Thorfinn

Оружие будущего

1 сообщение в этой теме

В журнале "Огонек" размещено интервью с президентом центра «Кинетика» МИСиС Владимиром Пирожковым, в котором речь идет об оружии будущего и сотрудничестве центра с ОПК. Речь в интервью идет об исследовании "Война будущего", которое провели специалисты Центра промышленного дизайна и инноваций "Кинетика" МИСиС.

— Что представляет собой ваше исследование?

— Это объемный том, около 800 страниц. В нем три части. Первая — это анализ глобальной ситуации. Из него следует, что война в какой-то форме весьма возможна и даже близка. Вторая — "анализ анализов", выжимка на несколько страниц о том, какими могут быть потенциальные конфликты. И третья часть — своего рода техзадание, которое мы написали для себя и производителей: что мы должны сделать, чтобы помочь армии и ОПК подготовиться к ситуации. Мы вычленили элементы, которыми нам предстоит заниматься, создавая экипировку солдата будущего — например, системы поражения, жизнеобеспечения, защиты, энергообеспечения, управления. В этих секторах мы работаем и будем работать в ближайшее время совместно с профильными организациями.

— А нужно готовиться?

— В истории бывали случаи, когда мы вступали в конфликты неподготовленными. Есть простое правило: у тех, кто не готов, разрушений, ущерба, человеческих жертв больше, чем у тех, кто готовился. Нас 140 млн человек, и нам себя нужно беречь. Да и других тоже. В мировой практике сегодня считается циничной нормой расчет 1:5, то есть на одного погибшего бойца должно приходиться пять солдат противника. Но и противник тоже так считает. Конечно, лучше 0:0, но это, к сожалению, недостижимый идеал.

1.jpg.2059b9a20a2a9385bb988bc1b77f52aa.j

2.jpg.e1fb0a4c5fdfffd9eab25d0cba7b4e78.j

3.jpg.885c0b374aa1567ddf10ae3d73375de1.j

4.jpg.b12b78a789dc41fff8e449fbfe00cf47.j

5.jpg.77f6cf2a400154bdcb1dbc0ca21faa7c.j

6.jpg.67f7350ffb9e2d7ecfd08445cfb74f6c.j

— Какой видится война будущего?

— Это будет так называемая сетецентрическая война. Термин введен американцами, имеющими опыт участия в конфликтах последних лет. Отдельные ее признаки мы уже наблюдаем в локальных войнах. "Сетецентрическая война" предполагает создание разветвленной сети хорошо информированных, но географически рассеянных сил. Вот ее главные признаки. Первый: высокоэффективная информационная система, обеспечивающая доступ каждого бойца ко всей необходимой информации. Второй: высокоточное оружие с большой дальностью поражения цели и маневренностью. Третий: высокоэффективная система управления и командования. Четвертый: так называемая интегрированная "сенсорная решетка". Это система быстрого принятия решений и исполнения на основе точной информации по схеме "инфо-решение-стрелок". Причем решения могут приниматься не обязательно в центре управления боем, потому и называется "решетка". В технологическом плане все это предполагает внедрение новых систем управления, слежения, разведки, контроля, компьютерного моделирования.

— Как будут проходить боевые действия?

— Современные войны происходят в основном в городских условиях и затрагивают логистические операции. Это подтверждают конфликты в Ираке, Афганистане, Сирии и других горячих точках. Иначе говоря, война все больше переходит из горизонтальной фазы в вертикальную. Бой может быть даже межэтажным, когда противники располагаются на разных этажах одного здания, как, например, это было в донецком аэропорту. Авиация, танки и артиллерия, разумеется, нужны, но, как и раньше, успех в основном зависит от бойца. Человек — базовый элемент любого конфликта. Отсюда возникает огромное количество различных факторов, влияющих на боевые действия: бетонные или кирпичные стены, стекло, переборки, лестницы, подземные ходы...И соответственно появляются новые системы обнаружения противника — ультразвуковые, инфракрасные, тепловые, ночного видения и так далее.

Появляется новый вид управления боем, так называемые сержанты трех кварталов. На первый план выходят люди, хорошо знающие особенности городской застройки на своем участке боя и способные принимать самостоятельные решения. От каждого солдата и от командира взвода или роты теперь требуется самостоятельность принятия решений, а не слепое выполнение приказов командира полка или дивизии. Поэтому сейчас главный упор должен делаться на подготовке младших командиров.

Важный момент: боевая группа солдат усиливается за счет применения информационно-коммуникационных технологий, то есть создается локальный пункт связи. Все подразделения и все бойцы, участвующие в операции, знают, что делают другие. Это легко сказать, но трудно сделать. В Германии, например, эта проблема решается с помощью бронированной техники. Скажем, десять бойцов всегда на связи с бронетранспортом, который является центральной станцией передачи информации. Но у всех армий разные подходы.

Современная война — это не только боевые действия, но и мощная информационная поддержка армии. Такой поддержки не было, например, в российско-грузинской войне 2008 года, и от этого она выглядит очень противоречиво. Разные эксперты в разных странах по-разному отвечают на вопрос, кто первый начал стрелять. Вот поэтому информационная подготовка приобретает все большее значение.

— Некоторое время назад была принята программа вооружений до 2020 года, на которую было выделено 20 трлн рублей. Это подготовка к войне прошлой или будущей?

— Я комментировать программу не могу, выскажу только субъективное мнение. В первую очередь стояла задача поднять предприятия, которые производят конкретные виды военной техники для Вооруженных сил РФ. Вывести заводы из застойного состояния, в котором они находились. В основе были те образцы техники, которые на заводах производились, и технологии, которые использовались ранее. Но за последние десять лет появились и новый танк Т-14 "Армата", и самолеты пятого поколения Т-50, и костюм солдата "Ратник", и многое другое. Более полутора тысяч предприятий стали "на крыло". И это отразилось на выпуске не только военной, но и гражданской продукции.

— Почему вы, промышленный дизайнер, сделавший карьеру в мировом автопроме, занялись вооружениями?

— Есть вещи, которые мне представляются сегодня более важными для нашей страны. Позже, когда мировая конъюнктура успокоится, перекуем мечи на орала. Тем более что опыт есть. Системы стрелкового вооружения — это лишь часть из того, чем занимается сегодня Центр промышленного дизайна и инноваций "Кинетика".

— Кто вас позвал в оборонную отрасль?

— Один из сотрудников Златоустовского машиностроительного завода пригласил меня посмотреть линейку изделий, которые выпускает это предприятие. Я поехал, познакомился с директором, тогда это был Сергей Лемешевский, мы с ним нашли общий язык. Сейчас он руководит НПО им. Лавочкина. Но мы с ним продолжаем сотрудничать. Златмаш вывел нас на Центральный научно-исследовательский институт точного машиностроения, который входит в госкорпорацию "Ростех". Директор ЦНИИ Точмаш Дмитрий Семизоров познакомил меня с Фондом перспективных исследований (ФПИ), который занимается инновациями в оборонной сфере.

— Вы занимаетесь ракетами, танками?

— Нет. Ракете с ядерной боеголовкой дизайн не нужен. Это изделие разового применения. Есть у нас и космические войска, и прекрасные самолеты, корабли, танки. Там, конечно, много работы для нас. Но есть два базовых элемента войны, с которых имеет смысл начать. Первый — это солдат, он главный. На подготовку солдата, на его экипировку сегодня затрачиваются немалые средства. И второй элемент — боеприпас. Патрон для стрелкового оружия — как ДНК — задает систему всех видов стрелкового оружия и его модификаций.

— У вас главный рабочий инструмент — ноутбук. Между ним и реальным производством оружия должны быть какие-то промежуточные звенья?

— Нам, дизайнерам, надо быть открытыми миру, нужно смотреть, что делается вокруг, анализировать, создавать изделия лучше, чем у других. В этом суть нашей работы. Да, у нас есть специальные задания от научно-исследовательских институтов оборонной отрасли. На основе тех емких исследований, о которых мы с вами сегодня говорим, мы, скорее, создаем функциональные прототипы. Желательно эстетичные, удобные, надежные, произведенные в России. У нас есть необходимые лицензии на создание опытных образцов. Мы делаем все, кроме ствола. Ствол — это закрытая зона, которой занимаются только специалисты, мы туда не ходим. Строим не только прототипы оружия, но и то, о чем я говорил вначале,— прототипы механизмов, 3D-транспорта, способного перемещаться в трех измерениях. Для разработки прототипов, то есть работающих образцов, нужна специальная мощная технологическая база. Мы ее сейчас создаем. Строим в центре Москвы, на территории Национального исследовательского технологического университета МИСиС, между Парком культуры и Ленинским проспектом, подземный Центр прототипирования высокой сложности. Работы близки к завершению. Уже установлены обрабатывающие центры высочайшей точности, проработаны практически все базовые технологические процессы. Это будет опытное производство полного цикла в очень компактном формате.

— Что собой представляет мировой рынок стрелковых вооружений? Есть ли у него запрос на новые виды оружия?

— Рынок колоссальный! Есть боевое оружие, спортивное, различные не стреляющие макеты... Но самое сложное, самое мощное оружие — боевое. Оно должно быть неприхотливым, работать в любой среде, в жару и мороз. Надо, чтобы оно легко перезаряжалось, было безотказным, надежным, не подводило в нужные моменты, когда стоит вопрос "либо ты, либо тебя". Если кратко, есть пять критериев боевого оружия: скорость подготовки к использованию, точность, дальность стрельбы, надежность, дешевизна.

— Вооружение нашей армии отвечает таким критериям?

— Я не конструктор и буду в оценках осторожен. Мне кажется, надо работать над эргономикой наших оружейных систем. Нужно использовать современные материалы, сегодня всюду сталь заменяется пластиком, композитными материалами. Очень важный момент — покрытия металлов. Здесь еще много работы. Дизайна оружия у нас в стране как такового не было. Конструкторы всегда отталкивались лишь от функции. По-своему это оправданно. Но сейчас мы выходим на глобальные рынки, нужно быть лучшими. Нам надо создавать стрелковые комплексы.

— Что значит "стрелковый комплекс"?

— В современных армиях отдельно винтовки или автоматы используются все реже. На смену приходят системы, включающие нашлемные прицельные устройства, мощную оптику, лазерные и тепловизионные приборы, новые системы хранения и транспортировки амуниции. Например, знаменитый автомат Калашникова требует двух рук бойца. А если нужно стрелять одной рукой? Или без рук? Можно, но неудобно. Другой вариант решения такой задачи: на плече солдата закреплен такой "попугай", который стреляет туда, куда человек смотрит. Еще вариант: прицел встроен в очки на шлеме солдата. А если у него есть приспособления, чтобы смотреть за угол? Или сквозь стену? И к этому добавить прибор, различающий своих и чужих? И это все должно быть взаимосвязано, облегчено и просто в использовании. Над такими инновациями мы и работаем.

— Каких именно технологий требуют современные оружейные системы?

— Вот традиционный пистолет с металлическим спусковым крюком. Крючок делают на фрезерном станке с тремя-четырьмя перестановками заготовки плюс сварка. Такой метод значительно повышает стоимость изделия и увеличивает время изготовления. А вот спрессованный из порошка крючок гораздо дешевле. На Западе сейчас применяют очень много пластика. Но у таких технологий есть минус: пластик при сильных морозах крошится, колется. Значит, такое оружие неприменимо в Арктике. А оно там может потребоваться. Если учесть и рассчитать количество мелких деталей в механизме, их потенциальную модульность и взаимозаменяемость, себестоимость изделия можно сократить в разы, если не на порядок!

Западные образцы, например, технологичнее наших в производстве. Но не факт, что лучше. Ведь качество проявляется в конкретных условиях. Одно дело — Европа, другое — Россия. И дороги другие, и бетон, и стекло. Нужны серьезные программы испытаний, улучшения характеристик, инновационные решения. Еще одно перспективное направление: почему бы не печатать патроны прямо в поле перед боем?

— Как это?

— Сегодня существуют 3D-принтеры, которые могут воспроизводить любое изделие любой формы по цифровым файлам. Главное, чтобы были нужные материалы. В мастерской ставится линия принтеров. Нужны металлические трубочки для гильз, пороха, а пули могут быть разным — трассирующими, бронебойными. Вечером командир сделал заказ на два миллиона патронов, утром все готово. И тем самым отменить их логистику вагонами и самолетами за тысячи километров и не возить с собой в обозе.

Или, например, в условиях Арктики, которая может стать одним из театров военных действий, требуется особые покрытия, которые по прочности превосходит сам металл. Обычный пластик при температуре минус 60 градусов превращается в подобие стекла. Значит, нужны специальные композитные добавки. Вместо металлической рукоятки надо ставить керамическую, по структуре напоминающую морскую ракушку рапан, она обладает высокой прочностью при меньшем весе. Сейчас из подобных керамических материалов у нас делают бронежилеты и каски, они считаются лучшими в мире. Это так называемый бионический дизайн.

— Мы подошли к экипировке солдата...

— Так точно. Это еще одно направление нашей работы, экипировка будущего.

— Костюм "Ратник", "зеленые человечки" в Крыму?

— Нет, это был, "предратник". Даже не первое поколение нового костюма солдата. Настоящий "Ратник" уже в войсках, и эта система очень конкурентна в контексте мировых аналогов. В мире сейчас есть шесть или семь подобных систем.

Костюм солдата будущего — это фактически полуроботизированный комплекс. Главная задача, которая перед нами стоит — сохранение жизни бойца. Вообще, отличие этого комплекса от традиционной формы в том, что в нем увязано несколько систем. В костюме солдата встроены до полусотни различных изделий.

Главная задача — в интеграции усилий множества предприятий в одно комплексное изделие. Каждое предприятие выпускает какое-то свое изделие и при этом постоянно его совершенствует. Причем систему надо упрощать, чем она проще, тем надежнее в реальных боевых условиях. Элементы системы должны быть взаимозаменяемыми, что-то можно поставить из другого комплекта, если это потребуется. И делать это прямо на поле боя.

— Как решается проблема выживания солдата в случае ранения?

— Над этим работа тоже идет. Мы исходим из правила "золотого часа": если раненому оказать помощь в первый час, у него будет 80-процентный шанс на выживание. Во второй час — уже только 15-20 процентов. Следовательно, нужно оказать помощь солдату прямо на поле боя, а потом переводить его на следующий уровень медицинской помощи. Значит, нужны специальные приспособления для транспортировки раненого. Какие именно? Какими должны быть носилки? Как товарищ раненого может его транспортировать, если на обоих по 20 кг экипировки плюс оружие? Ведь в прежних войнах такого не было. Во Вторую мировую медсестра могла вытащить на плащ-палатке раненого бойца с поля боя. Сегодня это уже сложновато. Все это важные вопросы, которые требуют специальных решений. Недавно мы были на учениях в Подмосковье, где как раз эти проблемы отрабатывались.

— Несколько лет назад один из наших известных дизайнеров уже разрабатывал комплект военной формы. Не боитесь повторить печальный опыт?

— Я не комментирую работу коллег по цеху. Думаю, что любой бы профессионально выполнил поставленную перед ним задачу. Возможно, было другое время и были другие цели. Честно говоря, я вообще не хотел бы заниматься войной. Но сегодня надо заботиться о защите и боеспособности наших молодых ребят, которым, возможно, придется принять участие в каком-то из конфликтов. Нужно, чтобы они были уверены в себе. А самое важное, чтобы родные не получали плохих новостей.

Беседовал Александр Трушин

Журнал "Огонёк" № 43 от 02.11.2015, стр. 20.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!


Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Нет пользователей, просматривающих эту страницу

  • Похожие публикации

    • Обдериха
      Автор: Gudrid
      Народные поверья сохранили до наших дней память о существе, отличающемся особой жестокостью. Она является жутковатой персонификацией функции хозяина бани - наказывать тех, кто нарушил запреты и пришёл в баню в неурочный час, переломное время суточного цикла, когда потусторонние силы берут власть в мире людей. Дерзнувших нарушить запреты она драла длинными когтями, сдирала с них кожу и вывешивала на каменке в назидание другим. За это народная молва назвала грозную хозяйку бани обдерихой. Иногда её также называют одёрышком или задерихой.
      Внешний облик этого существа различен. "Кому человеком, кому ребёнком явится" (архангельск.), но чаще обдериха представала в женском обличии с длинными распущенными волосами, большими зубами, широко расставленными глазами. Антропоморфный образ нередко дополняется зооморфными чертами: она была волосата, с когтями и рожками. "Парень в бане мылся и обдериху видел. С рожками, говорит, сидит на полку небольша" (архангельск.) Часто обдериха перекидывалась кошкой с большими горящими глазами, рыжей или серой, а то и вообще неодушевлённым предметом: "А то и перекатится трубкой берестяной из байны в байну" (арх.)

      Согласно поверьям, обдериха обитает в бане под полоком, за каменкой, под лавкой. Происхождение этого существа тесно связано с родовой грязью. Обдериха появляется в бане тогда, когда в ней обмывают первого новорождённого: "Как малого ребенка вымоют первый раз в байне, и обдериха образуется". Банная хозяйка была благосклонна к роженицам и часто помогала женщинам в родах, но представляла опасность для новорождённых и маленьких детей, которых могла подменить в бане.

      "Раньше пугали: обдериха задерет в бане. Под полком живет, по-разному показывается. У нас мама была еще в девках, пошла в баню, а там девка в повязке лежит под передней лавкой. Не ходили в баню за полночь — обдериха задерет. Как-то к нам приехали знакомые и попросились в баню. А времени много — скоро двенадцать. Их предупредили: если кошка замяукает — выходите из бани. Кошка раз мяукнула, два мяукнула. Они третьего раза ждать не стали — выскочили. И роженицу с ребенком в бане не оставляли одних до шести недель после родов, и ребенка не оставляли — обдериха подменит" (арх.) Поэтому, оставаясь после родов в бане или идя мыться с маленьким ребёнком, женщины прибегали к определённым мерам предосторожности. "Обдериха-то как кошка в бане появляется. Нельзя по одному в баню ходить. Родит женка, пойдет с ребенком в баню мыться, так кладет камешек и иконку, а то обдериха обменит и унесет, и не найдется ребенок. А вместо ребенка окажется голик (стертый веник). А бывает, что и ребенок окажется, но он не такой, как настоящие, — до пятнадцати лет живет, а потом куда-то девается".  Оставшись одна в бане, роженица должна быть очень осторожной, чтобы обдериха ей не навредила: "Вот у нас, в нашей деревне, как роженица родит ребеночка, ее в баню отводят. Натопят баню, и роженицу с ребеночком в баню. Там живет неделю, там к ней все ходят, еду носят. А говорят, одной роженице нельзя в бане быть. Вот один раз был случай. Приходит к роженице соседка навестить. А эта, которая пришла, говорит: «Я за водичкой схожу для ребенка». А этой роженице говорит: «А ты ноги крест— накрест положи». Нога на ногу, чтобы крест был. Вот она ушла. Роженица говорит: «Я глаза открываю, стоит женщина передо мной, во лбу один глаз, большущий глаз, и говорит: «Женщина, скинь ногу, скинь ногу!» Это чтобы креста не было. Она бы к ней подошла, может быть, что-нибудь и сделала, а раз крест положен — ей нельзя. «Со мной, — говорит, — сразу худо сделалось. Из памяти меня вышибло». Так потом сразу и пришла эта женщина, которая за водой-то ходила. Тут нечистый дух был. Баенница это, баенница: один глаз во лбу". Примечательно, что в этой быличке обдериха имеет лишь один глаз во лбу, как у Лихо.
      У банной хозяйки обязательно спрашивали разрешения, прежде чем париться в бане: "Баенна хозяйка, пусти нас помыться, погреться, пожариться, попариться" и благодарили после: "Банная хозяюшка, спасибо за парну байну. Тебе на строенице, нам на здоровьице". Чтобы не разозлить обдериху, нельзя было париться на четвёртый пар (в четвёртый заход), ходить в баню после полуночи, а также в полдень - считалось, что в это время в бане моются банные духи и их гости. Опасно было ходить в баню по одному, шуметь. А на четвёртый пар обдерихе обязательно оставляли кадушку с горячей водой и кусок мыла.

      Как и все мифические существа обдериха опасна только до первого крика петуха. Известен на русском Севере рассказ о находчивой девушке, пришедшей в баню ночью вопреки запретам, но избежавшей наказания. Чтобы успеть побольше напрясть ниток, девушка отправилась не на посиделки с подружками, а в баню, где в полночь перед нею явилась обдериха со словами: «Что это ты здесь делаешь?» Девушка тут же стала рассказывать обдерихе, что она прядет нитку, но прежде, чем это делать, нужно кудель вычесать, а до этого — лен надо вытрепать, а до этого — его надо мять, а до этого — сушить, а до этого — мочить, а до вымачивания — тоже сушить, а до сушки лен надо выдергать, а до дерганья — вырастить и прополоть, а с самого начала лен надо посеять. И так долго девушка все это рассказывала, что наступило утро, запели петухи, и обдериха исчезла, как сквозь землю провалилась.
      Изредка встречаются рассказы о том, что обдериха не трогает заночевавшего в бане человека, если тот попросился у неё на ночлег: "Ране странники ходили, один попросился в деревне ночевать, его никто не пустил. В байну зашел, попросился: "Хозяин с хозяюшкой, пусти переночевать". Лег на полок и слышит, из сенцов говорит кто-то:
      - Божаточка, пойдем на свадьбу?
      -Нет, не пойду, у меня сегодня наследники есть.
      -Ну так задерем его на свадьбу с собой.
      -Нет, не задерем, он у меня попросился."
      Или вообще помогла попавшему в беду и спасла от верной смерти: "Шли девки по малину, проходили погост. Увидали — лежат кости. А одна озорная и говорит: «Кости-кости, приходите к нам в гости!» Ну, на вечер в избу, где девки шили, и пришли парни. Незнакомые, неведомые и откуда незнамо. А все веселые, пряниками кормят, играют, дролятся. Вот одна девка в красный угол отошла, под икону стала и видит, что зубы у них железны, а в сапогах кости. Она и говорит:
      — Девушки, я до ветра пойду.
      А парни ее не пущают. Она и говорит:
      — Хоть косу дверьми прищемите, да пустите.
      Они ей косу дверьми прищемили, а она косу срезала да бежать. А за нею уже догоня. Кости догоняют, съесть хотят. Забежала она в байню, заплакала, замолилася:
      — Обдериха-матушка, спрячь меня.
      Обдериха ее и спрятала, камышком прикрыла, паром запарила. Кости в байню вбежали — ан нет ничего. Тут петух запел, они и рассыпались".

      В некоторых случаях обдерихи соотносится с представлениями о проклятом человеке: когда на обдериху набрасывают крест, она превращается в обычную девушку. Это перекликается с поверьями о появлении домашних духов вообще. Как правило, ими становились умершие некрещёными или проклятые своими матерями дети.
      Автор: Gudrid
       
    • Вожо
      Автор: Gudrid
      Дни зимнего солнцестояния - вожодыр - считались самыми опасными, так как силы иного мира вторгались в эти дни в мир живых. Первоначально это было связано с сакральным табуированным периодом времени, когда существовали строгие запреты, связанные с культом предков. В частности, существовал строгий запрет на стирку. Считалось, что появлявшиеся на вожодыр духи могли принести беды и несчастья тому, кто нарушил запрет и потревожил их. У многих народов культ мёртвых так или иначе связан с водой: страна предков находится за рекой, озером, большой водой. Мёртвые возвращаются в этот мир из воды и ходят среди людей в дни зимнего солнцеворота. Позже под влиянием христианства в быту и верованиях вотяков (удмуртов) утвердились элементы рождественского праздничного цикла и на святочный период времени перешло название вожодыр.
      Сезонные святочные духи удмуртов - вожо (инвожо) - приходили в мир людей на святках, жили в банях и заброшенных домах. В это время было страшно и опасно выходить из дома без огня. В бане вожо могли заморочить человека, подсунув ему красивую девушку в качестве невесты с большим сундуком приданого, а наутро вместо неё оказывался чурбан. Вожо могли заморочить, закрутить припозднившегося путника, увести к реке и утопить его. Обычно невидимые, как и все духи из мира мёртвых, вожо тем не менее могли обладали способностью оборотня и могли перекинуться каким-либо животным, углом избы или столбом.

      Среди вожо, как и среди людей, есть и мужчины, и женщины. Они могли вступать в отношения с людьми, заключать браки, от которых рождались дети. Считалось, что если накинуть на вожо крест, его можно превратить в человека. И наоборот: если крест снимали с человека, он мог стать вожо. Однако подобного смешения двух народов, принадлежащих к столь разным, противоположным мирам, старались не допустить, считалось, что так нарушается равновесие миров. Поэтому существовала система обрядов, запретов. В сумерки и ночью старались без лишней нужды не выходить на улицу, чтобы избежать встречи с вожо. Особенно сторонились рек, озёр, бань и заброшенных домов, как мест, где обитали духи. Если всё же случилось оказаться рядом или пройти по мосту в тёмное время суток, то нужно было обязательно произнести: "Господи, Боже! (Остэ, Инмарэ!)".
      Время, когда вожо были наиболее активны - тёмное, ночное, а с первым криком петуха нечистые духи убегали, скрываясь в воде. Когда же вожодыр подходил к концу, молодежь ходила от дома к дому с факелами и выпроваживала вожо. В реку бросали кусочки пищи и приговаривали: «Река, будь милостива. В нужное время мы приняли у себя вожо, храни нас от всяких болезней и несчастий!»
      Другим опасным периодом считалось время на Страстной неделе. По удмуртскому преданию, во время битвы с марийцами много врагов погибло, и в ночь на Великий четверг души непогребённых являются в удмуртское селение. Хозяева защищают свои дома, развешивая повсюду ветви колючего можжевельника и окуривая жилье дымом этого растения. Если снять с белой лошади хомут и посмотреть сквозь него, можно увидеть души убитых марийцев.
      Дни летнего солнцеворота (которые часто именуются "зелёными святками") также являлись временем, когда вожо являлись в мир живых. Тогда соблюдались многочисленные запреты: нельзя было полоскать белье в реке и тем тревожить  водяного Вумурта и инвожо. Те могли разозлиться и отомстить людям.  Нельзя также было копать и обрабатывать землю острыми предметами. Земля считалась беременной новым урожаем — ее нельзя было тревожить.

      Считалось, что предки обитают на кладбище — в селении мёртвых; старейшиной мертвых становился тот, кто был первым похоронен на кладбище. Как и прочие угро-финны, удмурты сохраняли свои представления о загробном мире, который располагался где-то на севере, в тёмных полночных землях. Когда думали, что причина болезни — гнев предков, то обращались к ним с молением, повернувшись на север, и спускали вниз по течению реки жертвоприношения — ломоть с хлебом, чашку с кашей.

      В жертву предкам в специальных урочищах приносили коня (сын поминал так отца) и корову (дочь жертвовала ее матери), вывешивая на деревьях или складывая у ворот кладбища голову и кости ног после священной трапезы — животное после такого ритуала становилось «целым», оживало. Во время поминок приглашали предков на поминальную трапезу, отщипывая от еды и отливая от напитков в специально приготовленную посуду. При этом приговаривали: «Прадедушки, прабабушки, пусть будет это вам! Для вас мы наварили и напекли. Дайте нам удачу в посеянном хлебе и сохраните его. Дайте детям нашим удачу и сберегите их!» Считалось, что предки наделяли душой новорожденных; если ребенок рождался мертвым, также призывали предков. Воршуда, предков и Инмара поминали во время обрядового пиршества сразу после рождения младенца. Когда умирал неженатый парень или девушка, просили предков женить их на том свете.
      Автор: Gudrid
       
       
    • Полудница
      Автор: Gudrid
      Жаркий июль. Созревают хлеба на полях. Ветер катит золотистые волны тяжёлых налитых колосьев. Июльский полдень... Время, когда на поле безрадельно властвует Полудница.

      Образ Полудницы неоднозначен и очень сложен. Этот мифический персонаж встречается у западных и восточных славян и является духом полей, покровителем цветущих и созревающих колосьев, стражем полевой межи. Иногда этот образ смешивается с образом русалки, которые по народным поверьям, летом могут прятаться на поле и до смерти щекотать попавшего им на пути человека или морочить ему голову, заставляя долго плутать в полях. Полудница обходила поля и следила, чтобы никто не портил хлеба и не работал в полдень в поле. Встретившемуся ей человеку полудница могла загадывать загадки, которые надо было обязательно отгадать и вообще переговорить полуденного духа, чтобы она пощадила человека.

      Особенно же они любят плясать. По поверьям, если полудница увидит девушку, бросившую жатву и прилегшую вздремнуть, то непременно разбудит ее и станет уговаривать поплясать с ней, чтобы узнать, кто кого перепляшет, однако, если девушка поддастся на ее уговоры, полудница заставит ее плясать по полям и лугам до самой вечерней зари. По народному убеждению, полудницу еще никому не удалось переплясать; при этом, однако, считалось, что если девушка сможет переплясать не знающую устали полудницу, то та одарит ее невиданно богатым приданым. Путник, остановившийся на отдых возле поля, должен был умилостивить духа-полудницу подношением, оставив чашу с медовухой или часть своей еды.

      Полудница яляется сезонным божеством. Она рождается весной на засеянном поле и умирает осенью вместе со сжатыми колосьями. Она - персонификация полдня, того времени, когда солнце наиболее активное и опасное для человека. Полдень - это межа, переломный момент в сутках, когда день начинает клониться к закату. А значит, весь мир как бы перенастраивается, меняется. Это время, когда духи обретают наибольшую силу и власть в человеческом мире.
      Облик полудницы двойственен и изменчив. То она предстаёт высокой красивой девушкой или светловолосой женщиной в белых полупрозрачных одеждах. "В Ярославском Пошехонье знают особого духа «полудницу": красивую высокую девушку, одетую во все белое. Летом, во время жатвы, она ходит по полосам ржи и кто в самый полдень работает, тех берет зa голову и начинает вертеть, пока не натрудит шею до жгучей боли. Она же заманивает в рожь малых ребят и заставляет их долго блуждать там. Здесь, очевидно, народное поверье сливается с наивной деревенской моралью, придуманной для острастки ребят." (Максимов С.В. "Нечистая, неведомая и крестная сила", 1899) То принимает облик страшной косматой старухи: «Говорят, полудницы были, девы волосаты, волосатки, косматки — это и есть полудницы» (Арх.) В руках полуницы раскалённая сковорода, которой она не только укрывает посевы от лучей солнца, но и может хорошенько прижарить по спине или голове задержавшегося в поле работника. А серп, который она держит часто вместо сковороды, роднит полудницу с самой Жницей-смертью, придавая её облику страшную зловещую силу. В Сургутском крае полудницу представляли обросшей волосами женщиной с огромными грудями, которая «косит» людей в полдень. «Согласно с самым именем полудницы и немилостивым ее обычаем убивать в полдень людей, если они замешкаются на работе, у нас в областных наречиях, а именно в Южной Сибири, употребляется глагол полудновать в значении: жить последние минуты перед смертию. Отсюда обычная эпическая форма в древнерусских стихах: „Едва душа в теле полуднует". Мифическое значение этого слова окончательно доказывается чешским названием болезни polednice, по-польски dziewanna, то есть diana, или daemon meridianus» (Буслаев, 1861) Часто в народных представлениях полудница связывается с двенадцатью сёстрами-лихорадками. Как и её ночной антипод - полуночница, полудница может наслать на человека лихорадку. В полдень люди стремились закрыть окна в доме ставнями или чем-то ещё, чтобы гуляющая по полям и огородам полуница не заглядывала в окна. «Полудницы раньше были, окна потому и закрывали в самую жаркую пору. А то полудница поймает человека, до смерти защекотит» (Арх.).

      Особую опасность полудницы представляли для детей. «Полудница там в горохе сидит, маленькие боялись ей» (Волог.) Дух полдня мог украсть ребёнка, заставить его долго плутать в поле, наслать на него лихорадку, а то и вовсе уморить или же подменить своим, болезненным, капризным. «Побегу на покос, мама меня полудницей пугала, вот выскочит она изо ржи и утащит» (Волог.) «Детей пугают: "Не ходи в рожь, полудница обозжет!" или: "Ужо тя полудница-то съест!" Еще говорят: "Полудница во ржи, покажи рубежи, куда хошь побежи!"» (3еленин, 191б) Подмена детей - частое наказание человеку за беспечность и несоблюдение правил.  
      В заговорах полудница (как и её сестра-антипод полуночница) представляется как детская болезнь, бессонница: «Матушка заря-заряница, заря красная девица, сними с раба Божьего [имя] полунощницу и полуденницу, и сними с него бессонницу, дай ему сонницу, сними с него уроки, сними дикий рев, страх и переполох — во веки веков. Аминь» (по окончании этого заговора в избу возвращаются с ребенком «вза-пятки», то есть задом наперед) (Енис).

      Летним днём в шорохе колосьев можно услышать осторожную поступь духа полей - Полудницы, ощутить её дыхание в тёплом ветре, такое живительное и смертоносное одновременно. Потому что жизнь и смерть перетекают друг в друга. И  так день ото дня.
      Автор: Gudrid
       
       
    • Святочницы
      Автор: Gudrid
      Святки по народным поверьям были временем разгула всевозможной нечистой силы. В это время она получала особую власть над людьми и могла навредить, наказать людей, не соблюдавших правил и запретов. По представлениям народа, в тот момент, когда время поворачивало к весне, а день потихоньку прибывал, нечисть особенно злилась и старалась сотворить побольше пакостей людям. В "страшные вечера", как обычно именовались Святки, нужно быть особенно осторожным и бдительным, чтобы не давать возможности нечисти навредить.

      Одним из видом святочных нечистых духов, проявлявших себя только в это время были святочницы - женские демонические существа. Иногда этих существ приравнивают к определённому виду русалок, духов воды, которые могут появляться только в период Святок, что роднит святочниц с карельской ведьмой Виеристя. По виду это были страшные, покрытые шерстью существа. Говорить они не умели, только пели без слов и танцевали. Селились святочницы в банях, сараях и заброшенных или недостроенных домах, подальше от людских глаз. А вот незванных гостей они не терпели и, обнаружив тех, могли броситься в погоню и "заколупать" длинными острыми когтями до смерти. Вот что говорится в одной быличке о встрече с этими опасными существами:
      "Собрались раз пять девок и пошли в баню, чтобы там повеселиться. Подходят к бане, слышат, там уже кто-то поет и пляшет. "Верно, сюда еще раньше нас собрались", – подумали девки и, нисколько не опасаясь, отворили дверь и вошли. Смотрят, а там две святочницы. Одна святочница захлопнула дверь, а другая начала колупать девок. Вырвались девки кое-как из бани, побежали, а святочницы за ними, рвут куски мяса то у одной, то у другой. Вспомнила одна из девок, что эти чудовищи любят рядиться в бусы, сдернула с себя несколько ниток, разорвала и рассыпала по снегу; то же сделали и все остальные.
      Святочницы обрадовались, бросились подбирать, а девки тем временем успели добежать до дворов, вскочить в хату и захлопнуть дверь."

      Исчезали святочницы в Крещенье после вечерни и не появлялись в мире людей вплоть до следующих Святок.
      Автор: Gudrid
    • Виеристя - святочная старуха
      Автор: Gudrid
      У карельского народа святочные обряды проводились начиная с 25 декабря и заканчивались только на Крещенье (19 января). По древним поверьям от поведения человека в эту пору зависело то, какой будет его жизнь в течение всего года. Границы миров - человеческого и потустороннего, мира духов, часто враждебного человеку, были открыты. А смерть на святочной неделе гарантировала, что умерший попадёт в рай.
      Святки у северных карел - виериссян кески (vierissän keski), т. е. «крещенский промежуток» - это время разгула нечистой силы всех мастей. Северные карелы Калевальского и Лоухского районов верили, что в это время с небес на землю спускается Виеристя (Vierissän akka) - злобная старуха-ведьма с длинными чёрными волосами, устрашающее с виду существо со взлохмаченными, торчащими во все стороны волосами. Говорят: «Баба Виеристя что лохматая мутовка» (turjushärkin, где turjus — нечто волосатое, косматое, всклокоченное). Неопрятному, плохо одетому человеку так и говорили: «Ну, ты и Виериссян акка!» Баба Виеристя живет в проруби, но время от времени поднимается на поверхность и бродит по земле. В риге она молотит, в хлеву гладит коров и приговаривает при этом будут ли они здоровы (в наступающем году), в амбаре громыхает досками от закромов и говорит, что в этом ларе то и то или пустые закрома и т. д.

      В бане она парится, а в избе, случается, возится под столом, поэтому, когда никого нет в избе, ее иногда там и слушают, накрывшись скатертью. Виериссян акка тогда будто бы рассказывает, будет ли дом с достатком или станет беднеть. Виеристя посещала мир людей дважды в году: в период зимнего и летнего солцестояния. Зимой её путём с небес вниз служил деревянный крест, поставленный у проруби-иордани. В деревне Вокнаволок рассказывали, что «баба Виеристя выходит в канун Рождества из проруби величиной с льняное семя, а уходит обратно в Крещение величиной с воз сена. Такой быстрый рост старухи Виеристя связан, как считают карелы, с тем, какое количество людских грехов она собирает на Святках. Для того, чтобы баба Виеристя могла в это время свободно входить и выходить, проруби специально увеличивались и возле них ставили особые кресты, в которых не должно было быть железных гвоздей. Чтобы баба Виеристя не вредила людям, нельзя было работать при свете (лучины и камелька), несмотря на то, что день в это время на севере очень короток. Нельзя было также оставлять работу недоделанной». Прихода этой старухи карелы очень боялись, считая её злокозненной, коварной, зачастую несущей вред человеку.

      Чёрный цвет волос Виеристя, как и её связь с водной стихией, куда она погружается по окончании Святок, говорит о связи этой ведьмы с миром умерших. Чёрный цвет у многих народов связывался с ночью, севером и смертью. На север лежала дорога душ, покинувших мир живых. Кроме того, карелы верили, что страна мёртвых находится по тут сторону воды (реки, озера). Большинство старых кладбищ у собственно карел и Кольских саамов располагались "за водой" - на мысах и островах.
      Вход в подземный мир умерших и злых духов, по отдельным мифологическим представлениям некоторых северных народов, находился на дне лесных озер (саамы), в провалах, заполненных водой или текущей в потусторонний мир рекой (нганасаны, эвенки), сходных с родниками и колодцами. Представления об отверстиях между мирами широко распространены среди северных евразийских народов. По представлениям нганасан, входом в нижний мир может служить также прорубь, в которую по легенде уходит шаман возвращать потерянную для рода удачу в промысле. На краю проруби в канун крещения северные карелы устанавливали "крест Старухи Виеристя" (vierissän akanristi), который представлял собой невысокую жердь с косо прибитой к ней поперечной планкой. По обе стороны от поперечины были нанесены зарубки. Отколотая наполовину щепа оставлена у основания зарубок. Прорубь как сакральная точка пространства отмечается в северной Финляндии оберегом - небольшой елью с обрубленными ветвями, которую втыкают в снег.
      Таким образом старуха Виеристя имела отношения к культу предков, к почитанию умерших, возвращающихся в мир живых на святочной неделе. И соприкосновение с этим миром всегда было опасным.
      Но помимо этого, старуха Виеристя также связана с аграрным культом, не зря народные верования наделяют её растительными компонентами (вид крохотного зёрнышка в начале святочного периода и копны сена в конце). Дни зимнего и летнего солнцестояния считались переломными, важными моментами в цикле времени. Зимнее солнцестояние поворачивало всю природу к весне, к периоду вегетации, к началу аграрного сезона, в то время как летнее солнцестояние "переключало" время на осень - период окончания вегетации, сбора урожая. Естественно, что именно эти кризисные периоды в жизни предки считали самыми важными для всего живого. От того, как человек вёл себя в эти периоды, соблюдал ли традиции и обряды зависела жизнь всех. Помимо общих запретов на многие виды работ в святочное время существовали и такие: передвигаясь в вечернее и утреннее время по улице, следует как можно меньше пользоваться огнем для освещения, нельзя ничего трогать в хлеву и брать воду из проруби в темное время.

      Могла Виеристя с собой в прорубь утащить и баловавшихся на улице детей: «Она, якобы, и дегтем обмажет и в прорубь затащит — детей пугали на Святки — в проруби живет, да в риге... С детства она осталась в памяти как ведьма какая-нибудь злокозненная, бывало, про старух с плохим характером говорили: «Вот баба Виеристя!» Если что плохо сделаешь (говорили нам): «Ну, вы и бабы Виеристя!» (записи А. П. Конкка в пос. Калевала). Однако поведение на виериссян кески было строго регламентированным не только для детей. «Предупреждали, что в это время нельзя ничего плохого говорить и особенно шуметь и озорничать, иначе баба Виеристя заявится ночью в избу. Однажды, когда сильно шумели и испугались, что теперь уж точно придет баба Виеристя в гости, то (провинившимся) одели на головы пустые молочные горшки на ночь. А кто-то один не послушался и не надел на голову горшок, дак баба Виеристя ночью пришла и снесла голову тому, кто спал без горшка.» (А. П. Конкка)
      Автор: Gudrid