Фурсова Е. Ф. Антимир в мифологических образах русалок (Севернорусские и сибирские параллели)

   (0 отзывов)

Gudrid

Фурсова Е. Ф. Антимир в мифологических образах русалок (Севернорусские и сибирские параллели) // Рябининские чтения – 2007; Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск.

Выработанный древними славянами цельный комплекс религиозного почитания Воды, нашел отражение в существовании многих современных обрядов, в их числе – освященных Русской Православной Церковью: почитание св. источников, крещенские массовые купания в проруби (Иордани), бросание денег в море и пр.

По внешнему облику русалок, обитательниц водной стихии, принято делить на севернорусских и южнорусских. На исследованной территории юга Западной Сибири, где проживали восточнославянские переселенцы XVIII – начала ХХ вв., облик русалки был приближен к севернорусской традиции. Внешне русалки выглядели скорее страшилищами, чем красавицами, и напоминали троицких ряженых. Вот что рассказывали о них «непосредственные очевидцы» или проинформированные односельчанами люди: «Тут в Сибири бегали русалки с распущенными косами. К деревне Козихе озера, мы туда за огнем ходили. Они как обнокновенные женщины, молодые, холодные …» (А. А. Бирюкова, д. Верх–Ирмень Ордынского р-на НСО). «Говорили русалка какая-то лохматая, косматая, а уж какие точно не видела» (Е. И. Колотай, д. Глядень Мошковского р-на НСО). Информатор из Верхне–Тарской волости Каинского у., где проживают потомки белорусских переселенцев, видела русалку в виде женщины «у длинном платье, с голой головой, с косой… Шла…» (Х. Ф. Трофимова, д. Бергуль Северного р-на НСО). В районе Васюганских болот в среде потомков орловских крестьян до сих пор бытуют рассказы об активизации русалок на Троицкой недели: «Русалки были в Ударнике. Сама видела русалку в реке. В полночь летом – голова клином, острая, длинные черные волосы. Видела по грудь, волосы все закрывают. Но у лица волосы вроде бы короче. Русалка поднималась и опускалась над водой, шлепалась не то телом, не то хвостом. Мыла радиатор у реки в лесу и тут – хлопанье русалок…» (А. П. Данченко, д. Верх–Крсноярка Северного р-на НСО). «Русалки были и сейчас есть. Русальная неделя в этом месяце, на Купале. Косматые русалки табунами ходят, кривляются. Ловят людей…» (Т. А. Антипина, д. Верх–Красноярка Северного р-на НСО).

Наиболее распространенным местом обитания русалок являются малые реки, «речки», озера, а сидят эти водные существа на мостках. Лишь потомки белорусов вспоминали рассказы своих дедов, матерей о «появлении» русалок с полей – «из ржи выходили» (К. И. Аникеенко, д. Васильевка Чулымского р-на НСО). По утверждению же многих сибиряков–старожилов, «в Сибири их нет, сроду не видали».

Происхождение русалок фиксируется от девушек–утопленниц, от детей, которые умерли некрещеными или которых родители прокляли в урочный час. Сосланные «в болота» Васюганья старообрядцы также оказывались «свидетелями» русалок, являвшихся не только в образе женщин, но и детей. «Сидела там у болота. И как ребенок голый выскочил из болота, хвост у ей. И затрепыскался, затрепыскался…И опять раз в воду. Сама это видела. Говорили, что там русалка жила» (Е. Ф. Власова/Белоусова, пос. Венгерово НСО). По утверждению информатора, люди довольно часто видели «это» и относились к подобным явлениям с большой опаской.

Известна плохая сохранность славянской системы верований, включающая влияния и напластования различных исторических периодов, по причине чего именно функциональный анализ может дать основания для наиболее глубоких рассуждений и выводов. Устрашающие функции русалок, направленные против людей, вне зависимости от ситуации и личностных характеристик «свидетелей», фиксировались наиболее часто в 1980–1990–х гг.

По сообщениям, в конце XIX – начале ХХ вв. в Иткульской волости Томского у. и в Карасукской волости Барнаульского у. среди коренных сибиряков имело распространение пугающего образа русалки. По воспоминаниям пожилых людей, родители в детстве пугали их водными девами, чтобы они не увлекались чрезмерно купаниями в водоемах: «Там вот русалка, поймат тебя! Шоб не утонул же в речке. Купались все равно!» (К. А. Изосимова, д. Иткуль Чулымского р-на НСО; Е. И. Чичканова, д. Чернокурья Карасукского р-на НСО). У смоленских переселенцев русалками пугали детей, чтобы те не лазили в огороды (М. А. Бычкова, г. Чулым НСО).

Полтавские переселенцы и их потомки рассказывали детям, что в русалок превращаются души умерших младенцев. «Если ребенок родился и помер, но не успели перекрестить – это русалка» (М. Е. Романок, д. Лотошное Краснозерского р-на НСО). Русалок боялись из-за распространенного поверья в то, что они будто бы могли защекотать человека. Существование русалок связывалось с особенностью их обитания в озерах, поэтому в тех селениях, где не было водоемов, крестьяне считали невозможным их увидеть (А. Ф. Шулик, д. Веселовское Краснозерского р-на НСО).

До сих пор именно среди белорусов живы рассказы о появлении в течение «граной» недели (неделя, следующая за Троицей) в местных реках и озерах этих водных дев, вследствие чего избегаются купания. Главными причинами запретов обычно называется резко увеличивавшаяся вероятность заболеть или утонуть. Таким образом, несчастные случаи на воде в этот период всегда рассматривались как следствие нарушения «исконных законов» (купальный сезон открывался только со дня Ивана Купалы). Там, где старинные традиции сохранились в более полном виде, например, на Васюганье, до сих пор живы рассказы о появлении в реках и озерах русалок. Во всех сюжетах русалки проявляли враждебность по отношению к людям, нередко пугали и увлекали за собой в воду. Особенно опасными считались купания для детей, которым запрещалось категорически это делать.

В д. Глядень Мошковского р-на Новосибирской области, по сообщению местных жителей, не так давно случилось событие, утвердившее веру в негативные качества водных обитательниц речек: «Мама рассказывала. Один поехал рыбачить, а жена ходила беременная. Вот он на речке ловит, а село два черта и лодку качают. Он говорит: «Ребята не шутите, ребята не шутите». «Подари, чё у тебя дома есть, а ты не знаешь!» А жена дома родила. А он же не знал, чё дома у него. Он домой пришел, а жена родила. Девочку родила… Он пришел домой к жене и сказал: «Всё, я ее подарил!». И точно. Они (здесь: черти – Е. Ф.) ходят и всё. Эта девочка утопилась уже большой, лет десять, наверное, ей было. Звали они ее…» (Т. Е. Очередько, д. Глядень Мошковского р-на НСО). Даже в годы господства атеистической идеологии русалки проявляли себя, приставая к припозднившимся мужчинам, которые возвращались домой. «Как-то муж ехал на тракторе. Глядит – села женщина и поёт песни. Прямо в трактор. Он говорит, быстрей, быстрей отъехал от моста. А там все время в Кайлах (д. Кайлы Мошковского р-на. – Е. Ф.) «причуда» у моста, говорят. Муж спрашивает ее: «Ты чё села ко мне и песни поешь?» Заматерился на нее и она исчезла» (Т. Е. Очередько, д. Глядень Мошковского р-на НСО). Этот пример свидетельствует о том, что в украинско–белорусской среде сохранились традиционные способы защиты от русалок.

Достаточно определенные представления о русалках, их образе жизни, проделках с людьми записаны нами от потомков российских переселенцев из Курской, Могилевской, Черниговской губерний: «Говорили, что русалки живут на озере. Все пугали детей: «Вот пойдешь на озеро, там русалка. Озера те счас уже пересохли …» (В. Ф. Карпенко, с. Ярки Черепановского района НСО).

Приведем рассказы информаторов Северного, Кыштовского, части Венгеровского и Куйбышевского районов Новосибирской области, относящиеся к настоящему времени: «На русальной неделе нельзя купаться. Постоянно люди тонут. Случилось это и нынешним летом (1994 г. – Е. Ф.). Утонул мальчик» (А. П. Данченко, д. Верх–Красноярка Северного р-на НСО).

В Верхне–Тарской волости, где проживало много старообрядцев, рассказы о русалках записывались и в 1980-х гг. Характерно, что здесь на первый план выступало их доброжелательное отношение к своим земным соседям. «Их много русалок, частенько видели. Она никому ничего плохого не делала, даже мужчинам. Утром рано по росе ходит, она к людям хочет. После обеда можно идти не боясь, русалок не увидишь» (Запись в д. Бергуль Северного района). Далее эта же информатор, все же рассказывала об обеспокоенности своей матери, когда она с ней в детстве шли «у поля» по «крестовой дороге». Мать взяла ее за руку, чтобы дочь не боялась и сказала: «Ты, дочечька, иди с Богом». Поясняя эту ситуацию, информатор, припомнила, что русалки «хватали людей», то есть все же могли проявлять к ним недружелюбие. В данной информации интересно применение христианских средств против «нечистой силы» – молитвы, креста, а также сознание заступничества Бога.

У старообрядцев в Николаевской волости Барнаульского у. в теплое летнее время, согласно поверьям, появлялись русалки, которые ничего плохого людям не делали. При этом необходимым их атрибутом был гребень, которым они непрерывно чесали волосы. «Только слыхал от других, что видели женщину с длинными волосами на берегу реки. Сидит, волосы чешит. Подойдут ближе – она бух в воду – и все. Не стало. Говорили, что она красивая женщина, аккуратная, опрятная…» (Г. Ф. Замараев, д. Елбань Маслянинского р-на НСО). Вполне добрососедскими и обыденными выглядели взаимоотношения представителей двух сфер мира в рассказах южнорусских переселенцев: «Под мостом в р.Иче водились ранее русалки. Один мужчина возвращался домой с работы и каждый раз его русалки поджидали…» (А. П. Данченко, с. Усть–Ургулька Северного р-на НСО).

В среде вятских переселенцев Верхне–Тарской волости довольно часто можно услышать об очевидцах появления русалок в местной р. Таре. Уверенность и бесстрашие вселял тот факт, что, ныряя в виду, русалка уже обратно не выныривает, как и полагается водной обитательнице. «Говорят идем, а русалка из воды выходит. Косы длинные да черные, сама смуглая такая. Вышла. Посидела на бережке. А ее поглядели. Она как увидела людей, бухнула в воду и больше не вынурнула. Они прячутся от людей в воде живут…» (Ф. А. Могутова, д. Верх–Тарка Кыштовского р-на НСО).

В первой половине ХХ в. в народных представлениях довольно часто русалки идентифицировались с колдуньями. Здесь наблюдалось пересечение с идеей оборотничества и перевоплощения некоторых, склонных к колдовству женщин, в эти мифологические существа. В начале ХХI в. в связи с переоценкой духовных ценностей на основе православия и распространением убеждений, основанных на греховности подобных видений крещеному человеку, образы русалок становятся блеклыми и даже отрицаются в среде христиан, особенно состоящих в приходских общинах.

На фоне изучения мифологических образов русалок в среде восточнославянских народов юга Западной Сибири ритуально чистое время дня обозначается как послеполуденное. По аналогии с этим, в календарном году ритуально чистым временем является период после Крещения и Купалы, то есть после летнего и зимнего солнцеворотов (соответственно, в это время чисты водоемы). После стояния солнца в зените имело место очищение речек, озер, прудов и пр. Соответственно, по народным обычаям, именно с этого периода люди получали возможность собрать ритуально чистую воду впрок или купаться. Появлению чистой Воды предшествовала активизация мифологических существ. На Святки (страшные вечера) появлялись «шуликаны»; на Троицкой неделе (граная неделя, русальная неделя) – русалки.

Убежденность значительной части старожилов в невозможности обитания русалок в Сибири основана на рассуждениях о морозных зимах, во время которых реки покрыты льдом. В тех местностях, где фиксируются русалки, они представлялись лохматыми и косматыми из-за необходимости утепляться в суровых климатических условиях, где невозможно существовать голым, что их объединяет с севернорусскими традициями. Вместе с тем враждебность и, в целом, двойственность в отношении к земным людям вообще типична для представителей антимира, представленного на Русском Севере и в Сибири.

 

Niavka_Bestiary.jpg

Изменено пользователем Gudrid

1 пользователю понравилось это


Отзыв пользователя

Нет отзывов для отображения.