Вся активность

Этот поток обновляется автоматически   

  1. Последняя неделя
  2. Голубкова О. В. Символические воплощения души в народных верованиях коми. //«Рябининские чтения – 2015» Представления о душе (как о посмертном обличьи человека) в качестве одной из ее характеристик предполагают материальность этой субстанции. Достаточно часто, при отсутствии конкретного описания, как бы подразумевается некоторая телесность души, ее незримый и вместе с тем крылатый облик - образ летающего существа. В связи с данными воззрениями, характерными для многих народов, наиболее часто душа представляется в виде птицы или бабочки. Тот факт, что образ птицы как воплощения души в фольклоре встречается значительно чаще других ее ипостасей, объясняется возможностями птиц беспрепятственно покидать иной мир: для них не существует обычных преград. Поэтому считается, что птицы могут переносить известия из одного мира в другой. Кроме этого, птицы связаны с лесом - зоной обитания душ. [1] Бабочку с представлениями о душе может объединять ее легкость, эфемерность. Изображения птиц и бабочек присутствуют на намогильных сооружениях (у славянских и финно-угорских народов) как символы покинувшей тело души. Традиция отождествления крылатых существ с душами умерших имеет продолжение, в том числе изобразительное: в ряде мест на кладбищах можно встретить изображения бабочек и птиц, относящихся к захоронениям конца XX - начала XXI вв. (ПМА). [2] У южных коми-зырян (проживающих в Прилузском районе Республики Коми) с миром мертвых ассоциируются маленькие птички, для которых на кладбищах сооружают скворечники или кормушки. В селе Летка рядом с могилами привешивают птичьи кормушки. Жители сел Объячево, Ношуль и окрестных деревень делают для птиц кормушки и домики, которые называют «конурками». Кормушки и домики привешивают к деревьям, устанавливают на шестах около могил, крепят к намогильным сооружениям, крестам или ограде. Поминая умерших, их родственники оставляют в кормушках и рядом с «конурками» угощение. Считается, что часть хлеба птицы уносят на небо, где он достается покинувшим этот свет душам родных людей. Иногда на могильном памятнике можно встретить изображение бабочки. Так, на кладбище села Летка было зафиксировано изображение бабочки на одной из птичьих кормушек. [3] У многих народов бабочка (как существо, появляющееся из кокона) выступает символом души, высвобождающейся из тела в момент смерти; она связана с потусторонним миром и с воплощением посмертного существования духовной субстанции. [4] В верованиях коми душа умирающего человека нередко представлялась в виде облачка или пара. Вместе с тем известны сюжеты о более материальных воплощениях «отлетающей» души - в облике бабочки или птицы. [5] Образ бабочки, олицетворяющей душу, присутствует в мифологических воззрениях других финно-угорских, а также у славянских народов. [6] У обских угров в середине ХХ в. было распространено представление о превращении «могильной души» в насекомое; одну из ее ипостасей представляла бабочка. [7] Классические исследования по орнаменту коми [8] не отображают изображения бабочки в декоративно-прикладном искусстве. В устной традиции коми-зырян и коми-пермяков распространены представления о том, что в облике бабочки (ящерицы, мышонка, червячка, личинки, волоса) в человеческий организм проникают зловредные духи шева, вызывающие болезни и истерические состояния. [9] Не исключено, что изображение бабочки у коми могло табуироваться именно в связи с этими верованиями. Представление о бабочке как душе умершего порождало поверье о ней как предвестнице смерти, а иногда и образе самой смерти. [10] В ряде мест России мотыльков называли «душечками», [11] а в Орловской губернии было зафиксировано наименование ночной бабочки «смерточкой». [12] Подобные воззрения существовали также у белорусов и поляков. Наряду с воззрениями о бабочке как о душе, покинувшей (или покидающей) тело человека, [13] существовали представления о демонической природе этих существ. В Олонецком крае считали, что в виде белой бабочки летает весенняя лихорадка (ворогуша): белым ночным мотыльком она садится на губы сонного человека и приносит болезнь. [14] Белорусы верили в то, что в бабочек (птиц или жаб) превращаются ведьмы. [15] У южных славян были распространены поверья о том, что образ мотылька может принимать «злой дух» ведьмы (вештицы), который вылетает из тела во время сна или в момент смерти. Считалось, что такие бабочки, подобно самим ведьмам и упырям, могут высасывать кровь, отнимать молоко у коров, поражать людей и скот смертельными болезнями. [16] Мифологические представления о бабочке по ряду признаков совпадают с образами навей и стриг - орнитоморфных демонов, воплощающих неприкаянные души. [17] Таким образом, отношение к бабочке-душе у славянских и финно-угорских является неоднозначным, в отличие от птиц, которые (за некоторым исключением: вороны, сороки, кукушки, сойки) считаются наилучшим воплощением посмертного существования души. «Только светлая душа достойна стать птицей. На небо летает, Бога может видеть». [18] Вероятно, возникновение представлений о душе-бабочке у коми (как и у ряда славянских народов) могло быть связано с распространением древнегреческой и римской мифологии и ее популяризацией в Европе в XVIII-XIX вв. Этнографы и мифологи XIX - начала ХХ вв. в своих сочинениях сопоставляли языческие верования европейских народов с античными и возводили аналогии к персонажам греко-римского пантеона. Бабочка у древних греков и римлян считалась воплощением и символом души; душу и бабочку они называли одним и тем же словом - psyche, anima. [19] Очевидно, что образ бабочки-души у ряда европейских народов (в частности у коми) возник не ранее середины XIX в. (а на периферии еще позже) и был связан с развитием литературно-поэтического творчества, черпавшего вдохновение в сюжетах античности. Скорее всего, что до этого времени в простонародной среде бабочку не выделяли из сонма летающих насекомых. Вероятно, также и по этой причине (помимо представлений о демонической сущности большинства насекомых, включая бабочку) отсутствовало ее изображение в орнаментах и декорах у финно-угров и славян. Таким образом, вербальный ряд включает традиционное представление о бабочке в контекст мифологических воззрений славянских и финно-угорских народов, в то же время ее изображение в орнаментах и росписях отсутствует. Скорее всего, образ бабочки-души отражает тенденции нового времени в сакральном изобразительном искусстве, то есть представления о бабочке являются традиционными, а ее изображение стало новым, тем не менее органично включившись в сакральную сферу погребальной обрядности. Возможно, в изображении бабочки на намогильных сооружениях (в частности как на кормушке на кладбище с. Летка) могут выражаться следы архаичных представлений коми о перевоплощении души в летающее существо. [1] Чистяков В.А. Представления о дороге в загробный мир в русских похоронных причитаниях XIX-ХХ вв. // Обряды и обрядовый фольклор. М., 1982. С. 125-126. [2] Полевые материалы автора (ПМА) - материалы этнографических экспедиций Института археологии и этнографии Сибирского отделения РАН (Зырянский отряд (2003 -2010) и Северный этнографический отряд (2011-2014), рук.О.В. Голубкова). [3] Голубкова О.В. Орнитоморфные представления о душе у коми-зырян // Археология, этнография и антропология Евразии. 2007. № 3. С. 126-127. [4] Соболев А.Н. Загробный мир по древнерусским представлениям (Литературно-исторический опыт исследования древнерусского народного миросозерцания). Сергиев Посад, 1913. С. 53-54; Порчинский Л.А. Бабочка в представлении народов в связи с народным суеверием // Любитель природы. Пг., 1915. № 11-12. С. 3-24; Иванов В.И., Топоров В.Н. Исследования в области славянских древностей. Лексические и фразеологические вопросы реконструкции текстов. М., 1974. С. 108. [5] Мифология коми: Энциклопедия Уральских мифологий. М.; Сыктывкар, 1999. Т.1. С. 226. [6] Гура А.В. Символика животных в славянской народной традиции. М., 1997. С. 486-492; Терновская О.А. Бабочка // Славянские древности: Этнолингвистический словарь. М., 1995. Т.1. С.125-126. [7] Чернецов В.Н. Представления о душе у обских угров // Труды Института этнографии. М.; Л., 1959. Т. 51. С. 116-156. [8] 8Белицер В.Н. Очерки по этнографии народов коми. XIX - начало ХХ в. М., 1958; Климова ГН. Текстильный орнамент коми. Кудымкар, 1994. [9] Ильина И.В. Традиционная медицинская культура народов Европейского Северо-Востока. Сыктывкар, 2008. С. 73-77. [10] Гура А.В. Символика животных в славянской народной традиции. М., 1997. С. 486-492; Терновская О.А. Бабочка // Славянские древности: Этнолингвистический словарь. М., 1995 Т.1. С.125-126. [11] Котляревский А.А. О погребальных обычаях языческих славян. М., 1868. С. 190; Соболев А.Н. Загробный мир... С. 53; Порчинский Л А. Бабочка в представлении. С. 9; ВласоваМ.Н. Русские суеверия. Энциклопедический словарь. СПб., 1998. С. 120. [12] Седакова О.А. Поэтика обряда. Погребальная обрядность восточных и южных славян. М., 2004. С. 231. [13] 13Афанасьев А.Н. Поэтические воззрения славян на природу. Опыт сравнительного изучения славянских преданий и верований в связи с мифическими сказаниями других родственных народов. М., 1865. Т.1. С. 120; Котляревский АА. О погребальных обычаях языческих славян. М., 1868. С. 189; Куликовский ГИ. Похоронные обряды Обонежского края // Этнографическое обозрение. 1890. № 1. С. 49; Коринфский АА. Народная Русь: Круглый год сказаний, поверий, обычаев и пословиц русского народа. М., 1901. С. 702. [14] Власова М.Н. Русские суеверия. С. 120. [15] ШейнП.В. Материалы для изучения быта и языка русского населения Северо-Западного края. СПб., 1902. Т.3. С. 265. [16] Котляревский А.А. О погребальных обычаях... С. 190; Соболев А.Н. Загробный мир... С. 54-55; Порчинский Л.А. Бабочка в представлении... С. 16-17; Терновская О.А. Бабочка в народной демонологии славян: «душа-предок» и «демон» // Материалы к VI Междунар. конгрессу по изучению стран Юго-Восточной Европы. София, 30.III.89 - 6.IV.89. Проблемы культуры. М., 1989. С. 151-160; Гура А.В. Символика животных... С. 486-492. [17] Подробнее см.: Афанасьев А.Н. Поэтические воззрения. С. 228-229; Зеленин Д.К. Избранные труды. Статьи по духовной культуре. 1901-1913. М., 1994. С. 231-245; Рыбаков Б.А. Язычество Древней Руси. М., 1988. С. 462-463; Никитина А.В. Кукушка в славянском фольклоре. СПб., 2002. С. 139-142. [18] ПМА: Респ. Коми, с. Объячево, запись 2008 г. [19] Порчинский Л.А. Бабочка в представлении С. 8.
  3. Ранее
  4. Day of the Tentacle Remastered/ День Щупальца

    Создаём батарейку Итак, теперь мы играем за Хоуги. Правда лучше передать ему рекламу пылесоса и табличку о работе. Направляемся к таверне. По пути можно пообщаться с Франклином. Перед входом достаём из почтового ящика письмо, предназначенное изобретателю приколов – Дуэйну. В трактире осмотрите часы – если в настоящем там есть лаборатория, то почему бы не быть её в прошлом. И верно – Хоги обнаружит Эдисона! Поговорив с ним, отдаём ему чертёж. Ред согласен сделать прибор, но ему кое-что нужно: золото, масло и уксус. Перед уходом прихватываем со стола изобретателя леворучный молоток, на что тот упомянет о своих сыновьях, Неде и Джеде (это нам пригодиться). А отдав объявление "НУЖНА ПОМОЩЬ" изобретателю, Хоги сможет взять лабораторный халат (достижение). Направляемся в Гостиную.   Лаборатория гения В поисках компонентов А вот и первый ингредиент – золотое перо! Но взять его нельзя – оно нужно для заполнения декларации. Поговорив с отцами-основателями, Хоги узнает, что если бы замерз Джордж Вашингтон, то камин затопят. А то Джон Хэнкок кутается в теплую накидку, но все равно дрожит от холода. А Томас Джефферсон продемонстрирует капсулу времени, но ещё не знает, что туда положить. При разговоре с Джорджем Вашингтоном, Хоги узнаёт, что будущий президент акрами вырубал вишневые деревья (интересно, чем это они ему не угодили?) и кроме вишни другие деревья он не рубит. Хоги может положить рекламу пылесосов в ящик. Так в будущем (а где в настоящем?) в подвале появится пылесос. Отправляемся на кухню (дверь с круглым окошком).   Отцы-основатели Хоги забирает из буфета спагетти и бутылку масла (второй компонент). В соседней кладовке Хоги находит пустое ведро, а с полки забирает щётку. Набрав в вёдро воды, Хоги отправляется вверх. Как подняться – не важно. Можно через камин, а можно по лестнице. Если направитесь через камин, то можно пролезть через окно на чердак (но это работает только в настоящем и прошлом). Наверху входим в первую от лестницы комнату – Хоги попадает в комнату Вашингтона. Потянув за шнурок, он вызовет горничную, которая принимает Хоги за Джорджа Вашингтона. Можно с ней поговорить, но это не особо поможет. В коридоре Хоги обнаружит мыло на тележке горничной, но взять она его не позволит. Так что надо её задержать – для этого надо толкнуть кровать. Вот теперь Хоги сможет стянуть мыло. Во второй комнате Хоги обнаружит Бетси Росс. Та шьет флаг и очень занята, так что разговора не выйдет. Соседняя комната принадлежит Бену Франклину. В ней он находит вино. Ну, это почти что нужно! Надо лишь придумать, как его состарить. На третьем этаже, Хоги встретит коня, который не прочь поболтать. Оказывается, в прошлом лошади умели разговаривать, а потом забыли об этом. Напротив Хоги обнаруживает мастерская Неда и Джеда. Позирует Джед (левша), а трудиться Нед (правша). Подменим молотки, и братья поменяются ролями. В результате измениться статуя в комнате Эдны в настоящем. Выйдя, Хоги решит почитать учебник коню (Бернарду надо его передать). От всей этой муры коня клонит в сон. Вынув свои зубы, он засыпает, а Хоги их прихватывает.  
  5. Трудности перевода

    Все знают, что по-белорусски баня - лазня, а таможня - мытня, хотя логичнее наоборот. Вот переводы с чешского языка: потравины — продукты очерственные потравины — свежие продукты слухатка — наушники змерзлина — мороженое зверина — дичь запомнить — забыть вунь — запах запах — вонь вонявка — духи родина — семья страна — партия овоци — фрукты зеленина — овощи летедле — самолет седадло — кресло летушка — стюардесса зачаточник — начинающий езденка — билет обсажено — занято барак — жилой дом позор — внимание Позор слева — внимание распродажа (весьма полезно знать!) Позор на пса! — Осторожно злая собака! Позор полиция воруе — Внимание полиция предупреждает. Падло с быдлом на плавидле — статный парень с веслом на лодке. вертульник — вертолет дивадло — театр шлепадло — катамаран поноски — носки высавач — пылесос плин — газ носки — поноски А уж какие изумительные сочетания получаются: Дивки даром (объявление при входе в клуб) — девушки не платят за вход. Мясокомбинат Писек — подразумевается город Писек в центре Чехии. Русские туристы смеются до икоты, глядя на рекламные щиты "Кока-колы". Там красуется традиционная замёрзшая бутылочка, а надпись на щите гласит: "Доконали тварь!" Между тем, в переводе с чешского это всего лишь мощный рекламный слоган: "Совершенное творение!" Впрочем у сербов тоже чудной язык:
  6. Day of the Tentacle Remastered/ День Щупальца

    В тайную лабораторию Вот и друзья кое-как добрались до особняка (и кто Бернарду права давал). Итак, герои расходятся! Осмотрим холл – в автомате можно найти монетку, так же стоит взять рекламку пылесосов и объявление о работе. Потом осмотрим часы, и Бернард обнаружит тайный ход (получите достижение)! Увы, но пролезая, он забыл пригнуться (с определённым результатом). Тем временем друзья нашли доктора. Услышав о Бернарде, он поспешит вниз, но поздно – Бернард совершил «умный» поступок: освободил Пурпурное щупальце! Единственный способ всё исправить – выключить выброс… ВЧЕРА! Необычный транспорт Вот герои летят в прошлое в … туалетных кабинках! Увы, но профессор пожадничал и вставил фальшивый кристалл. И вот результат – камень разбит, а героев разбросало по временам. Док успокаивает Бернарда – надо лишь найти камню замену и зарядить Хрон-о-Джон! Правда для Хоги это проблема – он оказался во времена подписания конституции. Будем решать проблему! Батарейка на замену Доктор Фред скажет, что у него где-то в особняке есть схема батареи. Он отправиться её искать. Фактически, можно пойти за ним следом. Но схема находиться тут же, недалеко от машины выброса. Недолго думая, док спустит её в туалет и передаст Хоги с указаниями – доставить схему прапрапра…прадеду дока Реду Эдисону (тому самому?!). А игрок сможет играть за Хоги. Отлично вписался!
  7. Шева

    Насколько я понял шева - некий аналог демонов-фамильяров!
  8. Блейк Крауч

    Автор трилогии «Сосны» Блейк Крауч приезжает в Россию! 5 апреля в 19.00 приглашаем на встречу с американским писателем, автором нашумевшей трилогии «Сосны» - Блейком Краучем. На встрече писатель представит свой новый роман «Пустошь. Дом страха». «Пустошь. Дом страха» — продуманный роман, в котором каждая деталь повествования тщательно прорисована. Книга завладевает вниманием с первых страниц. Это происходит не только из-за придуманной истории, но и из-за пугающей правдоподобности. Однажды в дом писателя Эндрю Томаса пришло странное письмо, которое начинается со слов: «Привет! На твоей земле погребен труп, покрытый твоей кровью…». После этого письма с Эндрю происходит вереница мистических событий. Автор рассказывает о жизни главного героя так, что начинаешь верить: такое не просто возможно, а вполне может произойти с каждым человеком. Постоянное ощущение присутствия кого-то незримого, напряженные сцены, от которых сердце колотиться сильнее, — все это новый роман Блейка Крауча. Не пропустите встречу с Блейком Краучем, на которой вы сможете узнать историю создания романа, пообщаться с автором, а также задать интересующие вас вопросы! Ждем вас по адресу: м. Киевская, пл. Киевского вокзала д. 2 , ТРЦ «Европейский», д.2, магазин «Читай-город». Блейк Крауч родился в 1978 году неподалеку от города Стейтсвилл, штат Северная Каролина. В 2000 году он окончил Университет Северной Каролины, где получил степени в областях английского языка и писательского мастерства. Первые литературные работы появились у начинающего писателя примерно в 2005 году. Дебютная книга «Город в Нигде» из трилогии «Сосны» попала в ТОП-10 книг 2012 года по версии сайта Bloody Disgusting. В 2015 году вышла экранизация трилогии «Сосны» в формате мини-сериала, состоящего из 10 серий. В настоящее время Блейк со своей семьей живет в Колорадо.
  9. Позвольте представить находящуюся в разработке игру "Выход: Биоделическое Приключение". Это научно-фантастический и местами сюрреалистический квест, действие происходит в мире сверхразвитых биотехнологий, где компьютеры кормят и лечат, вещи рождаются животными-биофабриками, споры насекомых-мутантов возвращают память, генетические замки отпираются ДНК-паролями, генномодифицированная плесень генерирует виртуальную реальность, а здания выращивают особые домостроительные бактерии. Но новые технологии также порождают и новые угрозы. Когда-то очередным научным прорывом стало создание искусственных нейронных сетей, призванных облегчить человеку жизнь. Они помогали ориентироваться в информационном шуме, фильтровали запахи и вкусы, потом дело дошло и до гигиены мыслей. Все шло хорошо, хотя некоторые считали, что эти нейросети не подстраиваются под человека, а сами перепрограммируют его. А между тем помощники человека росли, узнавали слабости носителей, становились сильнее. Потом грянул взрыв: эпидемия Червя, когда нейросети обрели самосознание и подчинили себе множество людей. Появились целые червивые города, чьи жители заняты зловещими ритуалами и поиском новых жертв для заражения. Вам предстоит разгадать тайну вашего героя: он охотник или мишень, беглец или спасатель, тот, кто выжил, или тот, кто вышел? Если игра вас заинтересовала, пожалуйста, поддержите ее в Гринлайте. Там пока представлена техническая демо-версия: и графика, и интерфейс, и особенно главный герой - все еще будет улучшаться и дорабатываться.
  10. Неверноподданнейшие цитаты

    Юлий Ким. Баллада о вертикали Как назначили меня, ну то есть выбрали, Завибрировал я, братцы, всеми фибрами, А они ко мне сейчас же, как к приятелю: Ты давай, блин, создавай нам демократию! Но не всякую, а нашу, суверенную, Правоверную давай, полувоенную, Чтобы вроде бы  с кнутом и с крестом, Чтобы вроде бы и стул и престол. Я гляжу на олигархов с иерархами да на ихних свиноматок с иномарками - Все со свитами своими да эскортами. Ну, я взял да всех и запер в Лефортове! - Не хочу, - кричу я, - власти вашей денежной! Я хочу, - кричу, - свободы всамделишной! Чтобы, стало быть, кругом плюрализм! Чтобы, стало быть, во всем гуманизм! И остался он со мною - мой единственный, Мой бескрайний, беспредельный, мой таинственный, Мой родной электорат поразительный, Непонятный, но такой выразительный! - Дорогой мой, - говорю, - наконец-то мы Заживем своей душе соответственно! Так что, мать твою едрить, смело вдаль! Вся в Лефортове сидит вертикаль. И вскричал электорат: замечательно! Я с тобой согласен, брат, окончательно! Ты не любишь вертикаль, а мы тем более, Наливай же, коль не жаль, алкоголия! Тут мы хлоп по стаканУ за демократию, А потом еще по два за папу с матерью. И, как каждый опростал полведра, Улеглась горизонталь до утра. А наутро, я гляжу, вот так новости! Пучит мой электорат по всей бескрайности: И как поперли из него на дикой скорости Кабинеты по борьбе с вертикальностью. И сидят в них гладенькие мальчики - Титулованные антивертикальщики; Все со свитами своими да эскортами, Молодыми, дорогими и негордыми. И, плодясь еще быстрее, чем вчерашние, Вырастают Вавилонскою башнею... - Братцы, стойте, это ж снова она! - А что делать, - говорят, - прёт сама! Так и прёт сама с утра из нутра, Прям как баба у Адама из ребра. Вот такая, брат, выходит мура. ...Тут где-то было полведра со вчера.
  11. Шева

    В народном представлении коми один из видов порчи (tsyködöm) представляется как маленькое мифическое существо – шева («лишинка» в Ижмо-Печорском крае и «iköta» на Удоре и у пермяков). Слово «шева» трудно этимологизировать в пределах языка коми с каким-либо другим словом. Г. С. Лыткин разлагает это слово на два компонента: [шы]+[ва], где [шы] (по-вотяцки [ше]) – звук, голос, [ва] – вода, то есть «звук воды». Интересная, но псевдонаучная теория была озвучена в начале XX века А. Сидоровым в книге «Знахарство, колдовство и порча у народа коми». Он объясняет происхождение слова «шева» яфетической теорией, автором которой был Н. Я. Марр, кавказовед, археолог и историк, утверждавшего, что слова всех языков имеют общее происхождение. На основе этой теории А. Сидоров возводит «шева» к грузинскому слову sva – рука и арабскому siwa – положил. «В коми языке этому соответствует sevknity – отмахнуться (рукой). В таком смысле значение слова «шева» вполне соответствует как самому содержанию поверий о шева, так названиям других видов колдовства», - писал он. В преставлении коми шева имеют вид либо «маленьких человечков, непременно в рубахе и лакированных ботинках» (проф. А. Грен), либо какого-либо насекомого, червячка или вообще соринки, нитки. Такой вид эти существа принимают для того, чтобы им легче было проникнуть внутрь человека. «В с. Слобода рассказывают случай, как во время чая прилетела маленькая бабочка из «кывта» (часть избы, где женщины стряпают) и села в чашку одной гостьи. Последняя не посмела попросить переменить чашку, хозяйка же наоборот заставила выпить, в результате у женщины появились признаки порчи» (А. Сидоров). Но тем не менее, несмотря на лёгкость, с какой шева проникает в человека, она не может поселиться в нём, если тот при приёме пищи заметит соринку или севшее на посуду насекомое и скажет об этом вслух. Распространяют шеву особые знахари – tsyködtsis,  которые получают этих существ, по мнению одних, от своего хозяина-повелителя, злого духа, вместе с получением колдовской силы. Другие же считают, что tsyködtsis сами создают шева «из брошенной сосновой иглы от печной метлы, из черёмуховых сердцевин, выбрасываемых при выделке тонких связей для крепления кос к рукоятке (kosa sargi), приготовляют шева также из пепла» (А. Сидоров). Маленьких существ колдуны хранят в голбце, хлеву или в берестяных корзиночках (чуманах) – шева-чуман. Шев, живущих вне тела человека, нужно обязательно часто кормить, и колдуны вынуждены питать их своим телом. «Одну женщину из с. Визинги будто бы выследили, как она, переправившись через реку, снимала с себя в кустах шиповника одежду и здесь кормила шев своим молоком, хранившемся в недоступном месте, – последние в виде червяков свободно ползали по её телу. Другая молодуха часто спускалась в хлев. Однажды свекровь услыхала, что она там что-то тяжело вздыхала. Потом будто бы оказалось, что молодуха разделась донага и, подпустив к своим грудям ползавших по ней червячков, кормила их собственным молоком. В следующий раз свекровь увидела корзину, в которой в пуховом гнезде шевелились шева в виде червячков, она взяла эту корзину и бросила в печку. Шевы стали гореть с большим треском. В это время прибежала молодуха с поля с криком: «Oj, sottsi! Oj, sottsi! (Горю! Горю!)» (А. Сидоров). Жизнь tsyködtsis напрямую зависела от сохранности шева-чумана. Если его бросить в печку, то шева сгорят и их хозяин умрёт. Кроме того, шевы требуют для себя работы, поэтому ночами владелец должен высыпать на пол несколько пудов ржи и приказывать шевам собрать её. Колдуны поэтому стремятся как можно скорее избавиться от своих шев, направляя их другим людям. Часто при этом они пользуются праздниками, когда бдительность у потенциальных жертв снижена и те забывают принять меры предосторожности. Шева обычно передаётся вместе с лакомством, хлебом, вином или пивом в виде соринки, волосинки или насекомого. В некоторых местах полагают, что часть шевы-ящерицы перетирается и подсыпается к еде в виде порошка. В других случаях шева расставляется в определённых местах, например, на перекрёстке дорог, где проходит больше людей. Либо кладётся в те места, где часто бывает тот человек, кому она предназначена. Шевы могут долгое время ожидать свою жертву или проделать большой путь, если предназначены тому, кто живёт далеко от колдуна. С получением шевы характер человека меняется. Он начинает проявлять несвойственные ему прихоти в еде, жалуется на боли в различных участках тела. Последнее объясняется тем, что шева путешествует по телу человека, проявляя своё присутствие то болью в сердце, то головной болью. А иногда подкатывает к горлу и начинает душить человека. В этом случае шева может довести человека до смерти. Считается, что со смертью человека умирает и его шева, если она не смогла заблаговременно выйти из тела. Но на Ижме верили, что перед смертью больного та могла выбраться через рот и напасть на другого, поэтому одержимому клали кусочек ладана в рот при смерти, препятствуя выходу шевы. В некоторых местах наоборот, полагали, что шева препятствует смерти больного, и пока она не выйдет из тела, человек будет мучиться, но не умрёт. Поэтому больные могли заранее завещать свою шеву кому-то ещё (Ижма). Попав в тело человека, шева начинала там расти. Её первоначальное присутствие можно было обнаружить по необычной икоте, одолевшей человека, которую тут же старались напугать. В д. Карийской был известен такой случай: «Муж пришёл с охоты, принёс несколько штук зайцев. Жена сидела на краю печки и сильно икала. Муж взял отрезанную заячью голову и с криком «На, ешь!» неожиданно подскочил к ней. Та опрометью бросилась за трубу с восклицаниями: «Oj, sois, oj, sois! (съел, съел)» Так вскрикнула она раз шесть, а потом уснула. После этого икота никогда больше не обнаруживалась» (А. Сидоров).  На первых порах шеву можно выгнать ещё, вызвав у больного сильную рвоту. Для этого больного поят отваром специальных трав, в частности отваром белены. А кроме того, иными сильнодействующими рвотными средствами, такими как табачная вода, щёлок, олифа, костяным дёгтем, притом для мужчин дёготь добывают из костей быка, а для женщин – коровы. Если шева не вышла сразу, то позже её не выгнать уже никакими средствами. Через некоторое время она покрывается шерстью и может даже самостоятельно заговорить. Обладает такой способностью не всякая шева, а обладающие голосом владеют им в разной степени. Одни шевы проявляют себя в более безобидной форме, другие бывают буйные («дур-шева»). Заговаривает шева чаще всего во время припадка. У больного при этом совершенно меняется голос, речь иногда становится невнятной, несуразной. Считалось, что шева может не только назвать своего хозяина- tsyködtsis, но и указать место, где находится потерянная вещь или предсказать будущее. От шева страдают большей частью женщины. Особенно после замужества. Мужчины страдают от шевы реже. В некоторых местах считается, что это оттого, что те умирают, подхватив шева. Ещё реже от шевы страдают дети. Изъять шеву не всегда по силам даже tsyködtsis, наславших её. Обычно колдуну приходится хорошо выпарить больного в бане, чтобы укротить живущую внутри шеву. Автор: Gudrid
  12. Был чудесный день – солнышко светило, птички щебетали… пока не влетали в опасную зону! А именно там сбрасывал отходы безумный учёный Фред Эдисон. И вот там показались два щупальца. Пурпурное, бывшее некогда помощником учёного, решило испить. Результат не заставил себя ждать – у щупальца появились конечности (правда маленькие). И маниакальная жажда покорить мир!   В этот же вечер Бернарду (парню из первой игры «Особняк маньяка») приходит письмо от Зелёного щупальца (интересно, как он его написал), где говориться о событьях утра. Одним словом, призыв о ПОМОЩИ!   И вот Бернард, вместе со своими друзьями, Хоги и Лаверн, отправляется в особняк.  
  13. Книга ненаписанных историй / The Book of Unwritten Tales

    Игра хороша! Хотя бы потому,  что каждый предмет надо использовать на строго определённое место!
  14. Кутиха

    Об этом существе почти ничего не известно этнографам. Редкие упоминания встречаются лишь в северных областях России. Но и там народная молва очень скупо описывает маленького домашнего духа - кутиху. Из рассказов, записанных на Вологдчине, вырисовывается облик, похожий на кикимору или доможириху - в виде маленькой женщины, живущей в куте (печной угол), под печью. Так описывают кутиху в рассказе, записанном на Новгородчине: — Шла я мимо стога. Вдруг «он» и выскочил, что пупырь, и кричит: «Дорожиха, скажи кутихе, что стожихонька померла». Прибежала я домой — ни жива ни мертва, залезла к мужу на полати, да и говорю: «Ондрей, что я такое слышала?» Только я проговорила ему, как в подызбице что-то застонало: «Ой, стожихонька, ой, стожихонька». Потом вышло что-то чёрное, опять словно маленький человечек, бросило новину полотна и вон пошло: двери из избы сами ему отворились. А оно все воет: «Ой, стожихонька». Мы изомлели: сидим с хозяином, словно к смерти приговоренные. Так и ушло. Примечательно, что в руках у кутихи новина (суровая небелёная холстина), значит, одной из функций данного существа является не только покровительство женскому рукоделию - прядению и ткачеству, но и, возможно, функции сбережения рода и судьбы человека. Маленькая кутиха за печкой не просто прядёт и ткёт, она держит в руках судьбу живущих в избе людей. Недаром же её помещают рядом с печью - главным местом дома, вокруг которого строилась вся жизнь человека. Печь связывала два мира - внутренний и внешний, мир живых и мир мёртвых - друг с другом. Печная труба была тем путём, по которому уходили в иной мир души умерших (существует обычай открывать печную заслонку, чтобы облегчить уход души), в трубу могли залетать зловредные духи. Неслучайно и место обитание кутихи - угол избы за печкой. Под угол избы часто в старые времена хоронили младенцев, умерших некрещёными, поэтому вполне возможно, что кутихами становились души как раз таких умерших детей. Оставаясь среди живых в своём доме и своей семье они становились домовыми духами, иногда проказными, шаловливыми, как и все дети, но чаще всего совершенно незаметными - душой дома. Автор: Gudrid
  15. Обдериха

    Родственниица, конечно. Но банники больше известны в центральных областях, на юге и юго-востоке. А обдерихи - нечисть северных областей России. Да и функции у них с банником разные. Тот мог ошпарить, задавить, затащить под лавку, запарить до смерти. А обдериха действовала именно так - сдирала кожу с человека. До банников я ещё доберусь и каталогизирую. Никуда они от меня не денутся. ))
  16. Обдериха

    Интересно, она не родственница баннику.
  17. Обдериха

    Народные поверья сохранили до наших дней память о существе, отличающемся особой жестокостью. Она является жутковатой персонификацией функции хозяина бани - наказывать тех, кто нарушил запреты и пришёл в баню в неурочный час, переломное время суточного цикла, когда потусторонние силы берут власть в мире людей. Дерзнувших нарушить запреты она драла длинными когтями, сдирала с них кожу и вывешивала на каменке в назидание другим. За это народная молва назвала грозную хозяйку бани обдерихой. Иногда её также называют одёрышком или задерихой. Внешний облик этого существа различен. "Кому человеком, кому ребёнком явится" (архангельск.), но чаще обдериха представала в женском обличии с длинными распущенными волосами, большими зубами, широко расставленными глазами. Антропоморфный образ нередко дополняется зооморфными чертами: она была волосата, с когтями и рожками. "Парень в бане мылся и обдериху видел. С рожками, говорит, сидит на полку небольша" (архангельск.) Часто обдериха перекидывалась кошкой с большими горящими глазами, рыжей или серой, а то и вообще неодушевлённым предметом: "А то и перекатится трубкой берестяной из байны в байну" (арх.) Согласно поверьям, обдериха обитает в бане под полоком, за каменкой, под лавкой. Происхождение этого существа тесно связано с родовой грязью. Обдериха появляется в бане тогда, когда в ней обмывают первого новорождённого: "Как малого ребенка вымоют первый раз в байне, и обдериха образуется". Банная хозяйка была благосклонна к роженицам и часто помогала женщинам в родах, но представляла опасность для новорождённых и маленьких детей, которых могла подменить в бане. "Раньше пугали: обдериха задерет в бане. Под полком живет, по-разному показывается. У нас мама была еще в девках, пошла в баню, а там девка в повязке лежит под передней лавкой. Не ходили в баню за полночь — обдериха задерет. Как-то к нам приехали знакомые и попросились в баню. А времени много — скоро двенадцать. Их предупредили: если кошка замяукает — выходите из бани. Кошка раз мяукнула, два мяукнула. Они третьего раза ждать не стали — выскочили. И роженицу с ребенком в бане не оставляли одних до шести недель после родов, и ребенка не оставляли — обдериха подменит" (арх.) Поэтому, оставаясь после родов в бане или идя мыться с маленьким ребёнком, женщины прибегали к определённым мерам предосторожности. "Обдериха-то как кошка в бане появляется. Нельзя по одному в баню ходить. Родит женка, пойдет с ребенком в баню мыться, так кладет камешек и иконку, а то обдериха обменит и унесет, и не найдется ребенок. А вместо ребенка окажется голик (стертый веник). А бывает, что и ребенок окажется, но он не такой, как настоящие, — до пятнадцати лет живет, а потом куда-то девается".  Оставшись одна в бане, роженица должна быть очень осторожной, чтобы обдериха ей не навредила: "Вот у нас, в нашей деревне, как роженица родит ребеночка, ее в баню отводят. Натопят баню, и роженицу с ребеночком в баню. Там живет неделю, там к ней все ходят, еду носят. А говорят, одной роженице нельзя в бане быть. Вот один раз был случай. Приходит к роженице соседка навестить. А эта, которая пришла, говорит: «Я за водичкой схожу для ребенка». А этой роженице говорит: «А ты ноги крест— накрест положи». Нога на ногу, чтобы крест был. Вот она ушла. Роженица говорит: «Я глаза открываю, стоит женщина передо мной, во лбу один глаз, большущий глаз, и говорит: «Женщина, скинь ногу, скинь ногу!» Это чтобы креста не было. Она бы к ней подошла, может быть, что-нибудь и сделала, а раз крест положен — ей нельзя. «Со мной, — говорит, — сразу худо сделалось. Из памяти меня вышибло». Так потом сразу и пришла эта женщина, которая за водой-то ходила. Тут нечистый дух был. Баенница это, баенница: один глаз во лбу". Примечательно, что в этой быличке обдериха имеет лишь один глаз во лбу, как у Лихо. У банной хозяйки обязательно спрашивали разрешения, прежде чем париться в бане: "Баенна хозяйка, пусти нас помыться, погреться, пожариться, попариться" и благодарили после: "Банная хозяюшка, спасибо за парну байну. Тебе на строенице, нам на здоровьице". Чтобы не разозлить обдериху, нельзя было париться на четвёртый пар (в четвёртый заход), ходить в баню после полуночи, а также в полдень - считалось, что в это время в бане моются банные духи и их гости. Опасно было ходить в баню по одному, шуметь. А на четвёртый пар обдерихе обязательно оставляли кадушку с горячей водой и кусок мыла. Как и все мифические существа обдериха опасна только до первого крика петуха. Известен на русском Севере рассказ о находчивой девушке, пришедшей в баню ночью вопреки запретам, но избежавшей наказания. Чтобы успеть побольше напрясть ниток, девушка отправилась не на посиделки с подружками, а в баню, где в полночь перед нею явилась обдериха со словами: «Что это ты здесь делаешь?» Девушка тут же стала рассказывать обдерихе, что она прядет нитку, но прежде, чем это делать, нужно кудель вычесать, а до этого — лен надо вытрепать, а до этого — его надо мять, а до этого — сушить, а до этого — мочить, а до вымачивания — тоже сушить, а до сушки лен надо выдергать, а до дерганья — вырастить и прополоть, а с самого начала лен надо посеять. И так долго девушка все это рассказывала, что наступило утро, запели петухи, и обдериха исчезла, как сквозь землю провалилась. Изредка встречаются рассказы о том, что обдериха не трогает заночевавшего в бане человека, если тот попросился у неё на ночлег: "Ране странники ходили, один попросился в деревне ночевать, его никто не пустил. В байну зашел, попросился: "Хозяин с хозяюшкой, пусти переночевать". Лег на полок и слышит, из сенцов говорит кто-то: - Божаточка, пойдем на свадьбу? -Нет, не пойду, у меня сегодня наследники есть. -Ну так задерем его на свадьбу с собой. -Нет, не задерем, он у меня попросился." Или вообще помогла попавшему в беду и спасла от верной смерти: "Шли девки по малину, проходили погост. Увидали — лежат кости. А одна озорная и говорит: «Кости-кости, приходите к нам в гости!» Ну, на вечер в избу, где девки шили, и пришли парни. Незнакомые, неведомые и откуда незнамо. А все веселые, пряниками кормят, играют, дролятся. Вот одна девка в красный угол отошла, под икону стала и видит, что зубы у них железны, а в сапогах кости. Она и говорит: — Девушки, я до ветра пойду. А парни ее не пущают. Она и говорит: — Хоть косу дверьми прищемите, да пустите. Они ей косу дверьми прищемили, а она косу срезала да бежать. А за нею уже догоня. Кости догоняют, съесть хотят. Забежала она в байню, заплакала, замолилася: — Обдериха-матушка, спрячь меня. Обдериха ее и спрятала, камышком прикрыла, паром запарила. Кости в байню вбежали — ан нет ничего. Тут петух запел, они и рассыпались". В некоторых случаях обдерихи соотносится с представлениями о проклятом человеке: когда на обдериху набрасывают крест, она превращается в обычную девушку. Это перекликается с поверьями о появлении домашних духов вообще. Как правило, ими становились умершие некрещёными или проклятые своими матерями дети. Автор: Gudrid  
  18. Вожо

    Дни зимнего солнцестояния - вожодыр - считались самыми опасными, так как силы иного мира вторгались в эти дни в мир живых. Первоначально это было связано с сакральным табуированным периодом времени, когда существовали строгие запреты, связанные с культом предков. В частности, существовал строгий запрет на стирку. Считалось, что появлявшиеся на вожодыр духи могли принести беды и несчастья тому, кто нарушил запрет и потревожил их. У многих народов культ мёртвых так или иначе связан с водой: страна предков находится за рекой, озером, большой водой. Мёртвые возвращаются в этот мир из воды и ходят среди людей в дни зимнего солнцеворота. Позже под влиянием христианства в быту и верованиях вотяков (удмуртов) утвердились элементы рождественского праздничного цикла и на святочный период времени перешло название вожодыр. Сезонные святочные духи удмуртов - вожо (инвожо) - приходили в мир людей на святках, жили в банях и заброшенных домах. В это время было страшно и опасно выходить из дома без огня. В бане вожо могли заморочить человека, подсунув ему красивую девушку в качестве невесты с большим сундуком приданого, а наутро вместо неё оказывался чурбан. Вожо могли заморочить, закрутить припозднившегося путника, увести к реке и утопить его. Обычно невидимые, как и все духи из мира мёртвых, вожо тем не менее могли обладали способностью оборотня и могли перекинуться каким-либо животным, углом избы или столбом. Среди вожо, как и среди людей, есть и мужчины, и женщины. Они могли вступать в отношения с людьми, заключать браки, от которых рождались дети. Считалось, что если накинуть на вожо крест, его можно превратить в человека. И наоборот: если крест снимали с человека, он мог стать вожо. Однако подобного смешения двух народов, принадлежащих к столь разным, противоположным мирам, старались не допустить, считалось, что так нарушается равновесие миров. Поэтому существовала система обрядов, запретов. В сумерки и ночью старались без лишней нужды не выходить на улицу, чтобы избежать встречи с вожо. Особенно сторонились рек, озёр, бань и заброшенных домов, как мест, где обитали духи. Если всё же случилось оказаться рядом или пройти по мосту в тёмное время суток, то нужно было обязательно произнести: "Господи, Боже! (Остэ, Инмарэ!)". Время, когда вожо были наиболее активны - тёмное, ночное, а с первым криком петуха нечистые духи убегали, скрываясь в воде. Когда же вожодыр подходил к концу, молодежь ходила от дома к дому с факелами и выпроваживала вожо. В реку бросали кусочки пищи и приговаривали: «Река, будь милостива. В нужное время мы приняли у себя вожо, храни нас от всяких болезней и несчастий!» Другим опасным периодом считалось время на Страстной неделе. По удмуртскому преданию, во время битвы с марийцами много врагов погибло, и в ночь на Великий четверг души непогребённых являются в удмуртское селение. Хозяева защищают свои дома, развешивая повсюду ветви колючего можжевельника и окуривая жилье дымом этого растения. Если снять с белой лошади хомут и посмотреть сквозь него, можно увидеть души убитых марийцев. Дни летнего солнцеворота (которые часто именуются "зелёными святками") также являлись временем, когда вожо являлись в мир живых. Тогда соблюдались многочисленные запреты: нельзя было полоскать белье в реке и тем тревожить  водяного Вумурта и инвожо. Те могли разозлиться и отомстить людям.  Нельзя также было копать и обрабатывать землю острыми предметами. Земля считалась беременной новым урожаем — ее нельзя было тревожить. Считалось, что предки обитают на кладбище — в селении мёртвых; старейшиной мертвых становился тот, кто был первым похоронен на кладбище. Как и прочие угро-финны, удмурты сохраняли свои представления о загробном мире, который располагался где-то на севере, в тёмных полночных землях. Когда думали, что причина болезни — гнев предков, то обращались к ним с молением, повернувшись на север, и спускали вниз по течению реки жертвоприношения — ломоть с хлебом, чашку с кашей. В жертву предкам в специальных урочищах приносили коня (сын поминал так отца) и корову (дочь жертвовала ее матери), вывешивая на деревьях или складывая у ворот кладбища голову и кости ног после священной трапезы — животное после такого ритуала становилось «целым», оживало. Во время поминок приглашали предков на поминальную трапезу, отщипывая от еды и отливая от напитков в специально приготовленную посуду. При этом приговаривали: «Прадедушки, прабабушки, пусть будет это вам! Для вас мы наварили и напекли. Дайте нам удачу в посеянном хлебе и сохраните его. Дайте детям нашим удачу и сберегите их!» Считалось, что предки наделяли душой новорожденных; если ребенок рождался мертвым, также призывали предков. Воршуда, предков и Инмара поминали во время обрядового пиршества сразу после рождения младенца. Когда умирал неженатый парень или девушка, просили предков женить их на том свете. Автор: Gudrid    
  19. Вожа пу

    На дриад больше похожи южно-славянские русалки-мавки. Те действительно выходили по весне из рек и озёр и переселялись в деревья, качались на ветвях, аукались. И вообще были безобиднее и позитивнее своих северных родственниц.
  20. Вожа пу

    Есть отклики от дриад!
  21. Вожа пу

    Дерево играло важную роль в верованиях древних народов. Это и мировая ось, на которой держалась Вселенная, и Путь, связывающий миры между собой, и последнее пристанище для мёртвых, и вместилище духов. Особым деревом у коми считалось вожа пу - дерево с двумя вершинами, развилистое дерево. Традиционно коми-зыряне считали, что у такого дерева два сердца и опасались использовать такое дерево не только при строительстве, но и в качестве дров во избежание несчастий, так как оно считалось обиталищем нечистых сил. По поверьям, если посмотреть сквозь развилку такого дерева, то вполне можно увидеть дорогу в потусторонний мир. Само дерево, считалось, росло прямо на пути нечистой силы, и останавливаться на отдых, а тем более на ночлег под таким деревом было нельзя. В одной из быличек, записанных у вычегодских охотников, говориться как раз о встрече охотника с лешим-шувгеем, потребовавшим, чтобы человек, остановившийся под вожа пу, убрался с дороги. Предполагалось, что это  путь можно было закрыть, если развести под таким деревом костёр, так как нечисть боится огня. Сходная быличка записана у сысольских зырян. В ней говорится о берёзе с тремя вершинами, на которых часто видели лесную женщину. Известны былички, повествующие о том, что сами деревья являются живыми мыслящими существами: "Однажды в старину два охотника в верховьях Выми припозднились и заночевали под елью. А когда случается ночевать в незнакомой избушке или под деревом, обычно спрашиваешь: — Избушка-матушка, пусти ночевать! Охотники, конечно, так же спросили у ели. Без спросу не заночевали.Ночью они и услышали, будто кто-то подошел и сказал: — Мать твоя умирает, не сможешь ли навестить свою мать? А ель ответила: — Я не пойду, ночующие пришли, пусть спят. Завтра утром приду. Потом позже, ночью, в саженях двадцати от них слышно было, как с глухим стуком рухнуло дерево. Наутро охотники смотрят — и верно, упала ель. Это ель-мать и умерла ночью". (Ю. Рочев) Часто деревья являются местом обитания лесных духов и нередко человек, нарушивший ритуал, сталкивался с их проявлением: "Мой отец совместно с другими охотниками построили охотничью избушку под большим кедром. А когда приближаешься к этому кедру, слышно, как кедр шумит, хоть и нет ветра, штиль. Поэтому другие все испугались, не стали жить в этой избушке. А отец наш никого не боялся, и он остался там жить. Стал кипятить чай, и вдруг дверь открылась, и со стола все подмело-сбросило на пол, даже котелок опрокинуло. Ну, он снова начал кипятить. И только приготовился поесть, опять дверь открылась и все сбросило. А на улице штиль, никакого ветра нет. Дверь веревкой скрутил-привязал накрепко, поел-попил и лег спать. Только лег, кто-то в окно торкнул. "Ну,— думает,— гость еще какой-то идет". Посмотрел — никого нет. Только лег, кто-то опять стучит. Открыл двери, смотрит — никого нет, и под окном никаких следов не заметно. "Это, видно, кто-то другой стучит, не хочет, чтобы я тут жил. Ничего,— думает,— я не из рода трусливых". Снова привязал дверь и лег, а рядом ружье положил. Кто-то в стену — трах! И один раз, и другой. Потом, слышно, дверь отворилась и к нему подошел кто-то, а самого не видно. А огонь сам собой потух. Потом он подошел к отцу, хлопнул по плечу и говорит: "Встань!" Таким образом несколько раз произнес и хлопнул. А отец и хочет подняться, но не может даже сдвинуться с места. Ну, наконец тот отпустил отца, и он оделся побыстрее и ушел, отправился домой. И у него отняло сон, не может уснуть и все. Четверо суток без сна шел домой, пришел, велел себя раздеть. А сам сидит за столом указывает рукой в разные стороны и говорит: "Кто это? Кто это?" А куда указывает рукой, там никого нет. Потом стал пить чай и уронил голову на руки, и тут же уснул. Целые сутки так за столом и спал. Потом уже позже сказал: "Я ведь не спал четверо суток, еще бы немного и умер бы, наверно, из-за бессонья". После недолгого времени с того случая и умер отец". (Ю. Рочев) Верования о вожа пу как о пути в иной мир, границе, разделяющей два мира, перекликаются с представлениями о перекрёстке дорог как месте, связанном с миром духов. Коми верили, что человек может увидеть нечистую силу, обычно скрытую от глаз, если посмотрит на неё сквозь растопыренные пальцы рук, между своих ног или через задние ноги лошади или собаки. Печорские охотники для очищения от порчи или морока, посланного нечистой силой, пролезали сквозь искуственно созданную развилку дерева, как бы оборачивая нехорошее воздействие вспять. Для этого ствол растущего в лесу дерева специально расщепляли топором и фиксировали клиньями. До настоящего времени у печорских, ижемских и вычегодских коми-зырян сохраняется традиция высаживания искусственно сделанного вожа пу на могилу, в ногах покойного. Для этого у молодого дерева обламывалась вершина, чтобы появилось несколько вершин. Рядом ставили крест или памятник. Дерево живое, оно долговечнее, по его состоянию судили о том, как идут дела покойного в ином мире. Автор: Gudrid
  22. Святочницы

    Многие женские демонические существа любили цацки. Водяной женщине васа коми оставляли в виде подношений украшения, чтобы она благоволила к рыбаками и лодку не переворачивала.
  23. Полудница

    А чехи сняли неплохой фильм о данном мифическом персонаже, кстати. Никакой крови, монстров и прочего, но за душу местами берёт. ))
  24. Безумие во ржи Чехия, 2016 Жанр: ужасы, драма, мистика Режиссер: Жайри Седан, Матей Члупасек Сценарий: Михал Самир В ролях: Анна Гейслерова, Даниэла Коларова, Каролина Липовска В русском переводе фильм назван "Полуденная ведьма" или "Полдень", что весьма странно, так как оригинальное название "Polednice" обозначает мифический персонаж, известный у всех славянских народов, в том числе и в русском фольклоре часто упоминается Полудница. И почему бы тогда не оставить фильму его название - совершенно неясно. Ну да оставим эту причуду переводчикам, не иначе решившим выпендриться. Фильм основан на книге чешского писателя, переводчика и собирателя фольклора Карла Яромира Эрбена "Букет преданий", точнее на одноимённом стихотворении оттуда. В картине рассказана история женщины, которая после самоубийства мужа переезжает с дочкой в его родное село. Её радушно встречают местные жители, и лишь одно обстоятельство омрачает знакомство с ними - рассказ обезумевшей старухи о Полуднице, похищающей детей и в день солнечного затмения собирающейся явиться за дочерью главной героини. У чехов получился неплохой фильм, что бы там ни писала в отзывах прихотливая интернет-публика. Его стоит отметить хотя бы за использование родного и неизбитого материала для мистической составляющей картины. Хоррора в "Полуднице" мало, и пугает в картине не обилие крови, не выскакивающие из-за углов жуткие твари и не мрачная атмосфера. Если вы - любитель всего вышеперечисленного, не смотрите фильм. Не нужно. Разочаруетесь. Станете ругаться в комментариях. Здесь напряжение построено на контрастах и неплохом музыкальном оформлении. За последнее стоит поблагодарить Бэна Корригана, написавшего саундтреки. Всё действие разворачивается при ярком свете дня, в солнечных лучах, что больше соответствует чему-то романтичному, лирическому, и никак не должно способствовать нагнетанию тревоги. Ровное неторопливое течение сюжета неожиданно чередуется резкой сменой кадров, да так причудливо, что на мгновения теряешь сюжетную нить и не сразу врубаешься, что и почему. Лирическая мелодия, которая сопровождает весь фильм также внезапно становится тревожной, тянущей за душу. Так что по нагнетанию тревоги и напряжению картина вполне выдержала нужный уровень. Страх в ней неявный, балансирующий на грани реальности. Мистики - только слегка, как приправа, что только улучшает вкус блюда. Чуть переборщишь - и есть это будет невозможно. Сама же Полудница в фильме обозначена парой мимолётных штрихов, парой коротких сцен. Это скорее набросок, чем хорошо прорисованный персонаж. Но разве не пугает нас сильнее нечто, увиденное лишь мельком, краешком глаза, чем то, что можно рассмотреть с разных ракурсов. Страх здесь воздействует на зрителя как бы исподволь. Лишь слегка касается мягкой лапой, будто бы заигрывает с вами, чтобы в конце оставить вас в недоумении: что же было на самом деле, а что родилось в воображении главной героини. Автор: Gudrid
  25. Святочницы

    Их любовь к бусам напоминает вампиров!
  26. Полудница

    Интересная статья. Неплохо эти существа показаны в Ведьмаке.
  27. Полудница

    Жаркий июль. Созревают хлеба на полях. Ветер катит золотистые волны тяжёлых налитых колосьев. Июльский полдень... Время, когда на поле безрадельно властвует Полудница. Образ Полудницы неоднозначен и очень сложен. Этот мифический персонаж встречается у западных и восточных славян и является духом полей, покровителем цветущих и созревающих колосьев, стражем полевой межи. Иногда этот образ смешивается с образом русалки, которые по народным поверьям, летом могут прятаться на поле и до смерти щекотать попавшего им на пути человека или морочить ему голову, заставляя долго плутать в полях. Полудница обходила поля и следила, чтобы никто не портил хлеба и не работал в полдень в поле. Встретившемуся ей человеку полудница могла загадывать загадки, которые надо было обязательно отгадать и вообще переговорить полуденного духа, чтобы она пощадила человека. Особенно же они любят плясать. По поверьям, если полудница увидит девушку, бросившую жатву и прилегшую вздремнуть, то непременно разбудит ее и станет уговаривать поплясать с ней, чтобы узнать, кто кого перепляшет, однако, если девушка поддастся на ее уговоры, полудница заставит ее плясать по полям и лугам до самой вечерней зари. По народному убеждению, полудницу еще никому не удалось переплясать; при этом, однако, считалось, что если девушка сможет переплясать не знающую устали полудницу, то та одарит ее невиданно богатым приданым. Путник, остановившийся на отдых возле поля, должен был умилостивить духа-полудницу подношением, оставив чашу с медовухой или часть своей еды. Полудница яляется сезонным божеством. Она рождается весной на засеянном поле и умирает осенью вместе со сжатыми колосьями. Она - персонификация полдня, того времени, когда солнце наиболее активное и опасное для человека. Полдень - это межа, переломный момент в сутках, когда день начинает клониться к закату. А значит, весь мир как бы перенастраивается, меняется. Это время, когда духи обретают наибольшую силу и власть в человеческом мире. Облик полудницы двойственен и изменчив. То она предстаёт высокой красивой девушкой или светловолосой женщиной в белых полупрозрачных одеждах. "В Ярославском Пошехонье знают особого духа «полудницу": красивую высокую девушку, одетую во все белое. Летом, во время жатвы, она ходит по полосам ржи и кто в самый полдень работает, тех берет зa голову и начинает вертеть, пока не натрудит шею до жгучей боли. Она же заманивает в рожь малых ребят и заставляет их долго блуждать там. Здесь, очевидно, народное поверье сливается с наивной деревенской моралью, придуманной для острастки ребят." (Максимов С.В. "Нечистая, неведомая и крестная сила", 1899) То принимает облик страшной косматой старухи: «Говорят, полудницы были, девы волосаты, волосатки, косматки — это и есть полудницы» (Арх.) В руках полуницы раскалённая сковорода, которой она не только укрывает посевы от лучей солнца, но и может хорошенько прижарить по спине или голове задержавшегося в поле работника. А серп, который она держит часто вместо сковороды, роднит полудницу с самой Жницей-смертью, придавая её облику страшную зловещую силу. В Сургутском крае полудницу представляли обросшей волосами женщиной с огромными грудями, которая «косит» людей в полдень. «Согласно с самым именем полудницы и немилостивым ее обычаем убивать в полдень людей, если они замешкаются на работе, у нас в областных наречиях, а именно в Южной Сибири, употребляется глагол полудновать в значении: жить последние минуты перед смертию. Отсюда обычная эпическая форма в древнерусских стихах: „Едва душа в теле полуднует". Мифическое значение этого слова окончательно доказывается чешским названием болезни polednice, по-польски dziewanna, то есть diana, или daemon meridianus» (Буслаев, 1861) Часто в народных представлениях полудница связывается с двенадцатью сёстрами-лихорадками. Как и её ночной антипод - полуночница, полудница может наслать на человека лихорадку. В полдень люди стремились закрыть окна в доме ставнями или чем-то ещё, чтобы гуляющая по полям и огородам полуница не заглядывала в окна. «Полудницы раньше были, окна потому и закрывали в самую жаркую пору. А то полудница поймает человека, до смерти защекотит» (Арх.). Особую опасность полудницы представляли для детей. «Полудница там в горохе сидит, маленькие боялись ей» (Волог.) Дух полдня мог украсть ребёнка, заставить его долго плутать в поле, наслать на него лихорадку, а то и вовсе уморить или же подменить своим, болезненным, капризным. «Побегу на покос, мама меня полудницей пугала, вот выскочит она изо ржи и утащит» (Волог.) «Детей пугают: "Не ходи в рожь, полудница обозжет!" или: "Ужо тя полудница-то съест!" Еще говорят: "Полудница во ржи, покажи рубежи, куда хошь побежи!"» (3еленин, 191б) Подмена детей - частое наказание человеку за беспечность и несоблюдение правил.   В заговорах полудница (как и её сестра-антипод полуночница) представляется как детская болезнь, бессонница: «Матушка заря-заряница, заря красная девица, сними с раба Божьего [имя] полунощницу и полуденницу, и сними с него бессонницу, дай ему сонницу, сними с него уроки, сними дикий рев, страх и переполох — во веки веков. Аминь» (по окончании этого заговора в избу возвращаются с ребенком «вза-пятки», то есть задом наперед) (Енис). Летним днём в шорохе колосьев можно услышать осторожную поступь духа полей - Полудницы, ощутить её дыхание в тёплом ветре, такое живительное и смертоносное одновременно. Потому что жизнь и смерть перетекают друг в друга. И  так день ото дня. Автор: Gudrid    
  28. Загрузить больше активности