Пангея Ультима

   (0 отзывов)

Thorfinn

Чрезвычайно интересно, сколько времени будет существовать человек на Голубой планете. Перед нашими потомками открываются буквально невероятные перспективы. Скажем, в отдаленном будущем можно будет пешком пройти из Канады прямиком в Африку. Или из Индии попасть в Австралию, не замочив ног. И эти глобальные изменения станут вовсе не результатом деятельности человека. Все дело в том, что в будущем все материки на Земле соберутся в один огромный суперконтинент под названием Пангея Ультима.

Теория дрейфа материков

Причина такой перестановки – подвижность земной коры. Поверхность планеты состоит из 14 огромных литосферных плит, которые покоятся на верхнем слое мантии земли. Они представляют собой два разных типа земной коры – океаническую и континентальную. Материки – это участки континентальной коры, которые впаяны в океаническую платформу.

Нашу планету можно сравнить с огромным тепловым двигателем. В недрах Земли огромная температура – около 5000°С – разогревает вязкую породу мантии, в результате чего ее плотность уменьшается. Нагретая порода медленно, но неумолимо всплывает к границе мантии и земной коры. Но чем дальше от ядра, тем быстрее остывает нагретая магма. Вблизи земной коры уже остывшая порода начинает обратный путь к горячему ядру, в то время как ей на смену приходит новая порция нагретого вещества. Этот процесс планетарной конвекции происходит непрерывно. Кроме того, на движения материков влияют приливные силы и банальный закон Архимеда (на тело, погруженное в жидкость, действует выталкивающая сила, равная весу вытесненной этим телом жидкости). Вся совокупная мощь этих процессов настолько огромна, что способна двигать тяжелые литосферные плиты по поверхности земли. Правда, материки сблизятся не за день и не за два. В среднем, континенты движутся со скоростью 15 мм в год. По подсчетам специалистов, их сближение и соединение в одно целое может занять от 100 до 500 млн. лет. Этот процесс называется суперконтинентальным циклом. Сейчас мы находимся практически на пике разделения материков, а значит – примерно в середине этого цикла.

Но ведь литосферные плиты не просто плавают на поверхности магмы, они еще и активно взаимодействую друг с другом. Между массивами, движущимися в противоположных направлениях, возникает зона спрендинга (растяжения). Земная кора здесь истончается, происходят активные магматические процессы. В таких местах наверх поднимается горячая магма и застывает на поверхности, обновляя земную кору.

Там, где движение плит направлено друг на друга, создается противоположный эффект – смятие краев задействованных платформ. В этих участках образуются целые горные хребты. Все горы и островные дуги, которые можно увидеть на нашей планете, возникли в результате столкновения плит. Такие процессы практически постоянно сопровождаются субдукцией (погружением) менее массивной плиты под более массивную. Скажем, если подводная океаническая плита будет давить на материковую, то последняя немного приподнимется вверх, пропуская под себя океаническую платформу.

Если же плиты движутся в одну сторону, но с разной скоростью, то параллельно направлению их движения образуется разлом. Дно океана исчерчено такими образованиями, да и на континенте можно увидеть пример: недалеко от города Сан-Франциско находится граница Североамериканской и Тихоокеанской плит, по которой проходит разлом Сан-Андреас. Это очень нестабильный регион: землетрясения тут происходят в среднем каждые 20 лет.

Все эти процессы ученые начали понимать не так давно. Альфред Вегенер в 1912 году предложил свою теорию дрейфа материков ведущим немецким геологам. Она основывалась на идентичном совпадении очертаний Африки и Южной Америки, а также на общности ископаемой флоры и фауны на побережьях этих двух континентов. Убедительные доказательства Вегенера поначалу заинтересовали некоторое количество специалистов, а направление в геологии, которое допускает дрейф материков на большие расстояния, стали называть мобилизмом. Но в 1922 году научное сообщество жестко и необоснованно раскритиковало предположение исследователя. Главным аргументом ученых мужей стал вопрос о природе силы, необходимой для движения земной коры. Позиции фиксизма – теории неподвижных материков – продержались еще около сорока лет. Причем представители советской геологической школы были одними из самых ярых последователей этого течения.

Однако в 60-х годах ХХ века стало интенсивно изучаться дно мирового океана. Открытие срединно-океанических хребтов и полосовых магнитных аномалий позволило выдвинуть мобилистскую теорию спрендинга. Только после этого факт движения материков был признан мировым научным сообществом.

Пангея

В исторической геологии принята гипотеза о том, что 250 млн. лет назад практически вся надводная часть нашей планеты собралась в один суперконтинент под названием Пангея. Вокруг сгруппированных материков разлили свои воды гигантские океаны Панафрикан и Панталасса. Сравнительно небольшой залив (впоследствии море и океан) Тетис вдавался в Пангею между будущими Евразией и Австралией. Позже он разделил суперконтинент пополам, а затем образовал Средиземное, Мраморное, Черное, Азовское и Каспийское моря. А вот Уральские и Аппалачские горы – это напоминание о некогда единых континентах. Они образовались во времена формирования Пангеи в результате давления литосферных плит друг на друга.

На сближающихся континентах обитали насекомые, предки рептилий и черепах, а в океанах – рыбы и членистоногие. Но соединение материков стало настоящим катаклизмом. Именно с ним палеонтологи связывают великое пермско-триасовое вымирание видов. Из-за повысившейся вулканической активности на всей планете погибли около 90% морских обитателей и до 70% сухопутных животных. Великое вымирание видов пережили насекомые и немногочисленные динозавры и птицы. Впрочем, освободившееся пространство с удовольствием заняли первые млекопитающие, тогда еще маленькие и быстрые.

Но процессы, вызывающие движение литосферных плит, на этом не остановились. Примерно 200 млн. лет назад Пангея раскололась. Северный суперконтинент некогда единой Пангеи называют Лавразия. Именно из него с течением времени вычленились современные континенты – Северная Америка, Евразия. Чуть позже от Евразии отделилась Гренландия и стала дрейфовать на север, к своему более близкому геологическому партнеру.

Лавразия соединялась небольшим перешейком с южным суперконтинентом – Гондваной. Этот массив стал распадаться на части во время дрейфа на юг. Африка и Южная Америка начали расходиться в разные стороны по меридиану, а Австралия и Антарктида разделились по параллели. Индостан сместился на юг и столкнулся с восточной частью бывшей Лавразии, образовав Гималаи. А взаимное давление Евразии, столкнувшейся с дрейфующей на север Африкой, создало Альпы.

Расхождение материков породило Атлантический Океан. С другой стороны планеты сформировались Индийский и Тихий океаны. Замыкание северных континентов в своеобразное кольцо в районе Северного полюса привело к формированию Северного ледовитого океана.

Примерно в середине процесса окончательного разделения материков появились предки современного человека.

ultima.jpg.28c1fa9246836a40235e83612e912

Пангея была последним по хронологии, но далеко не единственным суперконтинентом в истории Земли. Исходя из предложенных гипотез, до нее объединение надводной тверди происходило как минимум 5 раз. Ваальбара и Ур оспаривают право называться первым суперконтинентом нашей планеты. Известно, что они оба появились более 3 млрд. лет назад и просуществовали около 300 млн. лет. Участки этих древних материков находятся в составе земной коры Африки, Индии и Австралии.

Процессы прямого выхода магмы на поверхность сформировали на планете так называемые кратоны – ядра континентов Земли. С обновленной земной корой с течением времени соединились уже имеющиеся участки суши, образовав суперконтинент Кенорленд. Примерное время существования этого гиганта – от 2,7 до 2,5 млрд. лет назад.

Суперконтинент Нуна сформировался около 2 млрд лет назад. Он протянулся на 13 тыс. км с севера на юг, а с запада на восток был немногим меньше 5 тыс. км в своей самой широкой части. Нуна распался на составляющие части примерно 1,6 миллиарда лет назад.

Родиния. Этот суперконтинент возник более миллиарда лет назад и просуществовал 260 млн. лет. Климатические условия на этом древнем гиганте были ужасающими: практически вся Родиния располагалась в районе Южного полюса и там безраздельно господствовали льды и снега. Так продолжалось вплоть до распада суперконтинента. Только одна часть Родинии находилась в районе экватора и, в конце концов, именно на ней стала развиваться простая многоклеточная жизнь. Берега Родинии омывал огромный океан Мировия.

Паннотия. После распада Родинии материки дрейфовали около полутора сотен миллионов лет и в итоге снова соединились в суперконтинент Паннотию. Этот массив по геологическим меркам просуществовал недолго: магматические процессы тянули его составные части в разных направлениях. Так как материки соединились не вблизи, а непосредственно на самом Южном полюсе, этот период материкового оледенения считают самым глобальным за всю геологическую историю Земли. Всего через 60 млн. лет Паннотия распалась на составляющие части, которые впоследствии образовали Пангею.

Проект Атлантропа

Естественный процесс движения материков наглядно демонстрирует нам мощь и величие сил природы. Изменения такого масштаба поистине подвластны только им. Или нет?

Как минимум одна идея, появившаяся у самого обычного человека, призвана была сотворить огромный новый суперконтинент. Невероятно дорогой, пугающе реальный, безумно утопичный и бесконечно перспективный проект Атлантропа от немецкого инженера Германа Зергеля.

Эта мысль родилась в голове гениального немецкого инженера в начале ХХ века. На такую безумную по своей масштабности идею Зергеля натолкнула книга Герберта Уэллса «Наброски Истории». На одной из ее страниц говорилось, что Средиземное море 150 тыс. лет назад было с двух сторон закупорено горными цепями и планомерно пересыхало. Ситуацию спас ледник, который пришел на средиземноморскую впадину и там растаял, восстановив уровень воды и разрушив скальные преграды в районе Гибралтара и Дарданелл. Подобная интерпретация гидрологической истории сегодня не кажется нам реальной, но в начале ХХ века такая гипотеза вполне могла существовать. Как бы то ни было, она дала всем пытливым умам импульс и вектор направления мысли.

Герман Зергель был настоящим человеком своего времени. А ко всему прочему еще и гражданином страны, которая потерпела поражение в Первой мировой войне. Экономические, людские и территориальные потери Германии оказались огромны. Но проблемы в Европе были не только у побежденной Германии: абсолютно все страны страдали от последствий войны. Глубокие кризисы – наиболее плодородная почва для утопичных идей. Ведь в такие моменты самым обычным людям приходится собирать из осколков прошлого новый, целостный мир. Им нужна цель, способная объединить усилия и привести к желаемому всеми народами счастью. Попутно, конечно, решив проблемы с продовольствием и разобравшись с энергетическим кризисом, безработицей, экономическим и промышленным упадком.

В таких условиях продолжал подниматься во весь рост технический прогресс. Несмотря на потрясения войны и глубокие кризисы, наука развивалась с головокружительной скоростью. Естествоиспытатели проникали в тайны земли, воды и атмосферы. В помощь рабочим фабрик и заводов создавались машины. Перспективы, открывающиеся перед человечеством, были действительно головокружительными. И в то же время вполне реальными.

Проект Германа Зергеля предполагал осушение Средиземного моря и соединение Африки и Европы в один суперконтинент под названием Атлантропа! Гениальный инженер пообещал народам то, чего им так не хватало – цель и счастье для всех. Практически даром.

Ученый говорил о том, что государствам, которым хочется для себя новых территорий, вовсе незачем объявлять войну и истреблять своих соседей. Вместо этого усилия нужно направить на отвоевывание новых земель у природы. Осушение моря в ближайшем будущем может подарить европейцам более 600 тыс. кв. км новой земли – как будто они заполучили в свое распоряжение еще один Иберийский полуостров! Места, несомненно, хватит всем.

Кроме территориальной проблемы, по мнению Зергеля, осушение моря помогло бы разрешить и другие немаловажные кризисные явления – нехватку энергии и ресурсов, пахотных земель, рабочих мест. Экономика целого региона получила бы мощнейшую подпитку, а промышленность – стимул для развития.

И ведь действительно, эта затея не кажется такой уж безумной при взгляде на карту. Географическое расположение Средиземного моря буквально подталкивает к очевидному ответу на вопрос «как?». Зергель предлагал перекрыть Гибралтарский пролив огромной дамбой. Еще одну дамбу, поменьше, он планировал построить в проливе Дарданеллы. Таким образом, Средиземное море оказывалось зажатым между двух рукотворных скал, как описывал Уэллс. Без подпитки из Черного моря и, главным образом, из Атлантического океана уровень воды в этом замкнутом бассейне стал бы стремительно понижаться, обнажая ценную прибрежную целину. Обретенные земли смогли бы значительно расширить территорию Испании, Италии, Греции, Турции, Ливии, Египта, Палестины. Не так колоссально, но тоже существенно «приросли» бы и другие государства Средиземноморья. Африка фактически срослась бы с Европой, а море превратилось бы в соленое Средиземное озеро.

При этом дамбы, возведенные на Гибралтаре и Дарданеллах, должны были, по мысли ученого, не просто преграждать путь толще воды из других акваторий. Там он планировал устроить огромные гидроэлектростанции мощностью до 50 тысяч мегаватт. Герман Зергель говорил: «Гибралтарский пролив – это почти 12 Ниагарских водопадов. Природа вершит это многие тысячи лет, а человек даже не пытается воспользоваться». Между прочим, к началу ХХ века Ниагарские гидроэлектростанции питали всю северную часть штата Нью-Йорк. А именно там находится так называемый Ржавый пояс Америки – основная часть сталелитейного производства и тяжелой промышленности страны. Энергии Гибралтарской и Дарданелльской гидроэлектростанций с лихвой хватило бы всем нынешним и даже будущим промышленным производствам Средиземноморья. А самое главное – она была бы очень дешевой. Такая энергетическая независимость в значительной степени могла бы ускорить автоматизацию труда на фабриках и заводах. А это, в свою очередь, привело бы к экономическому подъему объединенной Евроафрики.

Кстати, об Африке. Гений Зергеля не оставлял в стороне южную часть Атлантропы. С помощью мощнейших опреснительных установок и сложной системы каналов геоинженер предполагал провести воду в Сахару. После успешной мелиорации крупнейшей пустыни мира Атлантропа получила бы в свое распоряжение свыше 8 млн. гектаров плодородной почвы! Кроме того, в бассейне реки Конго планировалось организовать самое настоящее море площадью в 900 тыс. кв. километров.

Из-за таких глобальных изменений климат Африки неизбежно должен был бы измениться в лучшую сторону: стало бы прохладнее, а осадки выпадали бы чаще. Все это в комплексе сформировало бы новые территории, пригодные для колонизации. Южная половина Атлантропы начала бы стремительно развиваться за счет северян-европейцев.

Разбитое войной европейское общество, оценивая эту идею, ясно видело: работы хватит всем на десятилетия вперед. А значит, будет и достаток, и сплоченность, и движение к общему счастью. В поддержку Германа Зергеля выступили Петер Беренс (проектировщик немецкого посольства на Исаакиевской площади в Санкт-Петербурге), Ханс Пельциг (проектировщик здания драматического театра в Берлине), Фриц Хегер (проектировщик Анцайгерхоххауса в Ганновере), Эрих Мендельсон (проектировщик множества промышленных и социальных объектов по всему миру) и другие архитекторы.

Но будущее всей Европы нужно строить сообща. А у Германии в 20-е годы были совсем другие планы развития, а в 30-х сформировалось вполне конкретное мнение касательно ее места в мире. Фюрер Германии Адольф Гитлер не проявил заинтересованности в проекте. Правительства других государств тоже не хотели пускать львиную долю своих ресурсов на такой многообещающий, но пацифистский план.

Что же, может быть, оно и к лучшему. В погоне за прекрасной мечтой Зергель не учел множества глобальных факторов. Если перекрыть доступ Атлантики к Средиземному морю, то уровень Мирового океана поднимется примерно на метр. А это грозит тяжелыми бедствиями многим островным государствам. Не хотели терять свое благополучие и величие действующие средиземноморские города-гавани – а ведь море, пересыхая, отойдет от них в среднем на 70 км. Поменять климат без тяжелых последствий тоже не получится. Уменьшение количества воды в средиземноморском регионе приведет к снижению объема испарений – и засухи неизбежно участятся. 

Таким образом, жизнь нескольких миллионов людей окажется в прямой зависимости от успеха предприятия. Не говоря уже о том, что само Средиземное море превратится в постепенно высыхающие озера. Именно это сейчас происходит с Аральским морем. До 1960 года оно было четвертым по величине озером на планете и занимало площадь в 68,9 кв. км. Но из-за забора воды для мелиорации из рек, которые питают его, море стало стремительно пересыхать. В 2010 году оно превратилось в невзрачную цепь все мелеющих озер – его площадь уменьшилась на 55 тыс. кв. км.

В 1952 году Герман Зергель был сбит машиной и спустя три недели скончался в больнице. Его идея была на слуху еще пять лет. В 1957 году участники последней конференции по Атлантропе были вынуждены отказаться от ее осуществления.

Пангея Ультима-Проксима

Так что же ждет нашу планету в будущем? По прогнозам ученых, через 250 млн. лет все континенты снова объединятся в один большой материк, протянувшийся с севера на юг. К этому времени Северная Америка повернется против часовой стрелки, и Аляска окажется в субтропиках. Массивная Евразия будет вращаться в противоположную сторону; в результате ее перемещения Британские острова сдвинутся в район Северного полюса. А вот Сибирь тоже войдет в субтропический пояс. Атлантика сильно уменьшится за счет приближения двух Америк к Евроафриканской плите. В итоге второй по величине океан исчезнет вовсе, сдавленный материками с двух сторон. Соединение Южной и Северной Америки с Африкой и Евразией повлечет за собой образование самой длинной горной цепи на новом суперконтиненте. Средиземное море также закроется и исчезнет, а на его месте вырастут горные хребты из-за давления Африканской плиты на Европу. Австралия переместится на северо-восток и соединится с Азией длинной косой суши. Антарктида будет двигаться следом за Австралией и достаточно быстро срастется с ней. Их союз также будет ознаменован появлением горной цепи по всей длине контакта. Давление Антарктиды скорректирует движение нового континента, в результате чего коса, соединяющая Азию с Австралией, разрушится, а новый двойной континент значительно приблизится к уже готовому скоплению материков. Финальным аккордом формирования Пангеи Ультима станет соединение Южной Америки с южным мысом Евразии в районе Патагонии. Внутри суперконтинента после соединения материков окажется замкнута значительная часть Индийского океана.

Пангея Ультима представляется ученым весьма гористым материком. Высокие хребты – шрамы от соединений литосферных плит – станут серьезным препятствием на пути дождевых облаков в глубь материка, из-за чего огромные территории превратятся в пустыни. Смена времен года будет стремительной, а разбежка температур очень большой: сильные зимние морозы и жаркое солнце летом. Тем существам, которые будут населять Землю через 200 млн. лет, придется несладко. Но ученые не строят пессимистичных прогнозов. Если человечество просуществует настолько долго, то наши потомки уж точно найдут выход из складывающейся ситуации. Колонизируют Марс или Венеру, например.

Что бы ни случилось в будущем, мы можем только поражаться сложности природных явлений, происходящих на нашей планете. Масштабный естественный процесс будет продолжаться миллиарды лет, совершенно не обращая внимания на тех, кто населяет земные материки. В этой связи один из авторов геологической модели суперконтинента, американский геолог Кристофер Скотезе, предложил называть будущую Пангею не Ультима (Последней), а Проксима (Ближайшей).

Журнал "Планета", ноябрь 2012.




Отзыв пользователя

Нет отзывов для отображения.