость и время от времени обирал до нитки пару-другую купеческих судов), но и в совершенстве освоил морское дело. Вместе с дядюшкой Пири, еще юношей, обошел все европейское и африканское побережье, знал все коварные отмели Средиземного и Северного морей и умел отлично справляться не только с лихими штормами Атлантики, но… и с бунтами кучи головорезов и оборванцев, составлявшими основную часть корабельной команды. 

Два Реиса – старший и младший – были грозой морей, и поэтому ни одна из бесчисленных морских войн 80–90-х годов XV века не обошлась без их участия. 

Султан, заманивший славных моряков к себе на службу, не мог на них нарадоваться, а потому состояние молодого Мехмета росло как на дрожжах. Впрочем, Пири мало привлекали роскошь и праздность дворцов; да и пример дяди, которого он почти боготворил, не позволял предаваться лености и неге. Пытливый ум постоянно искал себе пищу. Потому, сходя на берег, Пири Мехмет шел не в веселые кварталы, а в… книжные лавки, где «оптом» скупал старинные манускрипты и тяжелые, свернутые в рулоны пергаментные карты. А с потопленных кораблей противников моряк в первую очередь забирал не золото и драгоценности, а книги и все те же карты. 

Дядя поощрял увлечение племянника наукой, и Пири каждый вечер, вооружившись секстантом и подзорной трубой, сверял линию берега с линией на пергаменте. Каждая новая земля, будь то хорошо известная европейская страна или неприметный океанский островок, скрупулезно описывались в его дневнике. Эти записи будущий адмирал спустя много лет положит в основу своей знаменитой «Книги морей», почти на век ставшей самой точной энциклопедией мира…

В 1511 году на Пири Реиса обрушился страшный удар – умер Кемаль Реис, любимый дядя и наставник. И хотя сам Пири в то время был уже зрелым 40 летним мужчиной и бывалым воином, он плакал как ребенок. Вся жизнь в один миг потеряла для него смысл. В глубоком унынии он принял решение покинуть службу и вернуться в родной город Гелиболу, где проводил время в чтении книг и черчении карт. 

Но время шло, апатия проходила, и Пири Реис все чаще стоял на берегу и часами глядел на безбрежное море. В конце концов, он не выдержал и вновь ступил на палубу корабля…

После похода в Египет и блистательного завоевания порта Александрии, Пири Реис был представлен султану Селиму. Владыка не только оценил заслуги своего флотоводца, но и чрезвычайно заинтересовался его картами и географическими заметками. Султан посоветовал адмиралу создать книгу, где были бы собраны все карты мира. 

Так, с легкой руки османского владыки, было положено начало «Китаби Бахрие», а позже и «Дунья харитасы» – двум огромным Энциклопедиям. Работая над ними, Пири Реис частенько наведывался в султанскую библиотеку, куда был разрешен доступ только избранным. 

Это было не просто книгохранилище – любой музей позавидовал бы хранившимся там ценностям и редкостям. Вот там-то Пири Реис и обнаружил карты, повергнувшие в немалое смущение даже его, бывалого моряка…

Клубок разматывается

20 манускриптов, пожелтевших и съежившихся от времени, несколько веков не видели белого света. Пальцы адмирала с величайшей осторожностью скользили по линиям карт, составленных еще во времена египетских Птолемеев. В султанский архив они наверняка попали из Александрийской библиотеки.

Карты точно повторяли очертания всех знакомых адмиралу берегов. Правда, подписи к некоторым хорошо знакомым землям смущали. Там, где традиционно изображались равнины и озера, были указаны горы. Поросшие зеленью берега назывались почему-то пустынями, а некоторых крупных островов и вовсе не было на картах. Зато континенты отчего-то «распухли», а местами даже сливались…

Но более всего, турецкого адмирала смутил гигантский остров на самом южном полюсе Земли. Его форма напоминала четырехлистник, а на берегах были обозначены горы и равнины, реки и озера… 

«Вероятно, здесь кроется какая-то ошибка», – думал Реис. 

Карты тех далеких времен отличались тем, что главная линия координат проходила через Египет. Такую «моду» ввел древний математик и географ Эрастофен, но позже «ноу-хау» не прижилось, и моряки исправно считали долготу от европейского побережья Атлантики.  

«Возможно, из-за другой «системы координат» и произошел «сдвиг» в расположении континентов и они как будто «наплыли» друг на друга», – размышлял адмирал. В конце концов, он решил собрать в своем атласе «правильную карту», скорректировав древние на основе новых, точных расчетов. 

Но чем дальше Пири углублялся в работу, тем больше сомнений закрадывалось в его душу. Все карты повторялись и были между собой удивительно согласованы. Об ошибке речи быть не могло. Но неужели Земля меняла свое лицо?

Реис не был философом и фантазером – математическая точность интересовала его куда больше, чем проблемы мироздания. И адмирал решил ни на йоту не отступать от документов. Тем более что одними египетскими находками Пири Реис не ограничился…

Когда-то, в годы лихой молодости, в одном морском бою он повстречал среди пленников удивительного моряка – тот клялся, что был лоцманом самого Христофора Колумба. Причем в момент пленения у шкипера находилась карта, которой великий итальянец пользовался в своих плаваниях. Старый адмирал внимательно изучил и ее. Но и здесь, на колумбовой карте, ближе к Южному Полюсу вновь творилась какая-то неразбериха. 

Пытаясь найти ответы на мучавшие его вопросы, Пири Реис «поднял» более 200 древних и современных карт и долгие месяцы изучал их, скрупулезно сверяя с собственными, сделанными за долгие годы морских скитаний. Скорее всего, именно в эти месяцы и родилась карта, над которой ученые ломают голову до сих пор... 

Берега Антарктиды были покрыты… вечнозелеными лесами

 

Так что же так удивило историков на этом куске пергамента из султанского дворца? На первый взгляд, она не способна поразить воображение.

Горы на карте Пири Реиса передавались утолщениям, реки – толстыми линиями, каменистые места были заштрихованы черным цветом, а песчаные берега – утыканы красными точками. Рифы обозначались крестиками, растения и животные были срисованы с натуры, а объекты, на обозначение которых не хватило фантазии, тщательно и подробно описаны в многочисленных пояснениях.

Параллели и диагонали на ней не обозначались, а для ориентира вверху были прочерчены компасные линии. Но ее легко можно прочесть и сегодня, благодаря обозначенным в Атлантическом океане пяти точкам отсчета. Соединяясь с компасными линиями, они образовывали привычные нам параллели и диагонали. 

Имелись на карте и две линейки расстояний. Благодаря им и компасной сетке, можно было с минимальной погрешностью вычислить расстояния между разными объектами. 

Будучи бывалым моряком, Пири Реис знал, что ошибка на карте толщиной с волосок может погубить сотни жизней, и потому каждую свою карту многократно выверял и даже давал на нее своеобразную «гарантию».

И вот тут-то начинались странные вещи. 

На карте Реиса были обозначены земли, о которых в Европе в ту пору никто не знал, да и знать не мог (так как их попросту еще не открыли). 

Например, на карте есть Фолклендские острова, обнаруженные только в конце XVI века. Рельефы побережья Чили и горы Анды переданы с удивительной точностью – и это при том, что миру они стали известны тогда, когда кости Пири Реиса уже давно скрыла могила.

Кроме того, Пири Реис изобразил четыре крупных острова в районе Южного полюса, открытых, между прочим, всего лишь... 50 лет назад! 

Но самое главное, что Пири Реис на своей карте указал Антарктиду, которую человечество открыло лишь несколько столетий спустя. 

Современники могли не верить Пири Реису, но история доказал его правоту. За одним исключением – согласно карте турецкого адмирала-пирата берега Антарктиды были покрыты… зелеными лесами.

Это можно было бы счесть забавным курьезом, если бы не одно «но». 

Свою карту Пири Реис составлял на основе старых манускриптов, которые были начертаны в античные времена (явно на основании еще более древних источников). Не доверять картам не было оснований – многие страны и континенты были указаны на них с удивительной точностью.

Оставалось сделать лишь одно головокружительное предположение – о том, что мертвая ледяная пустыня не всегда покрывала безбрежные пространства Южного континента…

 

Piri_Reis.thumb.jpg.2cae3bb36b9f89b790d2

 

Чарльз Хэпгуд

 

Огромная глыба льда стремительно приближалась к Земле. Казалось, она хотела прошить ее насквозь, расколоть на миллиарды мелких кусочков. И лишь волею милосердной судьбы, не долетев до поверхности Земли совсем чуть-чуть, комета отклонилась от прямой траектории и… умчалась дальше, лишь слегка «царапнув» планету. 

Но и это, ничтожное по космическим меркам соприкосновение, увы, не прошло даром. Чудовищное землетрясение раскололо почву, огромные горы рассыпались в песок, а в океанах поднялись гигантские волны...

«Сэр, мы уже закрываемся!»

Чарльз Хэпгуд вздрогнул, услышав над ухом мелодичный голос молодой библиотекарши. Девушке не в первый раз приходилось выпроваживать из читального зала этого странного человека. Почти каждый вечер он приходил сюда и до поздней ночи сидел над пыльными папками старинных манускриптов. Вот и в этот раз перед ним высилась целая гора документов. Только чтобы их пролистать, понадобилось бы около суток. «Мне нужно уходить, но я могла бы закрыть вас снаружи. Вы остаетесь?». Мужчина устало улыбнулся и кивнул…

Чарльз Хэпгуд, профессор истории науки из Кинского колледжа, уже привык проводить ночи в окружении книг и подшивок. Еще в 1953-м, когда он работал над своей книгой «Смещающаяся кора Земли: ключ к некоторым основным проблемам земных наук», он «перелопатил» сотни документов, находя все больше и больше подтверждений своей теории. Многие называли ее бредом, а он верил – под ледяной шапкой нынешней Антарктиды существовала жизнь. И не просто жизнь, а удивительная, высокоразвитая цивилизация...

Он опасался произнести это заветное слово, уже банальное и затасканное на страницах газет и дешевых брошюрок. Боялся, что тогда его окончательно поднимут на смех. 

«Что у вас, уважаемый? Никак опять Атлантиду нашли? – в голосе Эйнштейна, к которому Хэпгуд обратился с просьбой дать заключение на свой труд, слышалась ирония. – Оставьте, почитаю на досуге». Вопреки ожиданиям, рукопись не попала в корзину, а через несколько дней вернулась к уже отчаявшемуся профессору с… вступительной статьей, подписанной рукой знаменитого физика.  

Это решило многие проблемы. Книга была мгновенно опубликована, в научном сообществе Хэпгуда уже встречали без саркастической улыбки, а закрытые для посторонних библиотеки и архивы гостеприимно распахнули перед провинциальным профессором свои тяжелые двери. Получив доступ к бесценным документам, Хэпгуд будто расправил крылья.

Так и сейчас, накануне Рождества 1959 года, профессор сидел не дома перед камином, а в холодном зале Библиотеки конгресса и листал пыльные фолианты. И вот, перевернув очередную страницу, Хэпгуд остолбенел…

Не только Пири Реис

 …Перед профессором лежала пожелтевшая от времени абсолютно неизвестная карта. Она была датирована 1531 годом и подписана Оронтеусом Финиусом. О трудах этого математика и астронома Хэпгуд был наслышан. Но вот о том, что Оронтий Финей (как писали его имя более поздние источники) составлял такие карты, профессор даже не подозревал. Волнующий момент открытия Хэпгуд позже опишет в своем дневнике: «Мой взор упал на Южное полушарие и я понял, что передо мной подлинная, настоящая карта Антарктиды!»

Финей изобразил южный континент… со свободными ото льда берегами! С горных хребтов текли реки, очень естественно вписываясь в складки рельефа. Детально было очерчено и море Росса, обнаруженное только в ХХ веке. Правда, центральная часть континента была свободна от рисунка, но, по мнению Хэпгуда, так далеко вглубь просто никто не «заходил». Впрочем, это была сущая мелочь по сравнению с детальной «прописью» береговой линии, которая была скрыта подо льдом больше 10 тыс. лет(!)

Эта карта до боли напоминала другую, начертанную рукой уже известного нам Пири Реиса. Еще три года назад Хэпгуд работал над ней в архиве дворца Топкапы. Там линия побережья Антарктиды полностью (!) совпадала с очертаниями на карте Финея.

И вот что интересно. Пири Реис и Оронтий Финей были далеко не единственными, кто обладал этими, казалось бы, невероятными и необъяснимыми географическими знаниями (в те годы до открытия Антарктиды моряками было еще очень и очень далеко). В активе Чарльза Хэпгуда была и карта Антарктиды, сделанная в 1737 году действительным членом Французской академии наук Филиппом Буаше. И на ней материк также был совершенно свободен ото льда. Равно как и на карте Герарда Кремера (жившего в XVI веке и более известного нам под именем Меркатора) Антарктида была выписана с теми же впечатляющими подробностями.

Вывод напрашивался сам собой – все эти картографы составляли свои документы на основании одних и тех же источников. Причем, весьма и весьма древних. Результаты точнейших современных исследований показывают, что ледовая шапка покрыла Антарктиду около 5000 года до н.э. Между тем, в эти былинные времена люди еще не умели толком писать, а не то, что составлять точнейшие карты!

А если так, то оставалось предположить одно – авторами первоисточников были представители неизвестной нам цивилизации – мощной, мудрой и необычайно развитой. 

Изучив множество трудов именитых ученых-геологов, Чарльз Хэпгуд пришел к выводу, что около 10 тыс. лет до н.э. земная кора сдвинулась примерно на 5 тыс. км к югу. И причиной этого могла стать какая-то глобальная катастрофа, возможно, столкновение с гигантским астероидом. 

Как это было…

Что же послужило причиной катастрофы, произошедшей, согласно календарю Хэпгуда где-то в 11 600 – 11 500 году до н. э.? 

Высока вероятность, что это был астероид, упавший вблизи современной Флориды и сместивший земную ось. Впрочем, существует версия, что изменение положения планеты могли вызвать и более прозаические причины – в ту пору на Земле активно шли процессы горообразования, смещались тектонические плиты и передвигались целые континенты. Поворот планетарной оси неизбежно сопровождался перераспределением масс земной коры и воды от новых полюсов к новому экватору. В результате на Земле происходили катастрофические землетрясения, наводнения и ливни. Именно их следы остались на стенах знаменитой пещеры Шандер в Курдистане или на уступах Ниагарского водопада. И, возможно, именно они привели к подъему Кордильер, резкому увеличению влажности на планете, исчезновению древних людей с американского континента и всеобщему сокращению численности населения планеты. А отголоски этих природных катаклизмов мы до сих пор слышим в повсеместных легендах о всемирном потопе (миф о потопе встречается практически у всех народов – от древних евреев Палестины до индейцев, живших на плоскогорьях величественных Анд). 

Но даже и такие чудовищные по силе катаклизмы не могли в одночасье изменить весь облик Земли. Скорее всего, процесс растянулся на долгие годы. Из-за смещения полюсов лед, покрывающий Европу, постепенно растаял. Вода устремилась на север, чтобы стать Северным Ледовитым океаном, а земля, прогретая солнцем, зазеленела. А вот землям, расположенным в умеренных южных широтах не повезло. Они просто-напросто замерзли. С каждым днем климат становился все холоднее и холоднее, реки и озера покрылись льдом, а растения умирали, даже не успев прорасти. Животные и люди пытались спрятаться в жилищах, но даже огонь не спасал от наступающего ледяного холода. Но часть жителей (так думал Хэпгуд) успела вовремя покинуть гибнущие земли…

По следам Атлантиды

Чикагский профессор был далеко не первым, кого смутили древние карты. О том, что антарктические льды могут скрывать именно Атлантиду, еще в начале пятидесятых написал итальянский географический журнал «Эуропео». 

В одной из его статей сообщалось, что американскими учеными найдены следы некой весьма высокоразвитой цивилизации, существовавшей примерно 15 тыс. лет назад. Эта статья настолько захватила итальянского ученого Барбиеро Флавио, что он не на шутку увлекся поисками затерянной земли и через несколько лет написал книгу «Цивилизация подо льдом». 

Согласно гипотезе Флавио, антарктическая Атлантида, как и гласят древние легенды, находилась одновременно в Тихом, Индийском и Атлантическом океанах. В полном соответствии с рассказом Платона, ее жители могли контролировать берега сразу трех континентов. Причем если берег Африки можно было увидеть в подзорную трубу, то с Южной Америкой (это косвенно подтверждают результаты геологических исследований), Атлантиду соединял узкий перешеек. Потом, в результате тектонических процессов, он превратился в гряду островов. Кстати, именно они и были указаны на карте Финея. А между Индостаном и Антарктидой лежали острова Океании, коих в те времена было в разы больше. 

И, значит, правы были Аристотель, Птолемей и астроном Гиппарх, когда считали, что Атлантику со всех сторон окружает единый континент. И не ошибался Геродот, назвавший Атлантический океан морем, а Средиземное море — заливом. Ведь Антарктида действительно «собирала» все нынешние материки в единый континент. 

Канадская версия

Горячо поддержали эту версию и известные канадские писатели, супруги Рэнд и Роза Флем-Арт. Они были просто уверены, что платоновская Атлантида находилась на Ледовом континенте. 

Супруги назвали Южный материк центром Мирового океана. Именно вокруг него сходятся воедино Атлантический, Тихий и Индийский океаны, а их воды, омывая Антарктиду, сливаются в еще один, пятый океан. А значит, рассудили Флем-Арты, это и есть то «море в собственном смысле слова», о котором пишет Платон. Оно лежит по ту сторону Геркулесовых столпов, и по сравнению с ним Средиземное – всего лишь «залив с узким проходом в него». 

Было у канадцев и свое мнение о том, как погибла антарктическая Атлантида. 

Катастрофу вполне могло вызвать внезапное таяние льда на Северном полюсе. Уровень Мирового океана резко поднялся и огромные приливные волны затопили побережья всех континентов. Ледяная вода «убила» теплые течения, и страшный холод обрушился на всю планету. Земля подернулась инеем, реки сковало льдом, а животные в одночасье оказались заморожены. Флем-Арты в своих книгах приводят примеры неоднократного обнаружения по всей планете замерзших мамонтов со свежей, непереваренной травой в желудках. А отличное состояние шерсти и тканей однозначно говорит о том, что смерть настигла их внезапно. Людям, по мнению канадцев, повезло больше – они умели спасаться от холода. 

Кстати, далее Флем-Арты поддержали практически единую версию всех искателей антарктической Атлантиды. Атланты не погибли! Они покинули замерзающую страну, чтобы расселиться в разных уголках планеты. Именно их знания и опыт лежат в основе всех «официально признанных» древних цивилизаций. Это они научили египтян и инков строить пирамиды, ориентироваться по звездам, «подарили» письменность и науку…

Уже почти десяток лет канадцы призывают археологов начать раскопки в Антарктиде. Там, говорят они, под глубоким слоем льда, вполне могут покоиться замороженные руины великого города-государства.

Видит око, да зуб неймет…

Выводы историков и писателей разделяют и многие геологи. Например, группа австралийских ученых во главе с Мартином Бродхэмом уверена: затерянная цивилизация, действительно, находилась в Антарктиде, под многометровой толщей льда.

Уверенность эта пришла к Бродхэму после проверки антарктического шельфа Земли Королевы Мод ультрасовременными гидролокаторами. Они показали, что там, на глубине трехсот шестидесяти метров подо льдом, существуют четыре прямые линии. Соединяясь под прямыми углами, они очерчивали… безупречный квадрат древнего города. 

Возможно, именно здесь и находилась столица древней цивилизации. Но сегодня она закрыта от наших любопытных взоров колоссальной шапкой льда. Чтобы начать серьезные исследования, необходима техника, существующая пока, пожалуй, только в дерзких умах ученых или, на худой конец, в суперсекретных военных лабораториях...

Рукописи не горят…

Однако, вернемся к Хэпгуду. Снежной декабрьской ночью 1982 года профессор брел домой после затянувшегося кафедрального собрания. В голове он по привычке прокручивал все услышанное. 

Несмотря на весьма немолодой возраст, Хэпгуд всегда защищал «своих» студентов и аспирантов, отстаивая их право на оригинальные идеи и «неклассические» подходы. Он никогда не забудет те годы, когда и его пытались «загнать» в общепринятые рамки. Хэпгуд продолжал возмущаться косности и зашоренности «кабинетных крыс» и, конечно же, не заметил, что от самого университета за ним, не включая фар, с черепашьей скоростью движется старенький «Форд». На пустынной спящей улице они были одни – старый, что-то бормочущий себе под нос человек и преследующая его машина. Задумавшись, Хэпгуд незаметно для себя шагнул с тротуара на мостовую. В этот момент водитель «форда» что есть силы ударил по педали газа…

Скрип тормозов и глухой звук удара разбудил сонных обывателей. Через полчаса на место столкновения прибыла полиция, но рядом с трупом профессора обнаружила только брошенную машину. Спустя час ее законного (судя по номерам) владельца нашли мертвецки пьяным, и никакого внятного объяснения так от него и не добились. Мужчина клялся и божился, что в ту ночь он вообще не садился за руль…

Но кому мог помешать ученый-чудак? Чьи планы или коммерческие интересы он, сам того не ведая, нарушил? И кому его открытия встали «поперек горла»?..

…За несколько недель до своей смерти Хэпгуд написал Ранду Флематху, молодому библиотекарю из Канады, что он нашел доказательства существования на Земле много тысяч лет назад высокоразвитой цивилизации. Ученые, которым парень позже показал письмо, решили, что Хэпгуд просто ошибся. Но в других письмах, написанных им в последние годы жизни, никаких неточностей и преувеличений не наблюдалось. 

Между тем, архив, оставленный профессором, был странным образом отредактирован. Из некоторых папок «с мясом» вырвали страницы, а часть тетрадей попросту пропала. 

Среди них были и те записки, которые еще в 1963 году Хэпгуд хотел показать президенту Кеннеди. Он отправил в канцелярию Белого дома письмо с просьбой о встрече, на которой планировал попросить отправить экспедицию в Антарктиду на поиски Атлантиды. За несколько дней до назначенной аудиенции Джон Кеннеди был убит. Поговорить им так и не удалось... 

Четверка археологов

Совсем недавно, в середине 90-х, работы Хэпгуда неожиданно всплыли на поверхность. 

Обнаружил их известный писатель и путешественник Грэм Хэнкок. Собственно, вышел он на них совершенно случайно, поскольку увлекался совсем не Атлантидой, а Древним Египтом. В этом «хобби» он был далеко не одинок. В мире существует немало «альтернативных» египтологов. Эти пытливые умы никак не хотят поверить официальной версии древнеегипетской истории, находя все новые и новые подтверждения другим, подчас неожиданным, теориям. 

Конечно, можно сколько угодно смеяться над невероятными версиями, но сложно отмести один очевидный факт – слишком много неувязок имеется в официальной истории древнего Египта. 

И один из самых главных «камней преткновения» – это вопрос о возрасте, происхождении и назначении египетских чудес света – пирамид и сфинкса. Удивительным образом исследования именно этой проблемы привело египтологов к «антарктической теории Хэпгуда». 

«Водоплавающий сфинкс» и другие чудеса света

Долгие годы «альтернативный» египтолог Джон Энтони Уэст пытался доказать всему миру, что знаменитый египетский сфинкс на самом деле намного древнее, чем принято думать. И главным из аргументов американца был отчетливый след размыва водой основания скульптуры и тела мифического животного. Причем, размыва не одной недели или месяца, а… столетий! Откуда, спрашивается, в египетской пустыне могла взяться вода, да еще в таком количестве.

Дотошный исследователь не год и не два заваливал лаборатории всего мира образцами породы и детальными снимками. И результаты ВСЕХ анализов подтверждали его предположения. Правда, «официальные» египтологи объясняли разводы на сфинксе то временными наводнениями (это в пустыне-то!), то выходом подземных вод. Некоторые самые смелые даже заявляли, что скульптура стояла… посреди бассейна.

Надо ли сомневаться, что такие объяснения Уэста никак не устроили. 

Кроме того, официальная египтология дает свой ответ на центральный вопрос: кого же изображал (или в честь кого был воздвигнут) таинственный сфинкс. Считается, что сфинкс является прототипом фараона Хафра. 

Утверждение это основывается на одном единственном обстоятельстве. В 1818 году египтологи между лап сфинкса обнаружили полуистертую надпись, сделанную во времена фараона Тутмоса IV. Фараону был явлен пророческий сон и, подчиняясь толкованию данному жрецами, он решил убрать песок от сфинкса. Сей почин фараон увековечил надписью, сделанной между лап сфинкса. 

В этой надписи, в 13 строке упоминается имя фараона Хафра. На основании этого сомнительного указания официальная египтология соотнесла сфинкс с самим фараоном. 

Уэст пошел на нестандартный ход – он включил в игру детектива Фрэнка Доминго (знаменитого эксперта в области реконструкции человеческих лиц, по совместительству старшего инспектора судебного отдела нью-йоркской полиции). Заключение Доминго было категоричным – лицо со статуи Хафра не имеет ничего общего с лицом сфинкса!

Почти параллельно с интригующим расследованием Доминго в 1991 году группа американских ученых, вдохновляемая профессором Бостонского университета Робертом Шохом, начала геологическое исследование сфинкса. Роберт Шох – признанное мировое светило науки, и в его выводах сомневаться не приходится. А выводы его таковы: «Нынешние данные, взятые в целом, говорят мне как геологу о том, что Великий сфинкс Гизы значительно старше, чем его традиционная датировка примерно 2500 годом до н.э. Более того, мои нынешние подсчеты, основанные на имеющихся у меня под рукой данных, показывают, что истоки гигантской скульптуры могут восходить, по крайней мере, к 7000–5000 годам. до н.э., а возможно, даже к более ранним временам».

В дополнение ко всему и соседи сфинкса – пирамиды – с каждой «официальной» раскопкой одна за другой преподносили сюрпризы. Все сложнее и сложнее было верить в то, что они служили просто усыпальницами… Подобные строения Уэст видел за тысячи километров от Египта, в Центральной Америке…

Именно там, в Центральной Америке, Уэст встретил такого же скитальца-египтолога, Грэма Хэнкока. Хэнкока понесло на край света по той же причине. Ученые объединились и дальше уже сообща продвигали свою теорию «более чем древнего Египта». 

Изучив артефакты Древнего Египта и цивилизации майя, они пришли к логичному выводу, что строения, расположенные в разных частях света, подозрительно похожи. И, значит, имеют одно происхождение. Но кто же мог построить их 15–30 тыс. лет назад? По версии официальной науки, люди тогда только осваивали палку-копалку, а отнюдь не точнейшие астрономические приборы. Значит, возможно, существовала, какая-то цивилизация…

Мысль о том, что это была Атлантида, первым высказал Грэм Хэнкок. Идея о некой неизвестной цивилизации давно не давала ему покоя. И вот, в начале 90-х ему в руки попали уцелевшие материалы уже известного нам Чарльза Хэпгуда. Масла в огонь мысли подлили письмо и книга ранее упомянутых супругов Флем-Артов. Эти документы стали недостающим звеном головоломки, не дающей покоя «альтернативным» египтологам. Они окончательно убедили исследователей в том, что Атлантида существовала и существовала именно на ледовом континенте.

Именно там располагался центр огромной морской империи, где совершались таинственные религиозные обряды, развивалась наука и технологии, строительство и архитектура. После чудовищного катаклизма, разрушившего Атлантиду, часть посвященных бежала на север и расселилась по миру. 

Возможно, одна из групп атлантов, называвшаяся в древних текстах «последователями Гора», оказалась в Египте. Согласно Хэнкоку, именно они создали культовый центр на плато Гизы и занялись строительством, которое должно было сохранить известные им тайные учения. 

Знания были переведены на язык цифр и преобразованы в геометрические фигуры. Посредством такого архитектурного шифра атланты собирались донести свою культуру до далеких потомков. Они изваяли величественного Сфинкса, хранителя тайн и оставили подробные чертежи, по которым спустя тысячелетия, в 2500 году до н.э., египтяне воздвигли знаменитые пирамиды.

Всем известно, сколь велика была власть фараона и верховной коллегии жрецов. Но были и те, кто властвовал над фараонами. Авторитет «Последователей Гора» был непререкаем, и ни один из египетских владык не посмел изменить положения даже маленького камешка в здании пирамид. Эти жрецы-астрономы надежно хранили тайны Гизы… 

Хэнкок и позже примкнувший к исследователям британский ученый Роберт Бовал писали: «Мы полагаем, что факты свидетельствуют и о непрерывной передаче высочайших научных и инженерных знаний на протяжении всего этого огромного промежутка времени, а значит, о непрерывном присутствии в Египте, со времен палеолита до династического периода, группы высокоразвитых и просветленных людей – об этих неясных аху в текстах говорится, что они обладали знанием божественного происхождения».

Что ж, остается только надеяться, что у нынешних исследователей, влюбленных в Атлантиду, найдутся возможности организовать поиски на Ледовом континенте. Слишком много за последние десятилетия накопилось свидетельств, подтверждающих именно эту версию. И если ими все-таки не пренебрегут, то, вполне возможно, в учебниках будущего об антарктической Атлантиде будут писать как о еще одном совершенно очевидном открытии, к которому человечество шло так необъяснимо долго…

Альберт Эйнштейн об идее Чарльза Хэпгуда: «Первое же сообщение, полученное мной от господина Хэпгуда, буквально наэлектризовало меня. Его идея оригинальна, очень проста и, если подтвердится, будет иметь огромное значение для всего, связанного с историей поверхности Земли».

Весьма интересные исследования карты Пири Реиса провели морские картографы США. Сравнив карту, составленную знаменитым турецким пиратом, со снимками поверхности Антарктиды, сделанными из космоса, они заметили: карта нарисована так, как будто береговую линию Антарктиды наблюдали из космоса.

6 июля 1960 года ВВС США ответили профессору Чарльзу Хэпгуду из колледжа Киин на его запрос об оценке древней карты Пири Реиса: 

6 июля 1960 года
Тема: Карта адмирала Пири Реиса
Кому: профессору Чарльзу Хэпгуду
колледж Киин
Киин, графство Нью Гэмпшир

Уважаемый Профессор Хэпгуд. 

Ваш запрос об оценке необычных особенностей карты Пири Реиса от 1513 года был рассмотрен этой организацией. Утверждение, что нижняя часть карты показывает Берег Принцессы Марты [части] Земли Королевы Мод в Антарктике, а также полуостров Палмер имеет под собой основания. Мы нашли это объяснение наиболее логичным и, возможно, корректным. Географические детали в нижней части карты хорошо согласуются с результатами сейсмологического профиля верхней части ледяной шапки, сделанного шведско-британской экспедицией 1949 года. Это означает, что береговая линия была нанесена на карту до того, как была покрыта льдом. Лед на этой территории имеет толщину приблизительно 1,5 километра. У нас нет догадок, каким образом эти данные могли быть получены при предполагаемом уровне географических знаний 1513 года.

Хэрольд Олмейер, подполковник, капитан ВВС США.

Некоторое время назад ученые из института Карнеги в Вашингтоне сделали любопытное открытие. При помощи радиоизотопного метода датирования (опробованного доктором У.Д. Ури) они определили, что великие антарктические реки действительно текли примерно 6000 лет тому назад, точно так, как показано на карте Оронтеуса Финея. Лишь около 4000 года до н.э. «на дне моря Росса стали накапливаться осадки ледникового типа...» Иными словами, до этого времени на современных ледяных антарктических просторах господствовал умеренно теплый, пригодный для жизни климат…

Грэм Хэнкок: «Думаю, что наши усилия также вознаградились бы, если бы вдалеке от Гизы мы предприняли бы подледное исследование поверхности Антарктиды, поскольку в высшей степени вероятно, что именно этот континент скрывает от нас наиболее полное собрание останков пропавшей цивилизации. Если бы мы смогли установить, что погубило эту цивилизацию, нам было бы легче планировать меры по нашему собственному спасению от подобного бедствия».

19 июля 1993 год. 

Уважаемый г-н Хэнкок! 

После 17 лет исследований, посвященных судьбе Атлантиды, мы с женой закончили рукопись книги «Когда упало небо». Увы, нас постигло разочарование; несмотря на первоначально положительную реакцию ряда издательств на идеи, изложенные в книге, само упоминание Атлантиды исключает возможность ее издания. 

В своей книге «Подпись и печать» Вы пишете о «наследии тайного знания, носителями которого были те, кто уцелел во время потопа...» В нашей работе мы тоже рассматриваем проблему возможного расселения этих людей. Идеальным местом для тех, кто уцелел в Атлантиде, могли бы быть высокогорные и пресноводные озера. Необходимым климатическим требованиям отвечают, в частности, озеро Титикака и озеро Тана [в Эфиопии]. Устойчивые климатические условия этих мест благоприятны для развития земледелия, включая селекцию на основе местного исходного материала. Мы позволили себе направить Вам реферат своей книги и будем рады выслать рукопись целиком, если она представляет для Вас интерес. 

Искренне Ваш, Рэнд Флем-Арт. 

Пояснение к письму.

Канадские исследователи Флем-Арты предполагали, что до конца последнего ледникового периода материк Антарктиды находился в умеренных широтах. После этого он сдвинулся в результате мощного перемещения коры Земли. Это перемещение, продолжают Флем-Арт, «оставило и другие роковые свидетельства в виде пояса смерти вокруг земного шара. У всех континентов, где наблюдалась быстрая и массовая гибель животных видов (особенно это относится к Америке и Сибири), произошло резкое изменение широты... Последствия этого перемещения грандиозны. Земная кора морщится, мир потрясают ужасные землетрясения и наводнения. Материки со стоном меняют расположение, и кажется, что небо обрушивается. Землетрясения в глубинах океана порождают огромные приливные волны, и на побережье, затопляя его, наваливаются цунами. Одни земли попадают в более теплый пояс, другие, будучи загнаны в полярную зону, страдают от жесточайших зим. Таяние ледников вызывает подъем уровня океанов. Всем живым существам предстоит приспособиться, мигрировать или погибнуть... Если бы кошмар перемещения земной коры обрушился на нынешний взаимозависимый мир, то вся наша цивилизация, развивавшаяся в течение тысяч лет, улетучилась бы с планеты как легкая паутинка. Те, кто живет вблизи высоких гор, еще могли бы спастись от глобальных приливных волн, но им пришлось бы бросить в низинах на произвол стихии все медленно взращиваемые плоды цивилизации. Какое-то свидетельство о цивилизации может еще остаться в виде судов торгового и военного флота. Ржавеющие корпуса кораблей и подводных лодок постепенно рассыплются в прах, но хранившиеся в них драгоценные карты сберегут те, кто спасется. И, может быть, через сотни и даже тысячи лет они снова помогут людям в их океанских странствиях в поисках утерянных земель...».

Венедикт Алексеев. Журнал "Планета".




Отзыв пользователя

Нет отзывов для отображения.