Фердинанд де Лессепс и Суэцкий канал

   (0 отзывов)

Thorfinn

7 декабря 1894 года в своем поместье Шене, окруженный многочисленными потомками, скончался Фердинанд Мари виконт де Лессепс. Он умер, проклинаемый всеми своими соотечественниками. А ведь еще за пятнадцать лет до того его называли не иначе как «Великим французом»! Каждый европеец счел бы для себя честью пожать руку этому человеку, а темпераментные граждане Франции боготворили его! Теперь восхищение сменилось ненавистью, презрением, забвением…

Фердинанд де Лессепс был человеком, для которого час славы пробил дважды. Первый раз как для героя, прославившего свою страну и обогатившего сотни тысяч соотечественников. Второй – как для негодяя, разорившего множество людей, виновника нескольких десятков самоубийств и политического кризиса, вызванного его махинациями.

В наших статьях мы неоднократно затрагивали тему строительства Суэцкого и Панамского канала. И сейчас самое время подробнее рассказать об этих проектах и их вдохновителе – Фердинанде Мари де Лессепсе.

SuezCanalDiagram.jpg.8e74afa9dfef65367d9

SuezCanal.jpg.a2ff4407a1964da6535d124301

Баловень судьбы

Герой нашего повествования появился на свет 19 ноября 1805 года, и не где-нибудь, а в самом Версале. Для тех, кто не помнит, – это резиденция французских королей. Владел ей тогда император Наполеон Бонапарт. Впрочем, неважно. И во времена Великого Корсиканца рождаться в Версале было честью.

И действительно, будущий строитель каналов происходил отнюдь не из простой семьи. Род виконтов де Лессепсов вел свою историю с XIV века и пестрел представителями шотланд-ской, испанской и, естественно, французской аристократии. Многие поколения предков Фердинанда служили Франции и ее королям. А с тех пор как дипломатия стала таким же, а то и более почетным занятием, чем военная служба, большинство Лессепсов избирало для себя именно эту стезю.

Естественно, Фердинанд должен был продолжить семейную традицию. Он окончил престижнейшее учебное заведение – Лицей Генриха IV – и получил юридическое образование. Отметим специально: больше Лессепс нигде не учился.

В 20-летнем возрасте Фердинанд Мари получает свое первое дипломатическое назначение. И сразу – помощника посла в Лиссабоне. По-истине «реактивный» карьерный старт. Впрочем, в нем не было ничего удивительного – посол был его родным дядюшкой. Набравшись опыта у одного родственника, де Лессепс перебирается в Тунис, где постигает тонкости дипломатии под непосредственным руководством другого – собственного отца. После смерти батюшки, в 1832 году, будущий каналокопатель отправляется в самостоятельное плавание – в Египет. И тут спокойная накатанная колея дипломатической карьеры дает сбой.

О чем думал виконт де Лессепс, консул Франции в Египте, созерцая пески Суэцкого перешейка? Мечтал ли он о благе для всего человечества или для Франции, впервые загоревшись идеей соединить Средиземное и Красное моря? Хотел ли вырвать из рук Англии пальму первенства в торговле с Индией и Китаем? Или просто желал прославиться? Вряд ли мы когда-либо узнаем это.

Другие каналы

Суэцкий перешеек. Узенькая – всего 160 км – полоска земли, отделяющая Средиземное море от Красного и Атлантический океан от Индийского. Однако эти километры серьезно осложняли морскую торговлю со странами востока.

Первыми попытались соединить два океана древние египтяне. Сначала, в 2350–2320 годах до н.э., при фараонах Сакуре и Монтухотепе, проложили «трассу», в которой каналы сочетались с волоками. А в 1850 году до н.э. был построен почти полноценный канал. Почти – потому что судоходным он был только во время разливов Нила.

Канал Сесостриса III получил свое название по имени правившего тогда фараона. Он стал источником богатства и процветания страны на многие столетия. Даже завоеватели – сначала персы, а потом эллины – поддерживали его в исправном состоянии. Огромное богатство правителей птолемеевского Египта, включая пресловутую Клеопатру, зиждилось в том числе и на нем. Только когда сюда добрались «цивилизованные» римляне Октавиана Августа, за каналом прекратили приглядывать и он пришел в упадок.

Семьсот лет остатки древней постройки заносили пески Синая – пока в Египет не пришли арабы. Они восстановили постройку времен Сесостриса – вернее, прорыли канал по новой. Сменилось и название – теперь его именовали каналом аль Мансура, опять-таки в честь правителя, сидевшего в то время на багдадском троне. Однако когда страна халифов развалилась на части, сооружение опять пришло в упадок и больше не восстанавливалось.

Ошибка Наполеона

Уже в XIX веке история получила продолжение. Французские купцы и промышленники, спасаясь от быстро набирающего популярность Наполеона Бонапарта, отправили того завоевывать Египет. Если эта авантюра увенчается успехом – рассуждали они – Франция получит колонию, позволяющую взять в свои руки всю торговлю с Востоком. Если же кампания провалится, то они хотя бы избавятся от докучливого генерала.

Вопреки ожиданиям, полководцу сопутствовал успех. И если бы не флотоводческие таланты Горацио Нельсона, Франция обзавелась бы новой колонией.

Однако в Египте Наполеон не только гонял турок и мамелюков вокруг барханов. Вместе с главным инженером своей армии, Жаком Лепером, будущий император лично нашел и осмотрел остатки древнего канала. И загорелся идеей восстановить титаническое сооружение. Однако Лепер быстро опустил своего командира с небес на землю. По его подсчетам, уровень воды в Красном море получился на семь метров выше, чем в Средиземном. Радужно расписав Наполеону, как в результате соединения двух морей будут затоплены Александрия, дельта Нила, Венеция и Генуя, инженер вынес вердикт: канал можно строить только со шлюзами. Что в те времена было малореальной затеей.

Доводы Лепера казались настолько убедительными, что ни Наполеон, ни научные круги Франции не задумались над простым и естественным вопросом: а как в таком случае удалось прорыть канал египтянам и арабам? Не говоря уж о более очевидном – как два моря, принадлежащих Мировому океану, могут иметь разный уровень воды? Как бы то ни было, ошибка инженера «заморозила» строительство на полвека с лишним.

Идеалист с лопатой

Новый план принадлежал вовсе не Лессепсу, а его соотечественнику – философу-идеалисту Анфантену. Идея строительства Суэцкого канала пришла ему в голову во время «отсидки» во французской тюрьме Сен-Пелажи. Мечтатель Анфантен думал, что достаточно собрать группу единомышленников, предстать пред ясные очи тогдашнего правителя Египта, грозного Мухаммеда Али – и дело будет в шляпе. Сказано – сделано.

Выйдя из тюрьмы в 1833 году, Анфантен направляется в Египет. А французским консулом там – внимание – служит Фердинанд де Лессепс! Интрига начинает завязываться. Бартолеми Анфантен вряд ли смог бы добиться аудиенции «руководителя» Египта, минуя французское консульство. И ему пришлось поделиться своими планами с Лессепсом. А значит, даже сама идея Суэцкого канала не является плодом размышлений виконта-дипломата. Он просто «позаимствовал» ее у своего соотечественника.

Хедив (правитель) заинтересовался проектом, однако тут в дело вмешалась большая политика. Египет был всего лишь частью Османской империи, или Блистательной Порты, как ее тогда назвали. И без санкции султана не мог затеять столь грандиозную стройку. А султан ее не давал. Почему? А потому, что канал вредил торговым и политическим интересам Англии. Зависимость же Османской империи от «Коварного Альбиона» была настолько велика, что в Стамбуле и чихнуть боялись без разрешения из Лондона.

Правда, следует сказать, что если бы все дело было только в разрешении султана, Мухаммед Али, возможно, и махнул бы на него рукой. В конце концов, этот правитель семимильными шагами вел Египет к отделению от Блистательной Порты и уже не первый раз игнорировал Стамбул. Однако хедив быстро сообразил, что канал, вероятно, привлечет к Египту внимание ведущих европейских держав – как Босфор в самой Турции. И дело вполне может закончиться превращением его страны в колонию Англии или Франции. Забегая вперед, следует сказать, что Мухаммед Али как в воду глядел. Египту постройка Суэцкого канала не принесла ничего хорошего.

Поэтому вместо строительства канала Анфантен и его сподвижники отправились укреплять устье Нила – благо, на это разрешения из Стамбула было не нужно. Работы велись пять лет – пока в Египте не случилась вспышка чумы. Пережив ее, философ с товарищами почли за лучшее вернуться во Францию.

Политика и макароны

А что же наш дипломат? Пока его соотечественники возводили плотину в устье Нила, Фердинанд де Лессепс продолжал строить свою дипломатическую карьеру. За постом вице-консула в Александрии последовала должность консула в Каире. Ее Фердинанд занимал до 1837 года. Блестящий кавалер, ставший «сердцем» французской колонии в столице Египта, де Лессепс привлек к себе внимание Мухаммеда Али. И тот попросил француза стать наставником его сына Али Саида в верховой езде – надо сказать, что умение лихо гарцевать на коне было в то время необходимым навыком для настоящего аристократа. Заодно Фердинанд должен был обучить наследника основам европейского этикета и хорошим манерам.

Али Саид, как это часто бывает, пошел не в отца. Он был ленивым, неуклюжим и недалеким мальчиком. Особого желания чему-либо учиться юноша не испытывал, но Лессепс не был бы на-стоящим дипломатом, если бы не смог войти в доверие к молодому человеку. Не последнюю роль в этом сыграла… диета.

Саид-паша был склонен к полноте, и, по указанию его всесильного отца, не мог есть мучное и сладости. Но Лессепс, «подкармливая» наследника престола запретной пищей, быстро попал в число друзей Саида-паши.

А пока будущий правитель Египта кушал свои – вернее, французские – макароны, Фердинанд де Лессепс объяснял наследнику тонкости европейского этикета. А заодно – тихонечко «капал на мозги» идеей строительства канала: «Ваше имя будет жить вечно, в то время как имена фараонов, построивших пирамиды, забудутся». Молодому Али Саиду очень понравилась перспектива стать благодетелем человечества – но для этого надо было сначала стать правителем Египта.

Зомби-землекопы

В истории дружбы де Лессепса и Али Саида есть один загадочный момент. В 1930 году в Париже сын Фердинанда, Шарль де Лессепс, опубликовал записки своего отца. Среди прочего в них был такой эпизод.

Однажды, находясь в пре-красном расположении духа после очередной порции макарон и сластей, юный Али Саид с загадочным видом предложил своему другу-европейцу посмотреть на «красивый старинный обычай». Он проводил заинтригованного де Лессепса в подвал. Через маленькое потайное окошко ошарашенный француз увидел, как четыре женщины при помощи неизвестного ритуала… оживили недавно умершего конюха Селима. Впрочем, предоставим слово самому де Лессепсу:

«Постепенно мне стало казаться, что труп уже не просто безвольно болтается в руках у женщины, но сам как бы переставляет ноги, повторяя какие-то движения. Наконец эта нелепая пара вдруг замерла, и женщина что есть силы оттолкнула от себя мертвое тело. Каково же было мое удивление, когда я увидел, что труп не упал, но, покачнувшись и сделав несколько неуклюжих шагов, остался стоять, опершись руками о противоположную стену. Появившиеся женщины в шароварах вывели ожившего покойника из зала. Я стоял пораженный всем увиденным, пока Саид не закрыл занавеску и не вывел меня за руку из подвала».

На расспросы потрясенного консула юноша ответил, что это само собою разумеющееся дело. Мол, Селим «служил нашей семье очень хорошо, теперь сможет послужить ей еще немного».

За этим описанием в дневнике следует запись: «После всего увиденного мною я понял, что недостатка в рабочей силе для строительства канала у нас не будет».

Поражает то, что увидев нечто, выходящее за рамки обыденной действительности, де Лессепс продолжает думать только о своем проекте. И в связи с этими обстоятельствами новую окраску приобретает цитата из доклада британского посла лорда Стрэтфорда в Министерство иностранных дел, относящаяся уже ко времени строительства: «Мне непонятно, откуда Лессепсу удается набирать такое количество рабочих для прокладки канала. Феллахи (крестьяне) умирают десятками, но на их место откуда-то тут же появляются новые феллахи».

Однако судьба распорядилась по-своему, и де Лессепсу пришлось отказаться от честолюбивых замыслов. Вернее, отложить их реализацию почти на двадцать лет. Причина – та же самая эпидемия чумы, что заставила бежать из Египта Анфонтена. Фердинанд тоже покинул ставшие вдруг негостеприимными берега Нила.

Самая льготная концессия в истории

Концессию на строительство Суэцкого канала называют самой невыгодной для страны-концедента и самой выгодной для концессионера. На десять лет компания освобождалась от любых налогов, а впоследствии – платила мизерные суммы. После ввода канала в строй в течение девяносто девять лет доходы распределялись в следующих пропорциях: акционерам – 75%, основателям компании – 10%, Египту – 15%. Компании разрешалось провести канал с пресной водой от Нила к месту строительства абсолютно бесплатно. Кроме того Саид-паша позволил вербовать крестьян-феллахов для работ в неограниченном количестве. Владыка Египта сделал своему французскому другу поистине царский подарок.

Но вернемся к Бартолеми Анфонтену. Прибыв во Францию, философ-землекоп основал в 1846 году исследовательское общество Суэцкого канала. Его членами стали знаменитый австрийский гидротехник Алоис Негрелли, железнодорожный магнат и сын создателя первого паровоза Роберт Стефенсон, инженер Полен Талабо и банкир Дюфур-Феранс. Собрав «уставной капитал» в 150 тыс. франков, общество на протяжении 10 лет вело исследовательские работы, составило несколько проектов строительства Суэцкого канала и даже подготовило сметы. Однако дальше этого дело не шло, пока в 1854 году дороги Анфонтена и Лессепса не пересеклись снова.

Пока Анфонтен со товарищи продолжал развивать свою идею, Фердинанд де Лессепс устраивал личную жизнь. В 1837 году он женился на 18-летней красавице Агате Деламаль. Во всех отношениях удачный брак, тем не менее, не принес виконту счастья – из пяти сыновей, родившихся в следующие 16 лет, выжило только двое. Зато дипломатическая карьера радовала. Должность генерального консула в Барселоне была не слишком заметной, а вот назначение в 1848 году на пост посла в Испании (там как раз началась революция) позволило виконту реализовать свои таланты на все сто процентов. Всего за полгода он проявил себя как самый деятельный французский дипломат, ловя рыбку в мутных водах испанской революции. Однако в «милой Франции» тем временем произошли некоторые изменения – президентом страны стал Луи Наполеон Бонапарт, «бездарный племянник великого дядюшки» – и Французская республика начала незаметно превращаться во Вторую Империю.

Де Лессепса без объяснения причин отозвали из Мадрида. Уже в Париже тайна открылась. «Теплое местечко» в Испании срочно понадобилось родственнику новоявленного «президента-императора».

Следующее назначение стало последним в дипломатической карьере виконта – де Лессепса отправляют в Италию. Эта страна тоже не избежала революционного поветрия конца 40-х годов XIX века, пронесшегося по всей Европе. Французский маршал Удино, посланный в Италию «восстановить прядок», сошелся у стен Рима с Джузеппе Гарибальди. Де Лессепсу объяснили, что Франция не заинтересована в дальнейшем противостоянии, и он должен заключить с итальянцами мир. Однако после нескольких дней переговоров Фердинанд получил новые указания: немедленно «сворачивать лавочку». Впоследствии виконт узнал: на самом деле никто и не собирался заключать с Гарибальди мир. Его задачей было просто потянуть время. Оскорбленный тем, что его так нагло разыграли «в темную», Фердинанд подал в отставку и удалился в свое имение Ла-Шене. Здесь он пропустил и государственный переворот 1851 года, превративший Францию в империю, и женитьбу Наполеона III на его двоюродной племяннице Евгении Монтихо, и Крымскую войну…

Но 48-летний де Лессепс так и не превратился в провинциального дворянина. Смерть жены и двоих сыновей в 1853 году сделали пребывание в Шене невыносимым. А в 1854 году Фердинанд получил письмо от своего египетского друга. Юноша Саид, которого де Лессепс учил премудростям верховой езды и этикета, превратился-таки в хедива Саид-пашу и звал своего старого друга в гости. В 1854 году де Лессепс покинул «родные пенаты» и устремился на восток. Он снова думает о канале – и только о канале.

Англичанка всегда гадит

Эта популярная в России второй половины ХIX века поговорка как нельзя лучше отражала суть дела. Англичанка – королева Виктория – и тогдашний премьер-министр лорд Пальмерстон были людьми неглупыми и хорошо понимали все выгоды своей страны. Англия контролировала морской путь вокруг мыса Доброй Надежды в Индию и далее в Китай. Пройти по этому долгому и трудному маршруту было под силу только крупным, хорошо оснащенным кораблям, а их у «просвещенных мореплавателей» имелось в избытке. Поэтому большая часть барышей от восточной торговли оседала в карманах британских купцов. Постройка же канала полностью изменяла торговые расклады – любое корыто с парусом могло добраться до Индии за несколько недель, минуя контролируемые британцами порты. Проститься с торговой монополией? Гордые британцы позволить себе этого не могли. Поэтому, прознав об идее строительства Суэцкого канала, лорд Пальмерстон, что называется, «упер рога в землю».

Из воздуха

В честь приезда своего друга Саид-паша закатил настоящее празднество, длившееся целых 23 дня. Пиры, балы, парады и даже военные маневры – все это для бывшего дипломата и несостоявшегося помещика! То есть для человека, политический вес которого, несмотря на прошлые заслуги, на тот момент был равен нулю. Однако Лессепс всего-то за три недели с небольшим сделал то, что ранее не удавалось никому! Саид-паша предоставил своему другу концессию на строительство Суэцкого канала.

Однако два заветных листочка с подписью хедива были лишь началом дела. У Лессепса не было ни проекта, ни денег на его реализацию.

Но лиха беда начало. Фердинанд снова устремляется во Францию, где выходит на общество Анфонтена. Бывший дипломат демонстрирует философу и его единомышленникам договор и забалтывает их настолько, что все верят – де Лессепс действительно держит в руках ключи от Суэца. Руководители исследовательского общества в ожидании огромных барышей передают Фердинанду свои наработки, наивно полагая, что попали в число основателей.

Однако де Лессепс вовсе не собирался делиться доходами хоть с кем-то. Из всех членов общества в списке основателей оказался только Алоис Негрелли, чьим проектом Лессепс решил воспользоваться. Да и то – впоследствии его имя куда-то подевалось из списков. Когда наследница инженера попыталась через суд восстановить свои права, Лессепс заявил, что никакого Негрелли он знать не знает, а проект канала – целиком его детище. Здесь к месту будет напомнить еще раз, что никакого образования кроме дипломатического виконт не получал.

Так к концессии Лессепс добавил проект. Дело осталось за «малым» – получить под него деньги и добиться разрешения турецкого султана на начало строительства. Стремясь убить одним выстрелом двух зайцев, де Лессепс отправляется в Англию, где начинает лоббировать, или, как говорят сейчас, пиарить свой проект. Фердинанд рассуждает здраво: если британская буржуазия проголосует за канал «фунтом», все политические проблемы будут моментально сняты и ни королева, ни премьер-министр не смогут пойти против «воли народа». Однако его кампания на Туманном Альбионе блестяще провалилась. Не помогла даже личная беседа с лордом Пальмерстоном и выступление в Парламенте. Когда дело дошло до голосования, за проект высказались только 62 депутата, против – 220.

Не встретили поддержки проекты виконта и в Америке. Германские буржуа тоже не торопились вкладывать свои средства в постройку канала. Осталась родная Франция. Однако и тут существовала проблема. Несмотря на многолетнее соперничество с Англией, Наполеон III не хотел портить только-только потеплевшие после Крымской войны отношения с островитянами. И де Лессепс «вспомнил» про свою двоюродную племянницу, жену императора. Надо сказать, что Наполеон III принадлежал к той категории монархов, что женились по любви, и Евгения Монтихо имела на своего мужа огромное влияние. Императрица заинтересовалась проектом «дорогого дядюшки», но поначалу не смогла заразить этим интересом своего супруга – тот не чинил препятствий Лессепсу, но и не помогал ему.

В этой ситуации Фердинанд де Лессепс в ноябре 1858 года идет на авантюрный шаг – не имея визы султана он не может дать старт строительству, но тем не менее начинает продажу акций «Компании Суэц-канал» во Франции. Это сопровождается неслыханной рекламной кампанией. Фердинанд использует все возможные приемы и даже взывает к патриотизму соотечественников-французов. «Мы проиграли при Ватерлоо, но можем выиграть при Суэце. Раз проект плох для англичан, значит, он хорош для французов!»

Опытные финансисты крутили пальцем у виска, ни один французский торговый дом не рискнул стать акционером компании, на территории Англии, Пруссии и Австрии продажа акций Суэцкого канала была вообще под запретом. Но случилось невероятное. Французский средний класс – офицеры и учителя, адвокаты и чиновники, мелкие торговцы и ростовщики – бесконечной чередой понесли Лессепсу свои сбережения. 400 тыс. акций компании по 500 франков каждая разошлись как горячие пирожки. Из них более половины, 52%, приобрели француз-ские подданные. 44% Лессепс смог запродать своему другу – Саиду-паше.

И вот 25 апреля 1859 года де Лессепс взял в руки кирку и… работа закипела. Конечно, сам виконт сделал только первый взмах, после чего наблюдал за тем, как работают другие – т.е. почти 20 тыс. египетских феллахов, а также рабочие из Европы и Азии. Эпидемии холеры и дизентерии косили их сотнями, но строительство не замирало ни на день.

А как же согласие турецкого султана? – спросите вы. А никак. На него де Лессепс просто махнул рукой. Там, где вертятся такие капиталы и ожидаются невероятные прибыли, мнение правителя какой-то Оттоманской Порты роли не играет. Султан дал свое согласие на строительство только через восемь лет, в марте 1866 года, когда работы на перешейке уже близились к концу. Но это уже никого не волновало.

«Главное, что это – против Англии!»

Говорят, что один старый наполеоновский ветеран, придя в контору Всеобщей компании, изъявил желание купить акции железной дороги на шведском острове. Когда клерки отошли от шока и смогли объяснить глуховатому старику, что строить собираются не железную дорогу, а судоходный канал, не на острове, а на перешейке, и – какая мелочь – не в Швеции, а в Египте, тот, не задумываясь, ответил: «Мне все равно. Главное, что это – против Англии!»

Подводные камни

Казалось, неистового виконта уже ничто не может остановить. Однако, кроме технических проблем, высокой смертности среди рабочих и сухого климата Суэца, де Лессепсу предстояло обойти еще немало «подводных камней».

Лорд Пальмерстон, естественно, не испытывал по поводу начала работ на перешейке никакого умиления. Он снова надавил на турок, те – на Саид-пашу, и после долгого обмена телеграммами между Лондоном, Стамбулом и Каиром египетский правитель отозвал своих рабочих со стройки. Произошло это на третий год. Работы замерли. Компания «Суэц-канал» оказалась под угрозой краха. И тут Наполеон III, до этого довольствовавшийся ролью стороннего наблюдателя, сказал свое веское слово.

Конечно, дело было не в красноречии бывшего дипломата. Срыв строительных работ означал разорение тысяч и тысяч подданных Луи Наполеона, доверивших свои деньги компании. А в такой ситуации темпераментные французы могли устроить своему императору несколько не самых спокойных деньков. Напомним, что Франция так и осталась лидером среди европейских держав по количеству революций.

Как бы то ни было, обещание Наполеона III оказалось не пустым звуком. Феллахи были возвращены на стройку и работы продолжились. До 1863 года.

В этом году умер Саид-паша и хедивом Египта стал Исмаил-паша. Дружеских отношений с ним Лессепс завязать не успел, а новый правитель хотел, чтобы канал служил Египту, а не Египет – каналу. Тем более что из Стамбула снова пришло гневное письмо от султана. И Исмаил немедленно сократил количество феллахов, работающих на строительстве с 20 до 6 тысяч, заявив, что больше не собирается снабжать Лессепса бесплатной рабочей силой. Кроме этого, новый хедив начал требовать изменения ряда условий концессии в пользу Египта.

Де Лессепс снова обратился за помощью к императору Франции. Тот согласился стать арбитром в разборе спорных вопросов и рассудил дело так, что Египет еще и остался должен Компании 84 млн. франков! Чтобы подсластить пилюлю, рабочий лагерь строителей канала был назван Исмаилией, а для хедива на его территории построили роскошный дворец.

Получив новые финансовые вливания, Лессепс в 1866 году полностью изменил организацию труда на «объекте». Место феллаха с лопатой занял наемный европеец на паровом экскаваторе или землечерпалке. Все это серьезно ускорило работы, и в 1869 году канал был закончен.

Вот такое открытие

Церемония открытия канала была задумана как грандиозное шоу. Только на торжества ушло 28 млн. франков из 450, затраченных на строительство. Однако не все прошло гладко. Джузеппе Верди, необязательный, как и многие великие люди, не написал к сроку заказанную оперу «Аида», и вместо нее пришлось устраивать тривиальный бал. На фоне этого торжественного мероприятия никто не обратил внимания, как один из вельмож что-то нашептал на ухо Исмаилу-паше. Оказывается, в этот момент в канале СЕЛ НА МЕЛЬ первый проходящий его корабль – египет-ский военный корвет. Стащить судно не смогли, даже заведя канаты на берег. «Взорвать» – распорядился хедив.

Команда правителя была выполнена немедленно. Грохот взрыва замаскировали началом фейерверка, а о том, что капитан отказался покинуть судно и взлетел на воздух вместе с ним, Исмаилу-паше даже не сообщили. Какие мелочи, право.

После открытия Суэцкого канала 64-летнего де Лессепса называли не иначе, как «Le Grand Francais» – Великий Француз. Затраты в 450 млн. фунтов, 120 тыс. умерших на строительстве людей – вот какова была цена этого величия. Уже через пять лет после введения в строй канал стал приносить доход, и слава де Лессепса увеличилась многократно. Уже никто не обращал внимания на то, что стройка продолжалась десять лет вместо обещанных семи, расходы почти вдвое превысили запланированные, а идея и проект канала де Лессепсу не принадлежали.

А что же наш герой? Он становится членом Английского королевского общества и женится второй раз – на 21-летней красотке Луизе-Элене Отар де Брагар.

Что же касается Англии, то ее правительство в конце концов выкупило у паши его долю акций канала, а вскоре и вовсе оккупировало страну. До середины ХХ века Египет ничего не получал от эксплуатации Суэцкого канала. Так мрачное пророчество Мухаммеда Али оправдалось на все сто процентов.

Андрей Медведев. Журнал "Планета", ноябрь 2009.




Отзыв пользователя

Нет отзывов для отображения.


  • Категории

  • Похожие публикации

    • Бермудский треугольник
      Автор: Thorfinn
      БЕРМУДСКИЙ ТРЕУГОЛЬНИК
      5 декабря 1945 года. Флорида.
      Форт-Лодердейл
      19-е звено бомбардировщиков-торпедоносцев ВВС США «Эвенджер» завершало учебный полет. Пять самолетов возвращались на базу. Неожиданно в наушниках диспетчера военного аэродрома раздался голос:
      – База, база, говорит ЭфТи, у нас аварийное состояние, мы не видим землю, повторяю, мы не видим землю!
      – ЭфТи, это база, назовите свои координаты.
      – База мы не можем определить наше месторасположение. Мы не знаем, где находимся, мы заблудились.
      Такой ответ озадачил диспетчера. Решив, что у летчиков что-то с приборами (что само по себе странно – выход из строя оборудования сразу на 5 самолетах!) он дает приказ командиру звена двигаться на запад:
      – ЭфТи, двигайтесь на запад, как слышите? Оставьте солнце по левому борту.
      Короткая пауза… Снова треск в наушниках.
      – База, мы не знаем, где запад, все очень странно. Мы не можем определить направление, а океан выглядит не так, как обычно.
      Последнее сообщение от звена прозвучало в 16.25.
      – Мы не знаем, где находимся, возможно, милях в 220 северо-восточнее базы, скорее всего, мы...
      Связь прервалась. Тишина и только потрескивание помех в наушниках.
      Реакция диспетчерской службы была мгновенной. В воздух поднимается два спасательных самолета «Мартин Маринер» – один двигается на встречу «Эвенджерам», второй идет вдоль линии побережья.
      Борт, шедший навстречу запутавшимся летчикам, исправно выходил на связь. До тех пор пока не доложил, что подходит к потерянному звену. И буквально в то же мгновение пропал из эфира…
      Теперь все переполошились не на шутку. В небо над океаном взмыли десятки военных самолетов. От Бермудских и Багамских островов к месту трагедии двинулись суда. Но поиски результатов не дали…
      Лишь в ходе расследования удалось установить судьбу пропавшего «Мартин Маринера». В 19 часов 50 минут с парохода «Гейне Миллс» на горизонте был зафиксирован взрыв. Капитан, как того требуют международные морские законы, направил свой корабль к месту предполагаемого крушения, но на месте катастрофы обнаружил лишь огромное пятно разлившегося горючего. Члены комиссии единодушно пришли к выводу – это все, что осталось от спасательного самолета.
      Бомбардировщики же и вовсе пропали бесследно…
      Что там было? Как ты спасся?
      Как и в знаменитой песенке Высоцкого, один из членов экипажа пропавших самолетов уцелел. На свое счастье, стрелок-радист одного из «Эвенджеров» перед вылетом заболел и остался на базе.
      А вот куда делись его менее удачливые коллеги, стала решать специальная следственная комиссия. Естественно, всему произошедшему было дано вполне материалистическое объяснение. Катастрофу списали на трагическое совпадение случайностей.
      Командир эскадрильи – лейтенант Тейлор – был назначен на эту должность недавно, причем неоднократно просил этого не делать, так как толком не успел изучить местность. Все остальные летчики и вовсе были курсантами.
      Из-за того, что при приближении к материку лейтенант не переключил рацию на аварийный канал, частота, на которой держали связь с эскадрильей, была заглушена более мощными радиостанциями.
      Поэтому, запутавшись во время шторма, Тейлор и его подопечные исчерпали запас горючего и рухнули в море. Несмотря на то, что все самолеты были оборудованы спасательными плотами, высокие волны не оставили летчикам шанса на спасение.
      Что до «Мартин Маринера», то этот тип самолета уже давно называли «летающей цистерной». Из-за несовершенства конструкции в этой машине периодически происходила утечка паров бензина, и достаточно было одной искры, чтобы раздался взрыв.
      Так что, господа, все вполне объяснимо. Закрывайте дело.
      И все-таки кое-что осталось непонятным. Как такое число мелких случайностей могло собраться воедино? Как объяснить слова лейтенанта Тейлора «мы не знаем, где запад, все очень странно»? Ведь это не желторотый курсант, а боевой офицер. К тому же правительство США засекретило некоторые фрагменты радиопереговоров, в которых пилоты сообщали о странных оптических явлениях, возникающих вокруг их самолетов.
      Но самое главное – странный случай со звеном «Эвенджеров» – лишь одна из необъяснимых трагедий Бермудского треугольника.

      Жертвы Бермуд
       Первой жертвой Бермуд считается судно «Розали». В 1840 году оно было найдено дрейфовавшим в море под всеми парусами. Выглядело все так, как будто команда и пассажиры только что покинули парусник, бросив при этом груз.
       «Розали» связали с тайной «дьявольского треугольника» только в ХХ веке. В 1974 году Чарльз Берлиц написал книгу «Бермудский треугольник» – в ней он попытался описать все трагедии, произошедшие на этом участке.
      Разумеется, тут же появились те, кто посчитал делом чести опровергнуть россказни недобросовестного писаки. Первым разоблачителем стал Лоуренс Дэвид Куше, а его книга «Бермудский треугольник: мифы и реальность» фактически являлась расследованием случаев, перечисленных Берлицем. Сегодня продолжателями дела Куше являются Береговая охрана США и страховая компания «Lloyd’s». Именно эти почтенные организации стремятся дать научное объяснение каждому происшествию в треугольнике. Надо сказать, что время от времени им это удается. Но отнюдь не всегда.
      Например, происшествие, случившееся с вышеупомянутой «Розали», разъясняется вот каким образом: «Найти документы, связанные с историей полуторавековой давности, оказалось крайне трудно. В архивах о судне, называвшемся «Розали» и найденном у Багамских островов без экипажа, обнаружить что-либо не удалось. Однако «Регистр Ллойда» и «Бюллетень» этой страховой компании от 25 сентября 1840 года сообщают: судно «Россини», следовавшее из Гамбурга в Гавану, 3 августа село на мель у острова Муарес (Багамский пролив). Экипаж и пассажиры были спасены. 17 августа «Россини» был обнаружен в море без единой живой души на борту и отведен в порт. По всей вероятности, после того как люди покинули судно, оно снялось с мели и было унесено ветром в открытый океан. Речь, скорее всего, идет об одном и том же судне; подлинное судно «Россини» и есть вымышленное «Розали». Искажение названия легко могло возникнуть в процессе передачи информации. Маршруты же, порт назначения и даты совпадают».
      Действительно, маршруты, порт назначения и даты совпадают. Вот только любой следователь знает, что самое главное при расследовании установить мотив. А мотива, исходя из которого капитан бросил свой неповрежденный корабль и груз на произвол судьбы, нет. Да, «Розали» могла сесть на мель, но в этом случае кораблям-спасателям, ее достаточно было сдернуть на буксире.
      Если же корабль сел так прочно, что буксир не помогает, ничто не мешало капитану и команде, предварительно отправив пассажиров вместе со спасателями на берег, дождаться прилива, самостоятельно сняться с мели и продолжить плаванье.
      Что должно было произойти, чтобы капитан обрек себя на нищету, бросив свое имущество?..
       Нас тарелками пугают, дескать, подлые, летают…
      Именно вмешательством НЛО объясняют исчезновение в Бермудском треугольнике самолета «С-119». 6 июня 1965 года в районе Багамских островов, в 400 км к востоку от Майами, самолет с 10 членами экипажа за 45 минут до посадки исчез с экранов радаров и больше не появился.
      Ситуация осложнилась тем, что с борта пролетавшего в этот момент над Бермудами космического корабля «Джемини-VI» космонавт Макдивитт сделал снимок, на котором четко отобразился некий дискообразный летальный аппарат, который находился неподалеку от места крушения «С-119».
      Снимок тут же опубликовали в прессе. Шумиха поднялась невообразимая. Одни говорили, что изображение на фотографии – это спутник, шедший на меньшей высоте, чем корабль Макдивитта. Сию гипотезу тут же опровергли – в это время и в данном регионе спутников не было.
      Вторая версия предполагала, что это не тарелка, а осколок ракетоносителя, падающий в море.
      Масла в огонь подлило признание космонавта в одном из интервью, что он вообще никаких снимков не делал и никакого НЛО не видел.
      Тут уже с полной уверенностью заговорили о том, что НАСА скрывает информацию о существовании инопланетян.
      Так или иначе, случай с «С-119» относится к разряду тех, про которые даже самые скептические наблюдатели за аномалиями в Бермудах – Береговая охрана США и страховая компания «Lloyd’s» говорят: «Причины катастрофы самолета неизвестны».
       Беглый осмотр
      Если просмотреть список погибшего в районе Бермуд воздушного и морского транспорта, даже сильно не углубляясь в подробности, мы увидим удручающую картину.
      1918 год. 542-футовый углевоз «Циклоп» шел из Барбадоса в Балтимор. На борту находилось 309 человек. Эта громадина растворилась в «дьявольском треугольнике» без следа. В 1968-м военный водолаз Дин Хейвз клялся, что видел на дне океана «Циклопа», но это было за границей аномальной зоны, дальше к северу.
      Рационалисты придумали несколько версий того, что же именно могло случиться с углевозом – начиная от сдачи его немцам и заканчивая коррозией днища. Но самый лаконичный итог под дискуссией подвело командование ВВС США: «…ни одну из множества версий, пытавшихся объяснить исчезновение «Циклопа», нельзя признать удовлетворительной».
      Интересно, что после гибели углевоза его судьбу повторили (правда, уже в 1941-м) два аналогичных судна – «Протеус» и «Нереус».
      30 декабря 1948 года. На подходе к Майами неожиданно пропал со связи, а после исчез самолет «Дакота-3», бортовой номер – 16002. Несмотря на хорошую погоду, место крушения обнаружено не было. Рапорт министерства гражданской авиации гласил: «В данном случае достаточная информация для определения вероятной причины катастрофы отсутствует».
      Почти годом раньше, в январе 1948 года, самолет британской авиакомпании –  «Стар Тайгер» исчез точь-в-точь, как незадолго до него «Дакота-3». Министерство гражданской авиации опять пожало плечами: «Мы никогда не сталкивались со столь неразрешимой задачей. Ввиду отсутствия данных, подтверждающих любое другое объяснение, министерство предположило, что несчастье произошло в силу ряда внешних обстоятельств».
      Через непродолжительное время между Бермудами и Ямайкой в ясную тихую погоду исчез самолет «Стар Эриел», аналог «Стар Тайгера».
      Все уже приготовились к очередному глубокомысленному заявлению министерства гражданской авиации, но не тут-то было… К месту крушения снаряжается невиданная доселе поисковая экспедиция. В ней принимают участие американские военные и английские спасатели. Частым бреднем прочесывается вся округа… Но самолет исчез. В этот раз министерство предпочло промолчать…
      Список погибших судов и самолетов можно продолжать и дальше. Среди жертв «дьявольского треугольника» есть подводные лодки, прогулочные яхты и рыболовецкие траулеры. В водах Бермуд гибли и неопытные любители, и закаленные в многочисленных походах покорители Антарктики. Сухая статистика говорит о 40 описанных случаях гибели кораблей и 20 случаях крушения самолетов. Сколько их было на самом деле – не знает никто. И вот еще какая странность: ни разу не были обнаружены ни попавшие в беду люди, ни их тела.
      У страха глаза велики
      Как и всякому серийному убийце, Бермудскому треугольнику норовят приписать лишних жертв. Например, на потусторонние силы пытались «повесить» гибель японского парохода «Раифуку-Мару». В частности, считалось, что последним сообщением, которое отправил в эфир гибнущий пароход, было: «Это как удар кинжалом! Скорее на помощь!» На самом деле все было гораздо более прозаично (хотя трагизм ситуации это не умаляет).
      18 апреля 1925 года японский пароход «Раифуку-мару» вышел из Бостона с грузом пшеницы и взял курс на Гамбург. К утру 19 апреля он, попав в шторм, получил повреждения и начал тонуть. Капитан послал в эфир сигнал бедствия, и к терпящему крушение японцу двинулось несколько кораблей. Следующее сообщение говорило о том, что с палубы смыты все шлюпки, а следовательно, если помощь не успеет вовремя, все неминуемо погибнут.
      Ближе всего к погибающим оказался пароход «Хомерик». Он и принял последнее сообщение с «Раифуку-мару»: «Это конец, спешите на помощь!». Несмотря на то, что спасатели шли на огромной скорости, помочь они не успели. Шторм даже не позволил приблизиться к месту гибели корабля, чтобы подобрать тех, кто оказался в воде.
      Правды ради заметим – японский сухогруз погиб на 1000 км севернее Бермудских островов, т.е. за пределами аномальной зоны.
      Версии
      Помимо тех, кто считает, что в границах Треугольника творится чертовщина, и тех, кто пытается все выставить чередой случайных совпадений, существует еще и третья группа – это те, кто хочет подвести под многочисленные трагедии научную базу.
      Например, существует гипотеза о том, что в гибели людей виноват гидрат метана. Он образуется на глубине свыше 300 м при температуре около 2 градусов (как раз такие условия созданы на дне Бермудского треугольника). Особенность этого вещества состоит том, что оно крайне нестабильно и легко переходит в газообразное состояние.
      На практике это может выглядеть так: огромный пузырь метана стремится к поверхности и вызывает вспенивание воды. В результате ее плотность резко падает и попадающее в такую зону судно «проваливается» на глубину практически мгновенно.
      Гидрат метана может влиять и на самолеты. Дело в том, что его выброс (естественно, только в большом объеме) снижает плотность не только воды, но и воздуха. В результате самолет как бы попадает в воздушную яму и, если он идет на малой высоте, то врезается в воду.
      Еще один вариант. Разреженный воздух в результате выброса газа воспринимается альтиметрами самолетов (прибор для измерения высоты) как воздух на большой высоте, в итоге пилоту кажется, что он слишком высоко, он начинает снижаться и в условиях плохой видимости запросто может оказаться в океане.
      К тому же метан способен глушить реактивные двигатели, работающие на смеси углеводородного топлива и окислителя – атмосферного кислорода. Как только метан начинает замещать воздух, двигатели глохнут.
      Согласно другой версии, гибель судов объясняют «работой» суперволн. Благодаря съемкам из космоса, установлено, что помимо обычных штормовых волн, достигающих в высоту 15 м, существуют еще и так называемые суперволны высотой в 30 м. Их происхождение пока неизвестно. Также сложно установить периодичность их появления. Известно только, что ежегодно на площади в 150 тыс. кв. км возникает как минимум одна такая волна.
      Запас прочности современного корабля позволяет выдержать удар воды в 15 тонн на один кв. м. Суперволна бьет с силой, в 8 раз превышающей эту цифру. Собственно поэтому их никто и не видел. Удар такой силы способен в секунду уничтожить огромный танкер или лайнер.
      Правда, теория суперволн никак не объясняет гибель самолетов – им любые волны нипочем.
      Пожалуй, одним из самых интересных предположений о феномене Бермудского треугольника стала версия о существовании магнитных аномалий. Широко известный факт: стрелка компаса указывает не на географический северный полюс, а на магнитный, который находится чуть в стороне.
      Так вот существует две точки на земном шаре, в которых компас упорно показывает на географический полюс – это Бермудский треугольник и Море дьявола. По теории Уилбура Смита, существуют так называемые зоны пониженного сцепления – зоны с измененной магнитной гравитацией. Они достигают 300 м в диаметре и постоянно перемещаются.
      Под воздействием таких областей самолеты определенной конфигурации и величины могут быть разрушены. Ученые допускают, что нарушения в магнитной гравитации воздействуют не только на самолеты и аппаратуру, но и на нервную систему людей, вызывая у них головокружение и потерю ориентации в пространстве.
      В развитие теории Смита есть гипотеза существования «Адова круга» – огромной области континентального шельфа, расположенного к северу от штата Нью-Джерси и Мексиканского залива и охватывающего область Атлантического океана вплоть до Азорских островов.
      До сих пор ни одна из выдвинутых версий решающих аргументов «за» не получила. И потому каждый, что называется, выбирает объяснение загадочных явлений «по вкусу» – кто-то верит в обычные совпадения, кто-то в одно из приведенных научных объяснений, а кто-то по-прежнему ни минуты не сомневается, что над этими водами довлеет древнее проклятие…
      Море дьявола расположено в Тихом океане в 100 км к югу от Токио. Официально место на карте не обозначено. Свое название получило от местных рыбаков.

      Достоверная статистика о крушениях в этой области отсутствует. До исследователей доходят лишь слухи и легенды, связанные, как правило, с исчезновением рыбацких лодок. По официальной версии, виной всему подводные вулканы, способные при неудачном стечении обстоятельств уничтожить небольшое судно в считанные секунды.
      Тем не менее, в период с 1950 по 1954 годы в регионе было зафиксировано 9 крушений судов. Из них только один успел подать сигнал «SOS». Никто из членов команд и пассажиров погибших кораблей обнаружен не был.
      Японское правительство официально объявило этот район опасной зоной.
      Станислав Сикорский. Журнал "Планета", октябрь 2007.
    • Новая хронология академика Фоменко
      Автор: Thorfinn
      В начале девяностых годов прошлого века на книжных полках минских магазинов вдруг в большом количестве появились книги с громким названием «Хронотрон или новая хронология».

      Автором значился некто Анатолий Тимофеевич Фоменко. В короткий срок они стали настоящим «хитом» среди той части образованной молодежи, и не только молодежи, которая интересовалось историей. На какое-то время Фоменко даже потеснил с «пьедестала» произведения исключительно популярного в то время Л. Н. Гумилева.

      Автор этих строк в то, уже довольно далекое время, прилежно грызший гранит науки на историческом факультете БГУ, также внимательно ознакомился с произведением «Хронотрон». После одного сеанса сего увлекательного чтения я, как и большинство моих тогдашних однокурсников, данную книгу иначе как «Хронобредом» назвать не мог. Что касается наших преподавателей, то они вообще находились в околошоковом состоянии.

      Тем не менее, популярность «Хронотрона» набирала обороты. У Анатолия Фоменко появился соавтор – Глеб Носовский, и новые творения: «Империя», «Новая хронология и концепция древней истории Руси, Англии и Рима», «Какой сейчас век». Профессиональные историки плевались, а дилетанты спешно возносили на щит нового пророка. Последнее, впрочем, не удивительно – творения Фоменко ставили всю официальную историю с ног на голову. А, как известно, в смелой сенсации и дерзком вызове всегда есть нечто притягательное…

      В книгах Фоменко на читателя обрушивается поток сенсационных заявлений. 

      Осада Трои

      Традиционно считается, что греки воевали с троянцами в XIII веке до н.э. Фоменко же считает, что город Троя, населенный западно-европейцами осадили русские в союзе с татарами в XIII веке н.э.

      Куликовская битва

      Произошла в 1380 году – тут авторы «Новой хронологии» согласны с «ортодоксами», но не на Куликовом поле, а в районе Таганской площади города Москвы (на Кулишках).

      Храм св. Софии в Константинополе

      Построен вовсе не в начале VI века н.э., а в XVIII. И вообще, София – это и есть Гроб Господень, а Константинополь и Иерусалим – вовсе один и тот же город.

      Следом за событиями корректируются персоналии. Оказывается, МНОГИЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ ЛИЧНОСТИ РАЗНЫХ ЭПОХ В ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ СУЩЕСТВОВАЛИ «В ОДНОМ ЛИЦЕ».

      Так, одним и тем же лицом являются Иисус Христос и… Андрей Боголюбский. Иван Грозный, римский император Диоклетиан и Константин – тоже не три разных человека. Чингисхан оказался «альтер эго» Рюрика. Одним человеком являлись Иван Калита (московский князь), хан Батый и Ярослав Мудрый. И даже этруски, русские и пруссы слились в один народ.

      В общем, оказывается, что вся история вроде как вранье! Как следствие – историк с отвращением отбрасывает «чтиво», а дилетант бодренько перелистывает страницы дальше. Приняв на веру, что вся история – ложь, он желает понять, почему. И находит ответ на этот вопрос на следующих страницах «Хронотрона». Историческая наука и хронология истории, оказывается, ИНСТРУМЕНТ ЗАГОВОРА.

      По Фоменко выходит, что до XVIII века якобы существовало некое единое государство – империя от тайги до британских морей. Впоследствии она раскололась, и на ее территории возникли новые независимые государства, правителям которых была необходима своя история. История, как известно, слуга политики – и своя история была написана. Даты «удревнили», события умножили путем многократного повторения «реальных», напридумывали великих династий. В результате получилось, что вновь возникшие государства «заимели» собственную многовековую историю, а разрушители империи «подкрепили» свои права изрядным «трудовым стажем» несуществующих династий.

      «Ага!» – восклицает дилетант и заглядывает на следующую страницу, с которой на него вываливается очередное историческое откровение: ПОВЕЛИТЕЛЯМИ МИРА БЫЛИ… РУССКИЕ!

      Понятно, что столь странные утверждения должны хоть на чем-то базироваться. И академику Фоменко это известно лучше, чем кому бы то ни было (так как свое академическое звание Анатолий Тимофеевич получил за общепризнанные открытия в математике, где «на веру» вообще ничего не принимается).

      Так какие же доказательства приводит академик Фоменко?

      Одним из основных аргументов «новой хронологии» является метод «распознавания дубликатов». То есть берутся пары хронологических списков правителей разных стран – или разных эпох – и в списках отыскиваются совпадения.

      Не дай Бог, окажется, что в биографиях разных правителей хоть чуть-чуть совпадут какие-либо цифры – сроки правления, годы рождения и смерти, количество детей и т.д. – эти несчастные сразу объявляются «фантомами», вписанными позднее в историю «мистификаторами» для придания ей большей протяженности во времени.

      Кроме «распознавания дубликатов» в именах, с тем же успехом можно «распознавать дубликаты» и в названиях. Главное, чтобы было созвучие. Например, если на севере Китая живет народ Шивей, а на севере Европы – народ Шведы, то это на самом деле один и тот же народ. Ну а если есть народ Кидане, то это, конечно же, македонцы. Как следствие, Китай и Македония тоже одна и та же область. Отсюда Фоменко делается вывод, что китайские летописи – это те же европейские, только переписанные на местный манер. Следовательно, многотысячелетней истории у этой страны нет. Китайцы ее себе выдумали.

      С такой феноменальной логикой можно считать, что бен Ладен есть сын бен Гуриона. 

      В именах, названиях и событиях Фоменко и сторонники тоже находят множество «дубликатов». Стоит только в словосочетании «латинский император» и «чжурчжэньский царь Алтан» оказаться рядом буквам Л,Т,Н, как сторонники «новой хронологии» живо объявляют «фантомами» обоих.

      Нетрудно понять, что с помощью «Распознавания дубликатов» можно получать какие угодно результаты. Например, заявить, что ученый Анатолий Фоменко и шоумен Николай Фоменко – есть одно и тоже лицо.

      ЗВЕЗДЫ НЕ ПРЕДПОЛАГАЮТ, А ОБЯЗЫВАЮТ

      Вторым «доказательством» теории Фоменко и его последователей является метод астрономического датирования. Согласно ему, все доступные нам старые описания лунных затмений от античности до Средних веков на самом деле попадают в эпоху с Х–ХI века до ХVIII, а некоторые даже до ХIХ века нашей эры.

      Занимается Фоменко и датировкой гороскопов. Во многих старинных рукописных источниках даются описания звездного неба во время известных событий. Гороскопы – изображения положения планет по созвездиям зодиака – находят нарисованными на стенах, выбитыми на камнях, барельефах и даже вышитыми на тканях или вытканными на коврах. Анализируя расположения звезд на этих изображениях, Фоменко и Носовский дают «правильную» датировку событий. Не остались без внимания академика и кометы. 

      На протяжении античности и средневековья количество наблюдаемых комет, если верить источникам, превышало все разумные пределы и превосходило количество комет, наблюдаемых в XIX–XX веках (в телескопы!) в десятки раз. О выводах можно догадаться – все хроники фальшивые и в них многократно «под разным соусом» подаются одни и те же события.

      Апологеты «фоменковской» школы почему-то не задумываются над тремя вещами. Во-первых, над погрешностями древних измерительных приборов, основным из которых был глаз человеческий. Во-вторых, о погрешностях при перенесении гороскопов на камень или бумагу. Наконец, в-третьих, нельзя не учитывать и тот факт, что гороскопы писались для власть имущих и, естественно, такие, чтобы этим власть имущим понравились. В противном случае участь астролога была бы незавидной.

      В этой связи припоминается одна забавная история. В конце XIX века попытки историков-оружееведов реконструировать снаряжение воинов Вильгельма Завоевателя только по изображениям на знаменитом гобелене из Байе приводили к курьезным результатам. На основе изображений было «открыто» несколько типов доспехов, которые при попытке воплотить их «в металле» оказывались абсолютно нефункциональными. В конце-концов, сообразили – гобелен ткали женщины, в военном снаряжении мало что понимавшие, «рисование» у них тоже было «на троечку» – отсюда и все проблемы.

      Что касается комет, то следует напомнить: комета всегда трактовалась как знамение – плохое, либо хорошее. Почему бы в описание значительного события не «вставить» появление кометы? И, наконец, кометой можно назвать болид, метеор, шаровую молнию…

      Метод Фоменко применять несложно. Например, можно объявить изображение полумесяца исключительно татарско-казацким символом, отыскать эти изображения по всему миру – от пирамид майя до японских доспехов, а потом заявить, что это свидетельствует о распространении «казацко-татарского» влияния. В таком случае изображение свастики, столь популярное у индусов, ярко свидетельствует о господстве здесь идей германского нацизма и позволяет оптом отнести все эти изображения к периоду 30–40 годов прошлого века.

      Возникает вопрос. Почему же, несмотря на все эти несоответствия и откровенные «ляпы», теория Фоменко по прежнему довольно популярна (причем, среди ее поклонников немало вполне образованных людей и даже выдающихся ученых)?

      По-видимому, популярность Фоменко прежде всего основывается на, скажем так, «протесте» против официальной историографии. То есть многие разделяют не столько убеждения и логические выкладки самого Фоменко (и Носовского), сколько их атаку на официальную историческую науку.

      Все дело в том, что историки-«ортодоксы» сами осознают шаткость многих своих позиций. В рамках устоявшейся концепции существует немало неразрешенных (или исключительно противоречивых) вопросов. Тут и экспедиции викингов в Винланд (Америку), и скандинавские легенды, выводящие происхождение предков скандинавов из Азии, и до сих пор не решенные вопросы становления русской государственности, и то самое монголо-татарское иго, вокруг которого до сей поры ведутся ожесточенные споры.

      К тому же спорная достоверность многих летописных текстов не добавляет «ортодоксам» оптимизма. Дело даже не в сознательной фальсификации – материал из книги в книгу переписывает человек. И переписывает так, как его понимает. Что часто ведет к искажениям. Так у Рюрика появились братья Синеус и Трувор. Упоминаемые в летописи всего один раз, княжившие в несуществующих городах. Лишь сравнительно недавно сообразили, что читать следует не «Рюрик, Синеус и Трувор» а «Рюрик сине хус тру воринг» (Рюрик со своим домом (и) верной дружиной).

      Фоменко и ему подобные вольно или невольно используют и еще одну потребность общества – потребность в ярком, увлекательном, если хотите, популярном изложении истории и исторических концепций.

      К сожалению, в этой части «официальная» наука (за небольшим исключением) предъявить ничего не может. Вместе с тем, историю нельзя сравнивать с биологией или физикой. Историей в той или иной степени интересуется почти каждый образованный человек – будь то литератор, химик или врач-реаниматолог. Интерес к историческим знаниям – это часть культурного кода любого интеллигентного человека.

      И потому историческая наука не может (и не имеет права) быть исключительно сухой и академической. Популяризация истории не менее важна, чем собственно исторические изыскания (которые, к тому же, очень часто носят сугубо схоластический характер «переливания из пустого в порожнее» – особенно это заметно при ознакомлении с большинством диссертаций на историческую тему, написанных в последнее десятилетие в странах СНГ).

      И если бы талантливая популяризация подлинных исторических знаний шла рука об руку с академической наукой, то вряд ли оставалось бы место для теорий а-ля Фоменко–Носовский…

      Фоменко Анатолий Тимофеевич, 1945 года рождения, окончил механико-математический факультет МГУ в 1967 году. В 1969 году окончил аспирантуру этого факультета по кафедре дифференциальной геометрии. В 1969 году защитил кандидатскую, а в 1972 году – докторскую диссертацию по геометрии и топологии. С 1969 года работает на механико-математическом факультете МГУ: сначала ассистентом, затем, с 1974 года, – старшим научным сотрудником, с 1980 года – в должности профессора, а с 1992 года – в должности заведующего кафедрой дифференциальной геометрии и приложений.

      А. Т. Фоменко является автором более чем 180 научных статей, опубликованных в центральной математической и научной печати; автором 23 монографий и 8 учебников (и учебных пособий) по математике. Все его книги переведены на несколько иностранных языков (английский, японский, французский, испанский, итальянский, сербский) крупнейшими зарубежными издательствами США, Англии, Германии, Японии.

      Работы А. Т. Фоменко получили широкое международное признание. Он — создатель известной научной школы, разрабатывающей новые методы качественного топологического анализа динамических систем в геометрии, физике, механике.

      А. Т. Фоменко многократно получал приглашения ведущих зарубежных математических центров для чтения лекций и организации научных исследований в возглавляемом им направлении. 

      Он является лауреатом премии Московского математического общества (1974 г.), премии по математике Президиума АН СССР (1987 г.), лауреатом Государственной Премии (в области математики) Российской Федерации (1966 г.).

      В 1991 году был избран действительным членом Российской Академии Естественных Наук (РАЕН), в 1993 году – действительным членом Академии Наук Высшей Школы, в 1994 году – действительным членом (академиком) РАН.

      А. Т. Фоменко активно участвует в общественной и организационной работе. Он является заместителем главного редактора журнала «Вестник МГУ» (серии математика), членом редколлегии журнала «Математический сборник», членом Ученого Совета механико-математического факультета МГУ, членом Ученого Совета МГУ, членом Ученого Совета МИРАН имени В.А. Стеклова, заведующим отделением математики механико-математического факультета МГУ, в разные годы был членом Президиума ВАКа Российской Федерации, заместителем академика-секретаря отделения математики РАН.

      Андрей Медведев. Журнал "Планета", май 2007.
    • Алан Пинкертон
      Автор: Thorfinn
      «Мы никогда не спим»
      Девиз сыскного агентства Пинкертона
      Шерлок Холмс, Эркюль Пуаро, мисс Марпл, майор Пронин, Ниро Вульф, комиссар Мегре… «Книжных» сыщиков, популярных в разных странах и в разное время, превеликое множество. Бойкая английская пенсионерка и бельгиец с закрученными усиками пользовались особенным «спросом» в 70-е, джентльмен с Бейкер-Стрит 221-б – во все времена. А вот в первой трети ХХ века особую славу снискал Нат Пинкертон. Первая книга о его похождениях, «Заговор преступников», была издана в России более ста лет назад. Бравый Нат не упускал своих противников, преследуя их на поезде, конке, трамвае. Позднее – на автомобилях, мотоциклах, самолетах. И по законам жанра из всех схваток выходил победителем. Популярность этого персонажа была настолько высока, что вскоре всех, имеющих хоть какое-то отношение к «благородному делу сыска», в России начали называть «Пинкертонами».
      В отличие от своих «коллег по книжной полке», Нат Пинкертон имел реального прототипа – американского частного сыщика Алана Натаниэля Пинкертона. Впрочем, как и со многими другими выдающимися людьми этой страны, в случае с Пинкертоном непонятно, кем его считать – то ли американцем по месту жительства, то ли шотландцем по месту рождения.
      Кто же он, человек, который «никогда не спит», дважды спасший президента Линкольна, искоренивший «ганфайтеров» Дикого Запада – и совершивший многое-многое другое?..


      Дело №1.
      В стране вереска
      Наш герой родился в Глазго в 1819 году. Его можно считать потомственным сыщиком – отец мальчика Уильям Пинкертон был сержантом английской полиции. Вот только будущий частный детектив в те годы и не мыслил о подобной карьере. Вместе со сверстниками он предпочитал прогуливать уроки, шатаясь по городу и его окрестностям. Они больше задумывались о веселом времяпрепровождении, а не о будущей профессии.
      К тому же пример отца должен был навсегда отвадить Алана от «службы закону». Уильям за годы работы в полиции не получил ничего, кроме многочисленных ранений. Последнее, полученное во время разгона политической демонстрации, оказалось настолько тяжелым, что Пинкертон-старший вынужден был уйти в отставку. В 1827 году он умер, оставив семью без средств к существованию. Чтобы как-то свести концы с концами, восьмилетний Алан пошел в ученики к бондарю. Именно изготовление бочек и стало его основной профессией на следующие 15 лет.
      В молодости будущий сыщик увлекся политикой и примкнул к движению чартистов. В то время он скорее являлся объектом интереса правоохранительных органов, а не их сотрудником. По крайней мере, агитационная деятельность Пинкертона вызывала повышенное внимание у сотрудников полиции. Их интерес был настолько велик, что в марте 1842 года, сразу же после женитьбы на некоей Джоан Кэрфри, двадцатитрехлетний агитатор решил покинуть страну. «Свадебным путешествием» молодой четы стал «круиз» из Глазго в Америку. С билетами в один конец. Так из Англии выехал Алан Пинкертон – политический преступник.
      «Медовым месяцем» этот вояж назвать сложно. Корабль, на котором плыла чета Пинкертонов, потерпел крушение у рифов Новой Шотландии. Спасшихся молодоженов ограбили индейцы. Без малейших сбережений они с большим трудом добрались до Чикаго. Так в Штаты приехал Пинкертон. Нет, не сыщик – бондарь. Сыщиком он стал намного позже.
      Рост городов, в первую очередь бедных кварталов и рабочих окраин, привел к созданию в Великобритании профессиональной полиции. Военные патрули не могли гоняться за преступниками и эффективно поддерживать порядок в «каменных джунглях». Еще одной причиной стало рабочее движение и – как одна из его форм – массовые шествия и манифестации. А привлечение военных всегда заканчивалось стрельбой и трупами. Лондонские «бобби» с их дубинками и высокими касками, ставшими «визитной карточкой» английской полиции, создавались именно для борьбы с беспорядками. Кстати, огнестрельное оружие британским стражам порядка долгое время не полагалось.
      «Новшество» переняли по обе стороны океана. Во Франции появились «фараоны», как прозвали в этой стране жандармов, в России – городовые… Появилась полиция и в США. Однако в борьбе с преступниками «бобби» и их коллеги в других странах продемонстрировали полную беспомощность. До следователей и правильно поставленной сыскной работы было еще как до Луны. Констебли, жандармы и городовые просто патрулировали улицы, наблюдая за порядком. Кроме того, первые полицейские подразделения были очень малочисленны. Так, например, крупнейшее в США чикагское отделение насчитывало в своих рядах всего... 12 человек.
      Дело №2.
      Бондарь-детектив
      Чета Пинкертонов поселилась в небольшом городке Данди неподалеку от Чикаго. На жизнь Алан зарабатывал своим основным ремеслом – делал бочки. Дела шли неплохо, качество продукции было на высоте, цены – низкими. Вскоре Пинкертон открывает собственное дело. Однако мятежной шотландской натуре Алана возня с бочками казалась слишком скучной. Он примкнул к движению аболиционистов (так называли борцов против рабства) и участвовал в переправке беглых рабов в Канаду. Созданную его товарищами цепочку явочных квартир, позволявшую чернокожим беглецам перебираться из Южных Штатов на север, называли «подземной железной дорогой».
      Тем не менее, Алан Пинкертон так бы и остался безвестным бондарем (или стал «королем бочек и баков»), если бы в один прекрасный день не столкнулся с бандой фальшивомонетчиков.
      Надо сказать, что в середине XIX века практически вся страна, называемая сейчас Соединенными Штатами Америки, жила «вне закона». Малочисленная полиция существовала только в крупных городах. Выборные «шерифы», не имевшие никакой профессиональной подготовки, не справлялись со своими обязанностями. На пост «хранителя порядка» часто попадали бывшие преступники и прочие проходимцы. Тот, кто еще вчера грабил дилижансы и воровал скот, завтра вполне мог повесить на свой жилет пресловутую «звезду». В этой ситуации рядовым гражданам оставалось рассчитывать только на свои силы.
      Неизвестные купили у Алана большую партию его товара – и щедро заплатили. Однако Пинкертон обнаружил, что все деньги – до последнего доллара – были фальшивыми! Мошенники нанесли удар по «финансовому благополучию» семьи Пинкертонов и многих других жителей Данди, а шериф бездействовал. Фальшивомонетчиков передал в руки закона Алан Пинкертон.
      Бродя в окрестностях городка, Алан обнаружил свежее кострище и человеческие следы. То ли из любопытства, то ли по какому-то наитию Пинкертон решил выследить неизвестных. День наблюдения за брошенной стоянкой ничего не дал, но на следующую ночь Алан заметил на этом месте группу людей – и узнал своих нечистых на руку покупателей. На следующую ночь он привел на место стоянки шерифа и даже помог тому в задержании преступников. В глазах простодушных местных жителей бондарь превратился чуть ли не в короля сыска. Поэтому когда выяснилось, что задержанные преступники являются только частью банды, «бизнесмены» из Данди предложили Алану за солидное вознаграждение отловить остальных. Пинкертон взялся за дело и вскоре нашел фальшивомонетчиков в одной из чикагских гостиниц. Слава о смекалистом бондаре прокатилась по всему штату, и Алан, забросив свои бочки, принялся за работу детектива. Удивительно, но не получивший даже начального образования полуграмотный шотландский эмигрант блестяще с этим справлялся.
      Хотя чему здесь удивляться! «Криминальная хроника» тех лет показывает, что американские преступники не задумывались о планировании, конспирации, а зачастую и не скрывали своих деяний. Ловкому и наблюдательному человеку, которым без сомнения был Алан Пинкертон, вывести их на чистую воду оказалось несложно.
      Как бы то ни было, в короткий срок Алан раскрыл несколько громких преступлений. В 1846 году он стал шерифом графства Кейн, а позже – графства Кук. Его привлекают на помощь и в правительственные органы – почтовую службу и министерство финансов.
      Большинство крупных преступных банд, терроризировавших запад США в 60–70 годы прошлого века, были ликвидированы без всякого вмешательства «правоохранительных органов». Обычные граждане перестреляли людей Джесси Джеймса в Нортфилде, Сэма Баса в Раунд-Роке, уничтожили банду Далтонов в Коффейвилле… Многие «великие бандиты Запада», воспетые авторами вестернов, пали от рук вооруженных дробовиками разъяренных местных жителей. 
      Дело №3. «Пинки»
      Около 1848 года Пинкетон с семьей переехал в Чикаго, где стал первым полицейским детективом. Однако работа быстро разочаровала Алана. С одной стороны, она напоминала сизифов труд. «Стражи закона» в разных штатах не только не поддерживали друг с другом какой-либо связи, но зачастую соперничали. Многие не гнушались брать «мзду» с преступников, а некоторые даже «крышевали» банды. Единого судебного аппарата в США тоже не существовало. В таких условиях преступнику часто достаточно было пересечь границу штата, чтобы чувствовать себя в полной безопасности.
      С другой стороны, Пинкертона подводили самолюбие, нежелание подчинятся кому-либо, чрезмерные амбиции. Кроме того, частным сыском он зарабатывал гораздо больше. В 1850 году детектив уходит в отставку и вместе с бывшим сослуживцем открывает частное сыскное бюро «The North-Western Police Agency» (Северо-западное полицейское агентство). Через два года он расстается с партнером. Причина – все те же неуемные амбиции. В 1825 году Алан открывает собственное агентство, ставшее всемирно известным – «The Pinkerton National Detective Agency» (Национальное детективное агентство Пинкертона). В его состав входило тогда всего одиннадцать человек – не считая самого хозяина.
      Требования к сотрудникам детектив выдвигал строгие: агенты должны быть молоды, здоровы, сильны, иметь «светлые головы и железные кулаки». Им запрещалось играть в азартные игры, сквернословить и использовать жаргонные словечки. Склонных к злоупотреблению алкоголем и табаком «просили не беспокоится». Для своего детища Пинкертон выбрал эмблему в виде всевидящего ока и девиз «Мы никогда не спим». Первые дела агентства, как и дебют его шефа, были связаны с поимкой фальшивомонетчиков, однако вскоре их диапазон расширился и агентство приобрело широкую известность. Именно тогда к сотрудникам приклеилось прозвище «пинки».
      «Пинки» занимались сопровождением грузов и почты – в те годы нападения на поезда в США были нормой. Почтовые и железнодорожные компании охотно обращались за помощью к Пинкертону. А вскоре агентство взяло на себя и расследование подобных ограблений. Чуть позже в сферу внимания «неспящих» попала ловля беглых преступников и расследования краж.
      «Контора» Алана Пинкертона была не первым в Штатах детективным агентством, но уже к началу шестидесятых годов оставила своих конкурентов далеко позади. В первую очередь – из-за неукоснительного выполнения следующих правил:
      - Репутация агентства должна быть безупречна.
      - Услуги оказываются в любое время и в любом месте.
      - Каждый сотрудник – профессионал своего дела.
      - Цена за услуги – стабильна и унифицирована.
      - Агентство не занимается бракоразводными процессами.
      - Агентство идет в ногу со временем.
      Для того чтобы быть «в любое время в любом месте», «пинкам» пришлось расширять штат. Кроме детективов «центрального офиса» Алан Пинкертон набрал большое количество внештатных сотрудников. К семидесятым годам их можно было встретить во многих городах США. Они спокойно занимались своей основной работой, держа глаза и уши открытыми и регулярно передавая информацию «наверх». Пинкертон платил наблюдателям небольшое ежемесячное содержание. Если же на «подотчетной территории» происходило что-то, привлекшее внимание команды «пинков», законспирированный агент получал полную заработную плату и приступал к расследованию. Впоследствии такой прием, получивший название «работа под прикрытием», начала использовать и полиция.
      Заботясь о профессионализме и безупречной репутации, Пинкертон заставлял своих парней вести настоящие расследования, составлять протоколы, дела и картотеки. Каждый шаг «пинка» вносился в отчет. Информация постоянно обрабатывалась и обобщалась.
      Сотрудники «The Pinkerton National Detective Agency» впервые в США создали картотеку преступников – с портретами, а позже с фотографиями. Американский преступный мир был условно поделен в ней на четыре категории – «налетчики», «мошенники», «карманники» и «воры».
      Эмблема «пинков» – «Всевидящее око» – стала настолько знаменита, что в США с тех времен всех без исключения частных детективов принято называть «private eye» («частный глаз»).
      Именно созданная «пинками» картотека позволяла расклеивать по всей стране листовки с портретами преступников, указанием вознаграждения и броской надписью «разыскивается», знакомые нам по «вестернам». Так делают и сейчас, добавилась только приписка: «вознаграждение и анонимность гарантируется».
      Кроме картотеки преступников «The Pinkerton National Detective Agency» собрало впечатляющую коллекцию огнестрельного оружия и издало первый в Соединенных Штатах словарь уголовных жаргонизмов – «блатной фени».
      И, наконец, Пинкертон первый начал приглашать на службу женщин – почти за сорок лет до появления в американской полиции первой леди-детектива.
      В 1856 году к Алану Пинкертону явилась молодая бездетная вдова по имени Кейт Уорон и… предложила свои услуги в качестве сыщика. Отойдя от шока, Алан порекомендовал женщине заняться более привычными для леди делами. Но дама продемонстрировала редкую настойчивость. В конце концов Пинкертон принял ее на работу. А вскоре миссис Уорон доказала, что женщина-сыщик не только не уступает мужчинам, но и превосходит их. К середине 60-х годов она стала лучшим сотрудником агентства, а еще через несколько лет даже возглавила специальное подразделение женщин-«пинков». «Девочки» миссис Уорон добывали информацию там, где пасовали детективы-мужчины – в присутствии симпатичной леди преступники сходу распускали хвосты и начинали болтать языками.
      Среди раскрытых Пинкертоном дел были разные.
      Однажды, около 1850 года, бостонские предприниматели обратились к знаменитому сыщику с необычной просьбой – разобраться с ростом количества болезней среди их рабочих. Дело в том, что в те годы в США вошел в обиход «лист о временной нетрудоспособности». «Впереди планеты всей» здесь был Бостон. А точнее один из тамошних врачей, Герольд Хольц. Он первый додумался выписывать своим пациентам записки, где указывались продолжительность и характер болезни. Конечно, тогда «больничные листы» не оплачивались. Но работник мог хотя бы рассчитывать, что его не выгонят за прогулы.
      Так вот, «буржуи» Бостона заподозрили, что доктор Хольц за «долю малую» дает фиктивные записки, и попросили Пинкертона это проверить. Тот под видом рабочего пробрался на прием к «доброму доктору» и купил себе право на отгул по болезни. Герольд Хольц был арестован и передан суду с обвинением в «потворстве тунеядству, неуплате налогов и вредоносной инициативе». Шестидесятилетнему доктору грозила петля. Но на защиту Хольца неожиданно стал сам Пинкертон. Он выступил с речью и доказал, что в основе проступка доктора лежит не жажда наживы, а любовь к людям. Растроганные судьи заменили смертную казнь семилетним заключением. Правда, в тюрьме престарелый изобретатель больничного листа все-таки умер.
      Дело №4.
      Сливы доставили в сохранности вместе с косточками
      К началу 60-х годов в Соединенных Штатах начались перемены – страна семимильными шагами шла к гражданской войне. Избрание в 1860 году президентом страны Авраама Линкольна усилило разногласия между Севером и Югом, сделав раскол неизбежным. Зимой 1861-го штаты Юга один за другим начали выходить из состава США, а 4 февраля была создана Конфедерация. Одновременно южане блокировали форт Самтер. Все это произошло еще до того, как Линкольн выехал в Вашингтон, чтобы приступить к исполнению своих обязанностей.
      Авраам Линкольн мало походил на бескомпромиссного борца за права негров. Еще в 1858 году он решительно отвергал идею предоставления рабам гражданских прав. На самом деле причина Гражданской войны была не в этом. До 1860 года власть в США находилась в руках Демократической партии южан. Смириться с победой республиканской партии гордые плантаторы не смогли и решили прибегнуть к «последнему доводу королей». Что касается республиканской буржуазии, то ее Юг интересовал, как источник сырья и рынок сбыта – южане предпочитали торговать с англичанами, а не с соседями-«янки». Чернокожие рабы стали всего лишь поводом для вооруженного конфликта.
      Однажды в Балтиморе Алан Пинкертон узнал, что Линкольн собирается выступить перед жителями города с речью. Глава «пинков» тут же выехал навстречу и сообщил сенсационную новость – в Балтиморе на президента готовится покушение. Линкольн относился к подобным заявлениям скептически, но авторитет Пинкертона заставил его поверить в опасность. Что же делать? По предложению сыщика Линкольн немедленно выехал из Филадельфии и его поезд прошел через Балтимор ночью. Жители города так и не дождались речи лидера государства, зато президент беспрепятственно прибыл в Вашингтон, где 4 марта все-таки выступил – уже как полноправный президент. Пинкертон сопровождал его на протяжении всего пути от Филадельфии до Вашингтона и, как мог, протестовал против этого шага, но Авраам Линкольн забрался на импровизированную трибуну у недостроенного здания Капитолия и произнес заготовленную для балтиморцев речь.
      Кстати, прибыв в Вашингтон, Пинкертон отправил сторонникам Линкольна в Балтиморе телеграмму следующего содержания: «Сливы доставили в сохранности вместе с косточками».
      Несмотря на призывы президента к мирному разрешению конфликта между Севером и Югом, страна на четыре года ухнула в бездну гражданской войны. Однако для Алана Пинкертона она стала пиком карьеры – и его, и всего агентства. Линкольн предложил сыщику поработать на правительство. «Пинки» оказались привлечены к разведывательной и контрразведывательной работе, став прообразом современных спецслужб. Так, в 1908 году при создании ФБР за основу были приняты структура и приемы работы «Национального детективного агентства Пинкертона». Сам детектив стал личным телохранителем Авраама Линкольна. Он тенью следовал за президентом повсюду – даже когда тот спал, неотлучно находился в соседней комнате.
      Следует сказать, что заговорщиков, готовивших балтиморское покушение, так и не поймали. Злые языки утверждали, что они существовали только в воображении главного «пинка». Алан, мол, просто придумал всю историю с покушением, чтобы втереться в доверие к Линкольну и получить поддержку в высших правительственных кругах. Но даже если это и так, Пинкертон великолепно разыграл свою партию. На протяжении года все окружение президента просто смотрело в рот главе первой государственной секретной службы.
      Для полиции США основным способом «знакомства» с преступниками было… регулярное посещение тюрем. В ходе экскурсий сотрудники полиции внимательно всматривались в лица заключенных, стараясь их запомнить. Такие ежегодные посещения мест лишения свободы были обязательны для каждого американского полицейского до… середины 50-х годов ХХ века – т.е. проводились почти сто лет.
       Дело №5.
      Крах майора Е. Джея Алена
      «Пинки», став государственными агентами, рьяно взялись за новое для себя дело. Они ловили шпионов Конфедерации, сами проникали на вражескую территорию – вели бурную и лихорадочную деятельность. Сам Пинкертон под именем майора Е. Джей Аллена несколько раз пробирался на занятую южанами территорию, собирая информацию. Он разделил «пинков» на разведывательный и контрразведывательный отделы, что также было в то время новшеством.
      Однако дела агентства на новом для него поприще шли не блестяще. Несмотря на все ухищрения «неспящих», в июне 1862 года южане получили от своих шпионок в Вашингтоне Бетти Дюваль и Розы Гринхау исчерпывающую информацию о планах противников. Видимо, кто-то не оставил без внимания опыты Пинкертона по привлечению женщин к детективной работе. Этот «прокол» стоил северянам разгрома в сражении у Булл-Рана. Кроме того, «играть» против контрразведчиков южан оказалось сложнее и опаснее, чем против банальных уголовников. Многие «пинки» были пойманы и отправлены на виселицу, среди них – правая рука Алана Пинкертона Тимоти Уэбстер.
      Наконец, Пинкертона «подвело» знакомство с главнокомандующим северян генералом Дж. Макклелланом. До войны тот работал в одной из железнодорожных компаний, с которой тесно сотрудничало «The Pinkerton National Detective Agency».
      Макклеллан был ярким примером так называемого «генерала-политика». В начале войны, благодаря счастливому стечению обстоятельств и хорошо подвешенному языку, он снискал славу выдающегося полководца. Сумбурная ночная перестрелка близ городка Филиппи, где южане потеряли целых пятнадцать человек, и такая же незначительная стычка у брода через реку Чит были раздуты им до размеров грандиозных побед. Газеты прозвали бывшего железнодорожного служащего «маленький Наполеон». Серьезные бои могли лишить Макклеллана славы величайшего полководца Соединенных Штатов, и в бой «Мак» не рвался, придумывая самые разные предлоги.
      Пинкертон старательно «лил воду» на мельницу генерала-железнодорожника, следуя принципу «пиши больше, чего их, супостатов, жалеть». Численность южан, противостоявших Поттомакской армии «великого» Макклеллана, постоянно завышалась раза в два, что позволяло генералу сидеть на месте, постоянно требуя у президента и конгресса подкрепления. Когда обман вскрылся, «маленький Наполеон» моментально был отправлен в отставку.
      В отличие от генерала-железнодорожника Алан Пинкертон не стал дожидаться скандала и ушел от дел еще в конце 1862 года. Ведь самое главное было сделано – контакты в правительстве главный «пинк» уже завязал.
      «Пинкам» принадлежит «пальма первенства» и в зарубежных операциях американских спецслужб. Существуют серьезные подозрения причастности ребят Алана Пинкертона к диверсии на Бакинских нефтяных приисках. Чей заказ выполняли «пинки» – Ротшильда или правительства – неизвестно; впрочем, грань между политикой и бизнесом всегда слишком тонка.
      Дело №6.
      «Человечество не знало более отъявленных негодяев, чем агенты Пинкертона»
      «Пинки» вернулись к привычным для себя занятиям. В 1866 году им удалось раскрыть дело об ограблении поезда. Сумма, фигурировавшая в документах, была просто фантастической – 700 тыс. долларов (около 20 млн. современных долларов). В 1869 году «пинки» нанесли жестокий удар по ирландской банде «Молли Магвайерс» из Пенсильвании. Благодаря умелой работе детективов, сумевших внедриться в банду, она была обезглавлена – самые активные ее члены отправились в «казенный дом».
      Однако новая, послевоенная, реальность и «знакомство» Алана Пинкертона с верхушкой буржуазии изменили специфику работы агентства: «пинки» быстро утратили ореол «хороших парней». Все чаще и чаще «неспящие» привлекались для разгона рабочих демонстраций, выступали в роли штрейкбрехеров и занимались охотой на лидеров рабочего движения. По любому поводу, а то и без него, уверенные в своей безнаказанности «пинки» хватались за револьвер. Журналистов, мешающих опекаемым агентством промышленникам и бизнесменам, неоднократно избивали. Охраняя территорию или собственность, агенты Пинкертона взяли за правило открывать огонь без предупреждения.
      Крупнейшим скандалом в истории агентства стало преследование банды Джесси Джеймса, закончившееся кровавой трагедией.
      26 января 1875 года «пинки» окружили дом, где по их данным, находился Джеймс. Не утруждая себя разведкой, агенты забросили в окно бомбу. Видно, им не сильно улыбалось завязывать перестрелку с «лучшим стрелком Запада». В доме грянул взрыв и начался сильный пожар – загорелся хранившийся в кладовке керосин. С чувством выполненного долга «пинки» скрылись с места взрыва.
      Впоследствии выяснилось, что знаменитого бандита в тот вечер не было дома. Взрывом была изуродована мачеха Джеймса Зерельда (ей оторвало руку), а его сводный брат Арчи был тяжело ранен и сильно обгорел. После часа мучений мальчик умер.
      Газетчики мгновенно обрушились на «неспящих», называя их детоубийцами и монстрами в человеческом облике. Замять дело не удалось – один из агентов неподалеку от места взрыва обронил свой револьвер с эмблемой агентства и аббревиатурой «PNDA».
      Существует легенда, что Джесси объявил Пинкертону вендетту и несколько лет выслеживал главного «пинка» в Чикаго. Однако осуществить свою месть не смог. В апреле 1882 года 35-летний «Desperado» был убит своим подельником Робертом Фордом.
      Пинкертон пережил своего врага на два года. Он умер 1 июля 1884 года, окруженный славой, богатством и уважением. В последние годы жизни он увлекся написанием книг – естественно, детективов. «Шпион на Гражданской войне», «Криминальные мемуары» и «Тридцать лет сыщиком» не отличались высоким слогом, но позволяли составить впечатление о методах работы Пинкертона. После смерти Алана агентство возглавили его сыновья – Роберт и Уильям. При них агентство ждали новые победы, однако основу будущих достижений заложил все-таки Алан Пинкертон, бондарь, открывший современные методы сыскной работы.
      После войны Севера и Юга криминальный мир США получил «вливание» в виде большого количества бойцов армии Конфедерации. Не желая мириться с победой ненавистных «янки», разрушившей привычный им мир, эти изгои занимались грабежом и разбоем. В народе их называли «Desperados» – отчаянные. Одиночки сбивались в банды и представляли серьезную угрозу.
      Одной из самых известных стала банда Джесси Джеймса, действовавшая в Миссури с 1866 по 1876 год. Ее главарю Джесси в начале преступной «карьеры» не было и двадцати лет. В Гражданской войне он принял участие еще подростком.
      Банда за десять лет ограбила 12 банков, 5 поездов и 5 дилижансов. Говорят, Джесси Джеймс и его бандиты выглядели и вели себя как настоящие джентельмены – не обижали окрестных фермеров, щедро расплачивались с ними за услуги и никогда не «беспредельничали». Может, поэтому сыщики так долго не могли выйти на их след.
      Династия Пинкертонов пресеклась на правнуке знаменитого сыщика. Однако агентство Пинкертона существует и сейчас. Правда, принадлежит оно шведской компании «Securitas AB». Шведы купили «пинков» за 384 млн. долларов.
      Сегодня 250 отделений агентства, разбросанных по двадцати странам мира, занимаются обслуживанием 800 компаний. Они обеспечивают безопасность таких зрелищ, как Олимпийские игры, чемпионаты мира по футболу, «Формула-1», церемонии награждения премиями «Эмми» и «Оскар».
      Пинкертоны «в родных осинах»
      В России целых два сыщика претендовали на «почетное звание» русского Пинкертона. Правда, местные законы не предусматривали частных детективных агентств и оба «кандидата» работали на правительство.
      Первый из них – Иван Дмитриевич Путилин, возглавивший в тридцать шесть лет только что созданную сыскную полицию Санкт-Петербурга. Он руководил ею с 1866 по 1875 год и ушел в отставку в генеральском звании. Однако его деятельная натура не приняла спокойной жизни, и через три года он вернулся к исполнению своих обязанностей, возглавив борьбу с преступностью еще на 11 лет.
      Прозвище «русский Пинкертон» Путилин получил в начале своей карьеры, продемонстрировав незаурядную наблюдательность, хитрость и дедуктивные способности. 
      Второй «русский Пинкертон» является, кстати, нашим соотечественником. Аркадий Францевич Кошко родился в богатой и знатной семье, проживавшей неподалеку от Минска. Уже в детстве увлекшись чтением детективов, он выбрал свою будущую профессию. В 1894 году он стал инспектором рижской полиции, а спустя шесть лет, в 33-летнем возрасте, возглавил ее.
      Кошко отличался не только личной храбростью и наблюдательностью. В практику работы рижской полиции он внедрял самые последние европейские достижения – в том числе и методы работы «The Pinkerton National Detective Agency». Эту политику он продолжал на посту главы Московской сыскной полиции в 1908 году и позже, когда возглавил сыск Российской Империи в 1913-м. Методы работы, введенные в дело Аркадием Францевичем, не стеснялись перенимать сотрудники знаменитого Скотленд-Ярда, а на Международном съезде криминалистов в Женеве русская полиция в номинации «раскрываемость преступлений» была признана лучшей в мире.
      Андрей Медведев. Журнал "Планета", май 2009.
    • Тайны острова Пасхи
      Автор: Thorfinn
      1722 год. Корабль под командованием капитана Рогговена зашел в чилийский порт Пуанта-Аренас, чтобы пополнить припасы, и устремился на Запад. Вест-Индская компания поручила морякам исследовать Южную часть Тихого океана – там, по предположениям географов, должна была обнаружиться неизвестная земля. И через несколько недель плавания, как раз на Пасху, экспедиция действительно наткнулась на остров, о котором не знал еще ни один европейский мореплаватель. Небольшой клочок земли был нанесен на карты и назван, волей капитана Рогговена, в честь того дня, когда его открыли – остров Пасхи.


      То, что увидели моряки на суше, повергло их в шок: на всем побережье спиной к океану громоздились огромные каменные статуи. А у их подножия мирно сосуществовали люди с черной, красной и белой кожей. Но особое удивление вызвала доселе невиданная народность, представителей которой отличали длинные, почти достигающие плеч, уши. Именно «длинноухих» остальное население чтило как своих вождей. Эти-то люди и поклонялись огромным статуям…

      Все было подробно описано в судовом журнале капитана Рогговена. Но правдивы ли записи, или подробности стали плодом воспаленного воображения ничем не примечательного капитана, желавшего прославиться таким путем, неизвестно до сих пор. Тайна острова Пасхи и сегодня манит исследователей-энтузиастов. Новыми и новыми теориями пытаются они объяснить хотя бы одну из его бесчисленных загадок. Однако ни одна гипотеза так и не приблизила человечество к разгадке.

      Каменные статуи, так поразившие воображение Якоба Рогговена, представляют собой человеческие головы высотой до 20 м, которые «смотрят» вглубь острова. Вес одного маои – так называют их туземцы – может достигать 80 тонн. До сих пор никто не знает, каким образом эти статуи, служившие местным жителям объектами религиозного культа, доставлялись из центра острова (а только там есть каменоломни) к побережью. По мнению новозеландского этнографа Макмиллана Брауна, построить и переместить одну статую маои – все равно что возвести египетскую пирамиду, труда и ресурсов затрачено не меньше! Это просто поражает – ведь население острова Пасхи никогда не было сопоставимо с населением Египта! Но все вопросы на интригующую тему неизменно разбиваются о непоколебимую уверенность местных жителей – маои «пришли» сами.

      Что интересно, некоторые из каменных истуканов остались недоделанными и до сих пор находятся в каменоломнях. Ученые сходятся во мнении, что работы над ними прекратились внезапно. Возможно, это связано с неожиданным вымиранием создававшего их народа или с его отъездом с острова. Наиболее вероятная теория основана на том, что изначально остров был населен двумя народами – «длинноухими» и «короткоухими». Причем первые правили вторыми. Они же и создавали свою культуру, в том числе и маои. Но затем случилось восстание, в результате которого правящая раса была истреблена, а ее культура забыта. Но так ли произошло на самом деле? Ведь о странных людях с длинными, до плеч, ушами не расскажет вам ни один антрополог. Зато о них охотно говорят туземцы. Туру Хейердалу удалось узнать от местных жителей, что когда-то на острове жили люди настолько белокожие, что, казалось, были неспособны загорать, а их уши почти касались плеч. Что интересно, такие же удлиненные мочки и у истуканов маои.

      Гиганты-маои – основная достопримечательность и главная загадка острова. Но далеко не единственная. Помимо каменных статуй, которых здесь 887, остров славится «Долиной смерти», подземными лабиринтами, энергетическими шарами-защитниками и прочим. Не менее, чем маои, удивляют и ландшафты Рапануи: по свидетельствам исследователей – от капитана Рогговена до наших современников – на острове никогда не росло ни одного дерева. Зато обнаружено огромное число подземных переходов, ведущих непонятно куда и пользующихся недоброй славой. Любопытные входили туда – и зачастую не выходили обратно. Последний случай произошел в 1965 году – после этого местный губернатор запретил туристам спускаться на нижние уровни.

      Разгадать тайны острова Пасхи пытались многие. Среди них – Тур Хейердал и Жак Ив Кусто. Но Рапануи дорого продает свои секреты: по самым скромным подсчетам, он отнял жизни уже более 60 любопытных.

      Загадочность острова Пасхи заставляет задуматься о его происхождении. Одна из самых популярных теорий заключается в том, что ранее Рапануи был частью огромного континента, создававшего «противовес» Евразии в южной части планеты. Создателями каменных статуй некоторые всерьез считают жителей мифической затонувшей Атлантиды или другого древнего континента – Лемурии. Правда, эти теории официальная наука не подтверждает. А вот местные легенды гласят, что на существовавший некогда материк обрушился потоп сродни тому, о котором говорится в Библии.

      Еще одно доказательство в пользу сей невероятной гипотезы нашел подводник Жак Ив Кусто. Он, исследуя воды вокруг острова, обнаружил на дне моря горный хребет, который когда-то мог находиться и над водой. Кроме того, на крошечном Рапануи есть построенные тысячи лет назад мощеные дороги, ведущие прямо к океану, где внезапно и обрываются. Что же до статуй, то им, по мнению ученых, больше 2 тыс. лет. А аборигены, полинезийские туземцы, заселили остров где-то в XV–XVI веках. Нестыковка? Получается, что Рапануи был заселен и до этого? Тогда куда подевались местные жители?

      Еще одна из многочисленных загадок острова Пасхи – «магнитный камень», расположенный недалеко от океана. Подходя к нему, начинаешь замечать, что и часы идти перестают, и компас не работает. Что это за камень, и откуда он здесь взялся, сегодня не берется говорить никто. Единственное предположение вынес все тот же Тур Хейердал. Он рассказывал, что, по одной из легенд, такой же камень был и на затонувшем материке Лемурии – тамошние жители поклонялись ему, как центру мироздания.

      Манят путешественников и многоуровневые подземные вулканические пещеры острова Пасхи. Правда, излишне любопытные, рискнувшие спуститься ниже пятого уровня, на поверхность уже не поднялись. Те же, кто вернулся оттуда, говорят, что пещеры напоминают подземный город. Более того, там есть огромные печи для приготовления еды и даже растут банановые деревья, которых никто еще никогда не видел на поверхности острова. Находят там и подобия домов. Говорят, что еще в XVIII веке эти пещеры могли выполнять функцию метро: спуститься можно было в одной части острова, а выйти – в другой. У некоторых исследователей есть стойкое впечатление, что под поверхностью земли существовала еще одна цивилизация: Тур Хейердал, спустившись под землю на глубину 100 м, нашел там тотемические статуэтки – за 50 лет исследований никто из ученых не пришел к однозначному выводу, какая из известных культур могла их создать. Еще одна находка была сделана французским исследователем Франциском Мазьером. Он, опустившись в жерло вулкана, обнаружил фигурку рожающей женщины, сделанную из очень редкого вида базальта, который встречается только в Африке! Кто ее создал? У островитян и на сей счет есть легенда – с острова ведут подземные ходы в Чили и к некоторым другим островам, куда вполне могли добраться жители Африки. Правда, никакого официального подтверждения этому нет.

      Кто же на самом деле являлся первыми поселенцами Рапануи? Хейердал, будучи норвежцем, пытался доказать, что остров обнаружили и заселили заблудившиеся викинги – этим он объяснял белый цвет кожи у части местных жителей, о котором говорил еще Рогговен. Возможно, так оно и было: многие статуи действительно изображали людей с узким носом и тонкими губами. А гора, на которой делались «шапки» для истуканов, называется Пуна-Пао, что (внимание!) по-фински означает «рыжая голова».

      Англичанин Эллиот Смит предложил другую теорию – первыми остров Пасхи заселили финикийские мореплаватели, посланные туда египтянами. Они тоже были светлокожими и поклонялись, как и аборигены острова Пасхи, богу солнца, имя которого на рапануйском языке… Ра! Кроме того, рапануйцы тоже хоронили своих вождей в грандиозных постройках. А на одном из маои исследователи обнаружили изображение парусного корабля, о котором полинезийские туземцы и вовсе не могли ничего знать – у них были только гребные лодки.

      Сейчас Рапануи – настоящая приманка для туристов. Здесь появились трех- и четырехзвездочные отели. Правда, любителям экзотики приходится мириться с чрезмерно высокими ценами: практически все продукты питания на остров импортируются, а потому стоят очень дорого. Зато достопримечательности на компактном участке суши находятся буквально под рукой: можно доехать на велосипеде, такси или даже лошади.

      В «столице» острова – городке Анга-Роа – туристам предлагают в подарок таблички с иероглифами «ронго-ронго». Правда, это не археологическая редкость, а всего лишь копии тысячелетних находок. Но интересно другое – никто до сих пор не смог расшифровать, что на них написано. Зато рисунки и символы почти точь-в-точь совпадают с теми, которые обнаружились на таких же табличках в развалинах древнеиндийского города-титана Мохенджо-Даро. Пока ученым неясно, что и по какой причине погубило этот город 4000 лет назад. Его улицы были оплавлены, как будто произошел катаклизм, подобный и равный по силе взрыву ядерной бомбы, сброшенной на Хиросиму. Но как объяснить, что на улицах уничтоженного города совсем не оказалось человеческих останков?

      До сих пор остается загадкой, как жители древнего города могли использовать то же письмо, что и обитатели острова посреди Тихого океана в нескольких тысячах километров? На сей счет у местных есть сразу два объяснения. По одной из версий, давным-давно прямо из жерла вулкана к ним вышел некий вождь непонятной национальности и подарил образцы этих табличек. Другая легенда, на первый взгляд, еще более невероятна – таблички принес с собой человек-птица, чьи потомки заселили остров несколько тысяч лет назад. Таким образом, можно предположить, что у жителей Мохенджо-Даро существовал либо телепортер, которым на остров доставили таблички, либо самолеты, на которых после катастрофы они переселились на Рапануи. Что интересно, в версию с человеком-птицей островитяне верили всегда. По их мнению, когда-то на большой летающей лодке человек-птица прибыл на тогда еще необитаемый остров с женой, пальмовым пивом, картой, а также родственниками и рабами и решил его колонизировать. Сам летчик был белокожим, а рабы – темнокожими. Эта легенда, в частности, объясняет, почему Рогговен видел на острове людей разных рас. Но тогда технологический уровень цивилизации, существовавшей 4000 лет назад, намного превосходит наш! Почему же мы до сих пор не обнаружили свидетельств этого, способных дать однозначный ответ хотя бы на один из тысяч вопросов?

      Насколько правдивы древние легенды? Правильно ли их интерпретируют наши современники? Так или иначе, загадки острова Пасхи вот уже третью сотню лет будоражат воображение ученых, исследователей и всех, чей девиз «истина где-то рядом». Но маои острова Рапануи, единственные, кто мог бы ответить на их вопросы, хранят таинственное молчание.

      Остров Пасхи, или Рапануи, как называют его туземцы, находится в южной части Тихого океана и принадлежит Чили. Это самая удаленная земля в мире: от Южной Америки ее отделяет 3703 км, от ближайшего населенного острова – Питкэрн – 1819 км. Всего на острове проживает 3700 человек. Рогговен в день открытия насчитал лишь 53 жителя. Есть и другие данные: по утверждению историков, в XVI–XVII веках на острове проживало до 10 тыс. человек, объединенных в небольшие племена. К моменту прибытия Якоба Рогговена их осталось всего около 2 тыс. – остальные погибли в результате междоусобных стычек. В дальнейшее уменьшение числа островитян внесли свою лепту и европейцы: в 1877 году, после вывоза местных жителей на каторжные работы в Перу, население Рапануи сократилось до 111 человек. Через 11 лет, к 1888 году (после присоединения к государству Чили), на острове проживало всего 178 человек.

      Местное название острова – Рапануи – переводится как «большой папа», в честь первого короля острова. Однако у маленького клочка суши на удивление много имен. Например, Мата-Китераге, что на местном языке означает «Глаза, смотрящие в небо». Или Теапи – так эту удивительную землю называл небезызвестный капитан Джеймс Кук. А дон Фелипе Гонсалес, в 1770 году провозгласивший остров испанской территорией, именовал его «Сан-Карлос» – в честь короля Испании.

      Тур Хейердал (1914–2002) – норвежский путешественник. В 1947 году, дабы подтвердить свою теорию о способности древних моряков преодолевать огромные расстояния, он совершил плавание от Перу до островов Полинезии на плоту из бальзовых деревьев с тростниковым парусом. Путешествие под названием «Кон-Тики» завершилось на сто первый день после отплытия. За это время примитивный плот без проблем проплыл 8000 км.

      Российский теософ Елена Блаватская, жившая еще в XIX веке, предложила свою, принципиально отличную от прочих версию. По ее мнению, статуям маои ни много ни мало 4 млн. лет, а создали их гигантские люди, населявшие эту территорию еще до возникновения «homo sapiens». Для гигантов, уверяла она, сделать такие камни было вовсе нетрудно.

      Константин Шиян. Журнал "Планета", сентябрь 2008.
    • Британский парламент рассматривает билль о защите данных в Интернете
      Автор: Thorfinn
      Сегодня парламент Великобритании рассматривает очередной закон, призванный ужесточить контроль за активностью в Интернете.

      Еще летом премьер-министр Дэвид Кэмерон критиковал Snapchat и Whatsapp и призывал законодательно ограничить технологии шифрования данных в Интернете, мотивируя это возможностью для террористов и других преступников обмениваться информацией с сохранением полной анонимности и секретности.

      Согласно новому "полицейскому биллю" следственные, судебные и налоговые органы смогут получать доступ к личным данным пользователей, а именно историям браузеров и чатов, обращениям к доменам сайтов и т. д. При этом предполагается предписать компаниям, разрабатывающим технологии информационной безопасности, таким как Apple и Google, отказаться от внедрения в свои продукты шифрования "из конца в конец", которое дает стопроцентную защиту данных на стадии их перемещения между отправителем и адресатом. Это не означает полный запрет на шифрование, поскольку в банковской и иных сферах без него не обойтись; британский кабинет настаивает лишь на том, чтобы обязать разработчиков интернет-технологий делиться секретами пользователей по требованию следственных органов и на основании ордера. Фактически в правительстве заявляют, что интернет-компании в целях рекламы и маркетинга и так используют в своих интересах личные данные пользователей, и не будет ничего плохого в том, чтобы поделиться этой информацией с правительством. Новый законопроект также обяжет интернет-провайдеров сохранять историю активности абонентов в течение года.